Шолох. Тень разрастается

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 34. Исполин

Мы немногое знаем о нашем Отце. Само его существование — под сомнением, ведь его никто не видел. Но есть два высших правила, которые нельзя нарушать. Во-первых, людям нельзя убивать богов. Во-вторых, богам нельзя оживлять людей. Расплата приходит мгновенно.
Из дневника хранительницы Авены

Как будто в комиксе, нарисованном постранично, я наблюдала за взрывом портала.

Вот черная дыра плеснула жидкой грязью в карлово лицо – и Карл упал навзничь. Вот лопнули края портала, раскинулись вокруг рыбацкой сетью. Вот темнота, и мрак, и жуть сожрали пастью рёбра принца, шею принца, улыбку принца… Всю тоненькую принцеву фигуру – из центра вовне, как раскрывается цветок.

Врата в сосущую каверну Хаоса распахнулись перед нами – там, где еще мгновение назад стоял Лиссай. Из врат на снег посыпались звериные приспешники – как черный и хитинный водопад.

Вторжение началось.

– Карл! – подбежавший Теннет упал на колени перед братом. – Лечись! Ты слышишь меня?! Лечись, идиот!

Руки и лицо мальчика заволокло ворочающейся мглой. Она тихо урчала, будто поедая бога. Карл не шевелился, и Теннет бил его кулаками в грудь, тряс за плечи, продолжал неистово орать.

Я стояла, оцепенев.

Не столько в ужасе перед явлением невыносимого, два на два, провала в Небытие (он вихрился тьмой и сыпал приспешниками), не столько даже перед ранами Карла, полученными из‑за взрыва, сколько перед тихим фактом: Лиса больше нет.

Больше. Нет.

Как быстро всё случилось…

Мысль об этом пронзила меня насквозь, от макушки до пяток. Ввернулась раскаленным кинжалом в самое нутро. Отменила прошлое, настоящее, будущее. Не может быть. Такого не может быть. Это нечестно. Этому не место в моей истории.

Мимо меня нескончаемым полотном бежали жуки, вываливающиеся из портала. Из‑за них уже не видно было снега под ногами.

– Молодец, Карл, молодец! Продолжай! – подбадривал Теннет, ставший еще одним островком в черноте бегущей темноты. Тело Карла подернулось блистающим алым туманом энергии: это унни лечила хранителя. Теннет подхватил брата подмышки и поволок подальше от Врат Хаоса.

Возле меня материализовался Рэндом.

– А‑а‑а‑ай‑ай‑ай! – заголосил джокер, увидев портал.

Он сорвал шляпу, кинул ее во Врата. Шляпа, во многажды выросшая в размерах, ненадолго закрыла собою дыру в царство Зверя: так штора вдруг затыкает окно, надуваясь в нем парусом в ветреный день.

Рэндом начинал плести боевые заклятья.

Я всё еще была не в силах шевельнуться…

Вдруг что‑то обожгло мою ладонь. Я опустила взгляд. Сквозь пелену слёз я увидела маленькую искорку, которая тыкалась в мои пальцы, как слепой щенок.

– Лиссай?.. – выдавила я, поднимая руку к лицу.

Искра запрыгала и замерцала, будто бы ластясь. Она отнюдь не спешила тухнуть, ошарашенная внезапным исчезновением своего тела. Искра не соглашалась с правилами игры.

– Держись подле меня, – сбиваясь на рыдания, попросила я искорку, трепетавшую под пальцами, как бабочка. – Держись, Лис. Не уходи. Ты… Ты понимаешь?

Огонёк в ладони возбужденно зарябил. И вдруг, просочившись сквозь мой неплотно сжатый кулак, скользнул мне в ложбинку на шее, меж ключицами.

Смерть смертью, а принцу хочется уюта.

Вокруг, меж тем, уже развернулся полнейший и масштабнейший дурдом.

Разрастающийся портал сожрал шляпу Рэндома – и путь для Хаоса снова оказался открыт. С той стороны полезли твари, бывшие куда больше тараканов… Рэндом отбивался от них в одиночку, одной рукой швыряя заточенные карты на манер ножей, другой – вычерчивая стрелы заклинаний.

Этот бог не интересовал тварей – та же история, что и в Лазарете – они стремились вперёд, только вперёд, к «похвальному» освоению нового мира…

Небо над плато затянуло снежной крошкой – это повзлетали драконы, рычащие и воющие во тьме, плюющие пламенем в крупных звериных приспешников. Вдалеке от нас, все еще у костра, группой сбились ребята – ощерившиеся магией и тем небольшим запасом оружия, что был у них с собой.

Портал рос. Он сиял лоснящейся чернотой, как врата Ада (какого Ада?…).

Почему?!

Почему портал вышел из‑под контроля?

Карл же обещал, что справится?

«Карланон не учёл время, лапушка! – непрошено ответил на мои мысли Рэндом, протанцевавший мимо, – Нэт заморозил принца, но не смог заморозить портал – и тот рос себе потихоньку. А теперь бац! Распаковался, как архив. Карл никогда не думает о времени. А Нэт – не делится опасениями, пока не становится поздно. Козлищи!»

«И что теперь?» – глухо подумала я, а руки мои уже плели что‑то… Что‑то неясное – но убийственное для приспешников Зверя, стрекочущих и шипящих. Надеюсь.



Антонина Крейн

Отредактировано: 09.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться