Скафандр богов

Размер шрифта: - +

Глава X. В которой один из персонажей говорит стихами

Лестница вывела его к небольшой площадке на склоне скалы, которую прятали от посторонних глаз массивные камни. Таким образом получался тайный балкон, не заметный ни сверху, ни снизу. Отсюда до земли метров тридцать или чуть больше; высота дарит прелестный вид на Лес Лживых Камней: над сочно-зелеными верхушками деревьев кричат птицы, прямо под скалой журчит быстрая речушка, а над ней качается веревочный мост, на горизонте  видны серо-синие горы и башни Улича. Полуденное солнце щедро поливает пейзаж красноватым светом.

Гэгэ прищурился – после подземного сумрака лучи света выдавливали глаза. Теперь, на свежем воздухе, приключение в Святилище не казалось таким «настоящим» и достойным сочувствия. Героини того эпизода словно предстали в другом ракурсе, и теперь вместо объемных фронтальных портретов он увидел только плоский картонный макет, какой ставят в магазинах или на посту ДПС. Картонные ведьмы, картонная любовь. Нелепая страшилка в духе Лавкрафта, когда закрываешь книгу и отправляешься по делам. О том, что обещал себе изучить подробней историю Золушки, он, само собой, уже позабыл.

«Святой Патрик и Золушка… разрабы игры ваще извращенцы!» - подумал он и надел темные очки.

Утомленный ночным путешествием мозг объявил забастовку: куда теперь идти за личной зверушкой было тяжело придумать. Утро вечера мудренее, как рекомендует поговорка, а в нашем случае – сумерки сказочней рассвета.

Отсутствие лестницы и веревки, чтобы спуститься, Гэгэ не смутило. Он подошел к обрыву, глубоко вдохнул как будто свежего воздуха, развел руки в стороны и совершил ассасинский «прыжок веры», доверясь повышенной Ловкости, щадящей гравитации компьютерной реальности и зарослям травы внизу, которая, по его расчетам, должна мягко приземлить его пиксельное тельце.   

«Еееее-ху! Давно мечтал так сделать!»

Тридцать метров наш сокол красовался в пике, наслаждался встречным ветром и жалел, что со стороны его никто не сфотографирует. Он просто забыл в минуту эйфории, что мы-то его прекрасно видим и запечатлеваем каждый его шаг, а так же способны добавить от себя, что приземлился наш соколик Неудачно, больно стукнулся об камень головой и повредил коленку. Наверно, это из зависти, что главгер может так своенравно нарушать законы классической механики, а Автор – нет.

«У-у-у… - взвыл наш птенец, хотя больно ему было потому, что он представил себе, как это может быть больно. – Сраный булыжник!»

А булыжник-то здесь причем?..

Здоровья у Стрельца не то что просело, а размазалось по самому дну. Кончив стонать, он зарылся в сумку и достал сосиску в тесте – из-за дешевизны купил таких сразу пять штук, это были его последние запасы еды.

«Кажется, пора идти на боковую, сегодня найти пета мне уже не светит. Жрачка заканчивается… все обстоятельства против. Так, а где здесь выход?»

Он покрутился на месте, надеясь напороться взглядом на кнопку «Выход из игры». Естественно, таковой нигде не было.

«Бли-и-ин… В казарму надо переться? Что за убогий геймплей, никакого интерфейса! А если я спать хочу? А если у меня срочные дела? Писец…»

[НФзкшырудмфыекфрфе]: - Как отсюда выйти? Эу!

Никто ему не ответил. Честно говоря, обычно ЛЛК просто кишит Темными и Светлыми, но главгеру повезло: как раз сегодня гамеры Улича выполняли основной квест в бою у Светлого форпоста, и до одинокого гуляки никому не было дела.  

Гэгэ вызвал коня и устало плюхнулся в седло. К веревочному мостику вела дорога – один ее конец появлялся из-за скалы, с которой он прыгал, а второй нырял под сень деревьев на том берегу. Он сверился с картой: до тракта на Вельзевул ближе будет через мост.

Но не успел он проехать и сотни метров, когда заметил легкий дымок с ароматом уютного костра. И хотя Гэгэ не жаловал костры, и тем более никогда не считал их признаком уюта, запах дыма тем не менее схватил его за ноздри и повлек к себе.

На полянке в стороне от дороги гостеприимно горел огонь в очаге, рядом аккуратной стопкой сложены рубленые поленья и ветки, а в паре метров от них – натянутый между землей и двумя деревьями навес (крыша-стена), под которым лежал темный сверток.

«Наверно, пикник здесь кто-то устроил».

Но вокруг было ни души и Гэгэ по-хозяйски осматривал стоянку. Никакого намека на то, чтобы кто-то здесь устраивал свой быт, кроме костра в рамке бесформенных камней и спального места. Лагерь больше напоминал прибранный номер в гостинице, ожидающий въезда постояльцев.

Гэгэ протяжно зевнул и развернул сверток, который лежал под навесом. Это был спальный мешок.

«Слишком вовремя, чтобы не вызвать подозрение. Как бы в ловушку не угодить».

Он живо представил себе, как просыпается от разъяренного рыка медведя: «кто съел мою сгущенку?!» например, или «кто спал в моей палатке?!». Как-то сказочно, что ли. Неправдоподобно как скатерть-самобранка.

Над головой приветливо щебетали птички. Высокая трава неподалеку тихо шипела и жужжала. Совсем как на даче. 

Полный сомнений он достал карту – и сердце его радостно прыгнуло: эта полянка была обозначена как «Место для отдыха», иными словами – точка сохранения и выхода. Если уж это данные самой Системы, значит без подвоха. Это как закон природы – фальсифицировать невозможно. Можно только неправильно разгадать. 

«А я уж думал, в этой игре совсем нет комфорта. Надеюсь, тут все продуманно и на меня никто не нападет во сне».



Олег Мельник

Отредактировано: 02.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: