Шестнадцать ножевых ударов в сердце.

Размер шрифта: - +

Глава 11.

Дюк Браун был одним из тех людей, которые никогда не знали о чувстве ответственности. Причину такой черты его характер не мог диагностировать никто, но можно было догадаться, что все исходило из семьи. Мать его была простой проституткой, к зрелости переставшей выходить на панель по причине ранней внешней старости. Отец спился, когда ему еще не было и трех лет. Он зарабатывал на ремонте машин, создав свою маленькую фирму, где часто прятался от навязчивой жены, которую интересовала лишь пышность прически и яркость одежды. Когда же Дюк повзрослел, ему пришлось съехать из дома и обеспечивать себя самому. На помощь пришел его дядя, у которого парень и обосновался, зарабатывая легкие деньги починкой машин, умение это он получил от отца. Впрочем, это было единственное, чему научил его отец.

С Коннором он познакомился совершенно случайно - в драке, где оба никак не могли выиграть друг друга. Тогда светловолосый Коннор предложил сотрудничество, основанное на взаимном уважении. Сколько Дюк знал Коннора, невозможно было догадаться о его мыслях и намерениях, отчего Браун часто робел перед ним, чувствуя умственную силу. Кроме того, Коннор был для него заменой отцу, авторитетом, к которому следовало стремиться.

К счастью, или же нет, он мало знал о нем, в то время, когда Коннор знал каждого его родственника, самую смешную историю и то, как прошел первый неудачный опыт в отношениях. Браун сам все рассказывал, не требовал ответного рассекречивания личности Коннора, считая, что все равно ничего не поймет. От абсолютно тупого человека Дюка отличало то, что он признавал собственную неразвитость. Именно поэтому он даже не пытался продолжить обучение, образование в колледже. О будущем же он не думал - являлся фаталистом, считавшим, что все произойдет само собой.

Внешность его полностью соответствовала внутреннему "Я". Его тело было больше в ширь, чем в высоту, придавая особую силу, мощь, которой обладал не каждый боксер. Он был слегка полноват, но это лишь украшало его, подчеркивало мужественность. На лице его никогда не было растительности, он считал, что с  нею становился похожим на отца. Одевался же удобно и просто, но при этом подчеркивая свои мужские достоинства.

Единственное, о чем жалел Дюк, было отсутствие девушки рядом. С нею он чувствовал себя более увереннее, а когда же они сидели у него на коленках, прижимаясь к плечу, он казался себе Геркулесом или же Гераклом. Работа его матери оставила след в его жизни - он ненавидел проституток.

Сейчас же он ремонтировал старый "Cadillac", за который обещали хорошее вознаграждение. Коннор был рядом, они перекидывались парочкой слов, обсуждали местную официантку, работающую напротив. Шутки ради, Дюк пошутил насчет Джанин.

- Весело она тебя обвела вокруг пальца, да?

- Пора с нею заканчивать, - лениво ответил Коннор, взлохматив челку.

- Неужели ты бросишь ее, так и не переспав? - Дюк выглянул из капота, потирая свое грязное лицо.

- К черту... Даже не хочется.

- А я б ее подружку, - Браун пошло ухмыльнулся, а в его глазах зажегся огонёк. Коннор знал его взгляд, отчего лукаво улыбнулся, желая ответить колкостью в ответ.

- Боюсь, бро, ты не ее уровня. По ее сегодняшним словам ясно, что считает она нас за отребье. Высокомерная с*чка, - слова оскорбления  принесли Коннору небывалое удовольствие, отчего он растянулся на дырявом диване в приятном блаженстве, что отразилось на его лице.

- Цепнула, да?

- Брось, - отмахнулся он, - такие мне не интересны. И вообще, давай о другом...

Но Дюк не отстал, найдя щекотливую тему для друга.

- Я уверен, она понравилась тебе еще на кладбище. Кстати, какого черта мы туда поплелись?

- Мне интересно было это преступление, - он проигнорировал первую часть разговора Дюка. - Лично ты, что думаешь об этом?

- Ну, грохнул их какой-то псих, чтобы обокрасть - нет ничего интересного, - Дюк вновь с головой уткнулся в работу.

- Я читал, что ничего не выкрали, - мыслит вслух его собеседник, - а если правда серийный убийца?

- Плевать, если он сунется к нам, я сам его прикончу, - Дюк со звонок закрыл капот машины, с довольной улыбкой выглядывая в окно. 

Только он закончил работу, только хотел рухнуть на диван рядом с другом, как кто-то привлек его внимание на улице, благо французские окна, пусть и грязные, открывали пристойный вид. Он хохотнул.

- Твоя Джанин пытается привлечь внимание. 

- О чем ты?

Коннор приподнялся на локтях, обследуя улицу, пока не заметил свою новую "девушку", хотя назвать ее так было слишком трудно. Джанин сама обозначила их парой, сама писала первой, сама лезла целоваться. А это ему никак не нравилось - любой мужчина устанет от излишней навязчивости. 

Было видно, как она специально медленно идет, бросая внимательные взгляды в сторону мастерской. Рядом с нею была и Нэнси, которая слушала в пол-уха, больше обследуя улицу города, в котором никогда не была. Этот район считался криминальным, даже в некоторой степени опасным и преступным, отчего она всеми силами пыталась избегать его по велению матери. Обшарпанные стены зданий, не столь приятный внешний вид жителей, наркотики и алкоголь - безусловно, все это не могло нравиться ей. Коннор видит ее кислую мину, усмехаясь над ней. 

Придерживая худыми руками руль, она вела велосипед за собой. Но что-то в нем было не так. На противоположной стороне улицы две девушки остановились, споря отчаянно над какой-то темой. Дюк тоже внимательно глядел на все это, с большей силой захохотав, когда обе они повернули к дверям мастерской. 

Коннор, как мальчишка, тут же попытался убежать, вовремя спрятавшись от надоедливой Джанин за дверью. Ему открывался вид на все помещение, но он был отлично скрыт за дверью. Дюк подмигнул ему - шоу начиналось. 

Раздался звонок колокольчика, и обе девушки вошли, но Нэнси медлила, сконфуженно озираясь вокруг. 



Анна Невская

Отредактировано: 02.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: