Школота!

Font size: - +

2.14. Шипы белых роз

 

2.14. Шипы белых роз

Ленка летела домой абсолютно счастливая. Тягостная необходимость играть Изольду, когда Тристана играл Камал, похоже, миновала навсегда. В актовый зал Илона так  и не вернулась, хотя они ждали ее еще с полчаса. И теперь после того, как Камал первым заговорил с ней, у Ленки, словно камень с души свалился. С ним, оказывается, можно было общаться так же легко и непринужденно, как с любым другим одноклассником. К ним, во время их ожидания присоединилась Наташка Пантелеева. Уселась в последнем ряду, уныло сопела там и колупала спинку кресла перед собой.

Сначала, чтобы скрасить ожидание, Камал рассказывал несостоявшейся Изольде о том, как его друг, оперный бас, разводит певчих перепелок. А потом уже Ленка просвещала собеседника о породах охотничьих собак и объяснила ему заодно кто такие выжлятники. Пантелеева внимательно вслушивалась в каждое слово их непринужденного диалога, но сама молчала как камень.

- Так, ну что же, пожалуй, Илона уже не придет, - наконец сказал Камал, - Репетиция отменена, а роли учить тоже не нужно, листки забрали на цензуру…

- Думаешь, после цензуры, все опять начнется? – встревожилась Ленка и впервые прямо взглянула ему в глаза.

Камал выразительно приподнял брови и покачал головой. Ленка улыбнулась и перевела дух.

Потом они пошли, все так же непринужденно болтая, под неусыпным бдительным оком Пантелеевой к выходу из зала. В директорском фойе они одновременно сказали друг другу.

- До завтра!

- Пока!

Ленка отправилась к «парадному выходу» в зеленый переулок, а Камал к боковому выходу из школы во двор с чинарами. Пантелеева, во время их короткого прощания, заметалась между гипсовыми статуями, не зная кем следовать. Потом все же отправилась за Камалом, может потому, что все еще побаивалась злого Ленкиного языка. Зря боялась, между прочим. Ленка была так счастлива в тот момент, что никому не бросила бы злого слова.

Впрочем, одноклассники давно уже не слышали от Ленки острых слов. Ей почему-то в последнее время вообще стал изменять ее воинственный дух. Она уже не рвалась в бой по каждому поводу, а всякие сомнительные ситуации предпочитала игнорировать.

Девчонка пролезла сквозь ограду и легко перепрыгнула через арык. Ах, вот почему Пантелеева отправилась не за ней, а за Камалом, внезапно осознала Ленка. Ей эту полосу препятствий не одолеть. Ват и хорошо! Лемешева пошла домой короткой дорогой. Давно не хоженой короткой дорогой. Собственно, с того дня когда состоялся памятный разговор с Камалом о том, что нужно помочь новенькому Цветаеву освоиться в непривычной обстановке. И в тот же день она, как дура, сцепилась с Рахматуллаевым из-за кого-то карандаша! Наконец эта глупая история перестала их разделять. Ленка дошла до перекрестка и спохватилась.

- Черт! А черенки! Черенки белых роз, оставленные ей усто Халилом на карнизе окна в музыкалке!

Ленка повернулась и помчалась  обратно  в школу.

***

- Ну, и долго ты за мной ходить будешь, шпионка?

Пантелеева, потеряв Камала из виду, поднажала, и едва протиснувшись в узкий проем в ограде, тут же налетела на него. Камал спрятался за стволом орешины и подстерег Наташку.

- Я не за тобой…

- Что ты все никак не уймешься, Пантелей? Ты хоть знаешь, сколько раз я тебя от тумаков избавлял? Больше не стану!

- Дурак ты, Рахматуллаев, нужен ты мне сто лет, ходить за тобой!

- Так и не ходи!

- Я домой иду, - буркнула Наташка, и отправилась «домой» в сторону зеленого переулка. Конечно, Лемешеву уже не догнать, но можно хотя бы увидеть, куда она свернула от перекрестка.

- Тогда пойдем домой, Пантелей, или ты переехала? Пошли, я тебя провожу! – неожиданно предложил Камал.

Наташка оторопела, такого подарка судьбы она явно не ожидала. Камал отконвоировал пыхтящую Наташку до дома и подождал у подъезда несколько минут, чтобы убедиться, что она не выскочит и не потащится за ним снова, как навязчивый кошмар.

***

Лемешева никем не замеченная вернулась в школу и быстро прошла в музыкалку между учительской и кабинетом завуча. Все верно, черенки роз, завернутые в старую газету, лежали на жестяном карнизе за окном. Она открыла окно и бесстрашно схватила сверток, забыв о шипах…

Отдернув исколотые пальцы, Ленка с досадой увидела, как  сверток плавно сполз с карниза и шлепнулся вниз, на отмостку фундамента под стеной.

Ну да! Так ей и надо! Придется спускаться во дворик. Вход во внутренний дворик был только один из пристроенного по распоряжению директора хозяйственного крыла, замыкавшего его. Разумеется, Ленка не станет бродить по школе в поисках техслужащих и ключей. Проблема тоже, выскочить из окошка на пару минут, а потом влезть в него же, подобрав сверток. Ленка так и сделала.

Подобрав сверток, она осторожно уложила его уже на подоконник, за вторую, нераскрытую створку и собралась было,  оттолкнувшись от фундамента, подтянуться на руках и влезть в музыкалку обратно, но какой-то вздорный бесенок продолжал строить ей козни. Внезапно отскочила заколка, стягивающая волосы в один из двух хвостов. Ну, с такой прической домой не пойдешь, а оставшейся заколки на то чтобы стянуть все волосы в один хвост не хватит. Ладно, где она там? Ага, вот! Лежит себе смирненько прямо под окном в учительской.



Аф Морган

Edited: 29.01.2017

Add to Library


Complain




Books language: