Скафандр богов

Размер шрифта: - +

Глава VI. В которой главгер преследует шпиона

Тучка, разбухшая от усердий сценаристов, пришла в движение. Забурлила, присела к земле. Ветер под ней разгонялся, поднимая клубы песка и швыряя его в сторону Склуна. Мощный поток ударил в лица защитников, снижая радиус видимости и нанося мелкий урон.   

В осажденном городе запаниковали всерьез. Отчаянные храбрецы еще пытались удержать воинственный поток захватчиков, устремившийся в пробитый проход, но были моментально снесены. Вельзевульцы за короткий срок заняли несколько контрольных точек для воскрешения и раздачи баффов; командиры NPC расставляли дозоры на оккупированных кварталах.

Улицы густели от полумрака дыма и песчаной бури. Разделить в таком хаосе своих от чужих было непросто. Гэгэ втиснулся в общее движение, стрелял в кого-то исподтишка, радовался ликующему настроению толпы. Гамеры врывались в дома, грабили, убивали, глумились – в общем, постановочный штурм велся по всем правилам реальной войны.

- Эй, дружище! Как хорошо, что я тебя нашел! – сильная рука схватила Гэгэ за шиворот и втянула за баррикады, сооруженные из пузатых мешков и опрокинутых телег. И как нельзя вовремя – в месте, где стоял Гэгэ, приземлились тяжелые лапы настоящего разъяренного сфинкса. Когти зверя – явно с дополнительной заточкой – вонзились в камень мостовой. Разочарованно взревев, питомец неизвестного склунца высвободил когти и перенаправил всю звериную мощь на другую цель – железного как танк Рубаку.

Гэгэ обернулся поглядеть на своего спасителя – как ни странно, им оказался Вельс.

- В такой мясорубке можно потерять даже самого себя, - усмехнулся командир лучников. – Но буря скоро утихнет. Заклятие магов долго не протянет – волшебники Склуна принимают все меры для погашения вражеских чар. Мират со своими идет в авангарде. Он настоящий герой. Такого поставь на пьедестал – не сразу отличишь от монумента. Но если противнику удастся победить Мирата – вся атака захлебнется, и мы проиграем. Задача Стрельцов: прикрывать своих на дистанции. Так что бегом занимай удобную позицию на крыше, твои товарищи уже активно сражаются за великое дело Хозяина!

А потом, без лишних сантиментов, воодушевленный битвой Вельс пихнул озадаченного Стрельца вон из укрытия.

Над головой опасно затрещало пролетающее мимо заклятие, позади вперемежку с нецензурным восклицанием раздался взрыв. Справа уже знакомый человекоговый лев, сомкнув челюсти на бронированной ляжке Рубаки с ником Потапум, присев на задние лапы от усердия, пытался удержать его на месте и глухо по-сфинкски рычал. Неуязвимый Потапум с трудом волочил ногу, упорно двигаясь вперед (вероятно, к хозяину льва); узорную кирасу Рубаки тем временем бомбардировал гулкий град небольших шарообразных пуль.

Долго искать плацдарм для стрельбы не пришлось. Вдоль нешироких улочек Склуна громоздились плосковерхие с арками разноуровневые домики. Натыканы они были так густо, что определить, где заканчивается одно строение и начинается другое, мог только прораб. Зато появлялись широкие возможности для маневров – по крышам можно было продвигаться вперед не хуже, чем по земле с учетом препятствий.

Гэгэ уже направлялся к одной из глиняных лестниц, ведущих на крышу прямо со двора, когда услышал пронзительный свист и заметил предмет, по баллистической дуге летящий на него. Каким-то смутным физкультурным рефлексом он поймал окровавленную руку с белой костью: неизвестный склунец, напоминающий Антонио Бандероса в чалме, дирижировал волшебной палочкой на крыше неподалеку, вызывая из мира духов голого мускулистого дэва со свисающей по колено цензурой, который разрывал цели Заклинателя на части. Гэгэ с ужасом смотрел, как в кровавом взрыве пропадает фигура очередного вельзевульца, как темно-красный фонтан с кусочками тела брызжет в разные стороны, а потом легкий туман замирает на месте убийства. Потусторонний дэв тоже пропадал, и бандерос в чалме принимался творить нового духа.           

«Рано еще с такими тягаться», - сказал себе Стрелец. Но все равно пустил несколько стрел в Заклинателя, выбросив пойманную руку. Кусок неизвестного соратника ухватил в полете изголодавшийся сфинкс, которого утомило жевание бронированной ноги Рубаки Потапума. Непослушный к мановениям плохого Дрессировщика-склунца, человекоголовый перелев юркнул в комфортный угол подальше от сражения, где и занялся жеванием добычи.               

Вдруг в поле зрения попался субъект главного задания. Джеймс почему-то не спешил участвовать во всеобщей развлекухе. Лазутчик, спрятавшись за бочками, водил пальцем по карте и напряженно поглядывал по сторонам.

«Странно, почему он не в инвизе?» – спросил Гэгэ у собственной возможности искать догадки. И ответ не замедлил явиться: зачарованный высокими технологиями Плащ-невидимка излучал нездоровое красноватое сияние. Невидимость, наверное, не бесконечна. В игре должно присутствовать равновесие сил, чтобы дэвы не ваншотили направо и налево, а способность сливаться с окружающей средой ограничивалась по времени.

Изучив карту, Джеймс поспешно спрятал ее в рюкзаке, и с ловкостью кошки скользнул через дорогу в разбитое окно чайханы. Стрелец, выждав несколько секунд, отправился следом.  

Через узкие оконные проемы в пустой общепит средневосточного стиля проникали лучи пыльного света. Пахло пряностями и паническим бегством; на столах еще теплели недоеденные блюда, стулья опрокинуты, пестрые подушки разбросаны по полу. 

Гэгэ с луком наготове продвигался вглубь чайханы. Лазутчика нигде не видно, но глухой топот его шагов по дощатому полу в глубине заведения творил в воздухе путеводную нить не хуже сказочного клубка, и Стрелец охотно схватился за его конец, чтобы не упускать цели. Как неопытная борзая он, натыкаясь на диваны и столы, вломился в ресторанную кухню. Глиняные горшки, железные кастрюли и прочая звонкая утварь, развешанная на стене, еще колыхалась от постороннего движения. Хлопнула дверь где-то впереди – и прямая нить звуков разбилась на однотипный пунктир. Стрелец догадался, что Джеймс спешит куда-то по деревянной лестнице.



Олег Мельник

Отредактировано: 02.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: