Скафандр богов

Размер шрифта: - +

Глава V. Замес под Склуном

Следующую игровую сессию Стрелец начал поиском заданий.

На Темной Стороне Мэрлона был самый разгар ночи. Вельзевульский чат шумел голосами. Слышались реклама, брань, типичный флуд, но громче всех в эту ночь звучала напряженность.

Назревали события, бряцало оружие и сверкали заклятья. Папки носились на маунтах, топча пешеходов, сбивались в крупные кучки, и повседневное их беззаботное веселье едва вибрировало на тревожной струне. Молодняк опасливо глазел по сторонам, то ли не понимая, что происходит, то ли побаиваясь того, что грядет. По улицам Вельзевула маршировали вооруженные отряды Темных, провожаемые длинными вереницами обозов и самоходных орудий, напоминающих дроидов Инженеров, только увеличенные в сотню раз. Из динамиков откуда-то издалека слышалась музыка, напоминающая «Прощание славянки». В городе, словом, будто праздновали 9 мая – или настраивали, как выразился Ворон, операторов на военно-патриотический лад, возбуждая для этого полузабытые в связи с истекшим сроком давности славянские био-программы на укрепление духа у потомков всемирновдругнепризнаваемых победителей.     

В эту ночь кабаки пустовали, зато арены для PvP гудели от поединков. Аватары тренировались, отрабатывали умения, повышали характеристики, вертели набором доступной экипировки так и эдак.   

Но общего волнения Стрелец не разделял – подобно праздному меломану, бредущему по людной улице в наушниках, он беспристрастно глядел на суету «немого кино», потому что с прошлого посещения игры так и не включил общий канал. Честно говоря, ему было до лампочки, какой сегодня день недели по мэрлонскому календарю, что за военный парад, а тем более – что модно обсуждать нынче в чате простых пользователей: свою vip-миссию с нехитрой судьбой «подтанцовки» наш главгер не связывал, и вид имел слегка надменный.

«Не будет тебя – не будет истории. Не будет истории, в которой ты спасаешь всех нас, не будет и нас самих. Теперь ты понимаешь, насколько важен для Мэрлона?» - эти слова Ворона он не раз доставал из памяти, чтобы полакомиться, как Винни-Пух сладкотекучим медом, вчера перед сном, а затем в сомнительной трезвости ночных галлюцинаций, и они же, эти приятные слова, были первой мыслью по пробуждении.  

Набить экспу, чтобы одеться в нормальные шмотки, он решил на квестах, которые охотно предлагали рассеянные по локации NPC. 

Однотипные, как под копирку, искины большей частью тупо слонялись по городу. На попытки взаимодействовать они отвечали взглядом, полным желания понять собеседника, и единственной фразой типа «привет» или «здравствуйте». Но толковой беседы не выходило. Стрелец чувствовал себя иностранцем, попавшим на курорт, где из его родного языка все знают лишь слова привествия – и то вежливости ради.

Но встречались и другие, которых отличали нестандартный внешний вид, указывающий на присутствие характера, и немой вопрос на лице. Стрелец помнил, что в играх над NPC, дающих квесты, висят особые символы – обычно вопросы. Когда задание выполнено, вопрос разгибается в восклицательный знак. В «Armour of God» разработчики обошли это правило, чтобы не отрывать функционал игры от игрового мира, и вшили все обозначения непосредственно в мимику и внешний вид NPC. Этот нехитрый способ помогал землянам забыть, что они гуляют по чужой виртуальной планете.   

Почти сразу ему попался один Темный по имени Кристофер Глупый в протертом (особенно спереди) клетчатом костюме, резиновых калошах и старомодной бейсболке с сеточкой. Кристофер увлеченно замерял животом мостовую возле Дворца Вельзевульской Культуры. На хихиканье Стрельца, заглядевшегося на эти маневры, он встал, отряхнулся и учтиво представился беженцем из Улича, осевшим в городе Хозяина. А потом рассказал, что ищет своего древнего плюшевого мишку, подаренного отцом в незапамятные времена, еще в детстве (эти сведения вызвали у нашего главгера что-то вроде ностальгии по забытому поводу), и просил помочь, обещая в награду скидочный купон оружейного мастера Мыкуя, с которым состоял в близких к дружественным отношениях.

Стрелец согласился помочь. Несмотря на безумное и отсутствующее выражение, зацикленный в плюшевом детстве чудак вызывал доверие и гарантию получения награды. К тому же ничего не стоило выполнить такую пустяковую просьбу – это не многочасовой мободроч с целью выбить особливо редкостный анатомический орган.

- Если попадется тебе где-нибудь, - напутствовал Кристофер Глупый, - немедленно сообщи мне. Пожалуйста. Это все, что осталось у меня от отца и родного Улича.

Затем он повстречал Темную пенсионерку, горестно стенающую подле столба с фиолетовой гирляндой. Тасья Горемыко – так величали сей божий одуванчик – привлекла своим совершенно обычным внешним видом (серое пальтишко, цветастый платок на голове, стоптанные туфли). На лице ее читалось такое горе и такой светился вопрос, что, можно подумать, если никто не подойдет к ней сей же час и не поможет, она тихонько ляжет в давно заготовленный для самой себя гроб и спокойненько помрет, чтобы никого этим ничтожненьким событьицем не потревожить. 

- Ах, милый, - вздохнула Тасья Горемыко. – Видишь ли, у меня есть чадлер Саня – самое необыкновенное создание на Мэрлоне. Никогда до него не было и не будет подобных.

- Что еще за чадлер?

- Мой зверек. Домашний зверек. Другого такого не сыскать в целом свете.



Олег Мельник

Отредактировано: 08.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться