Скафандр богов

Размер шрифта: - +

Глава XI. В которой Гэгэ путешествует с компанией

Еще издали был слышен древесный треск, крики и лязг, будто в чаще идет промышленная вырубка леса. Аспид бодро скользил по мшистому настилу чуть впереди Стрельца.

Деревья расступились. Открылась поляна, едва залитая лунным светом. Россыпь ночных фонариков окружила огромную тень: у земли она имела в ширину метров десять, затем поднималась на высоту вдвое больше окружающих деревьев и распускалась огромной бесформенной кроной, накрывавшей всю поляну. Земля гудела под ногами, слышался натужный стон дерева, будто его качает порывами ветра, сверкали красные, белые и зеленые вспышки заклинаний, бабахали снаряды.

[Мальвина]: - Жор уйди от корней!

[ПлохоСлышу]: - Переагривай

[Неубиваемый]: - Хил танка

[Патологоанатом]: - Хилю

[Розенбаум]: - Слева короеды, пропускаем

[Мальвина]: - Жора пета от корней отведи!   

[ПечальныйМастерКунгфу]: - Рдд слева – пропустить короедов. ПлохоСлышу – отхил

[Патологоанатом]: - Да понял уже

[ПечальныйМастерКунгфу]: - Лазы, не тяните, валите сердечник и го. Скоро третья фаза. Рдд – готовим огонь

[Джеймс]: - Понял

[Вайгог]: - Желуди!

[ПечальныйМастерКунгфу]: - Всем под щиты или разбежаться!

«Свои! И Джеймс с ними», - Гэгэ узнал несколько ников вельзевульцев. Это был рейд гильдии «Чертово колесо», осадивший древнего босса – Царь-дуба.

По земле забарабанил мощный град желудей, на поляне закричали в панике и от боли. Гэгэ инстинктивно нырнул обратно под кроны, но защита ему и не требовалась – сыпало только на головы рейда.

Зато в лесной чаще напротив он заметил фиолетовые огоньки. Их было много, штук двадцать. Огоньки приблизились к поляне и остановились. Ники, сиречь мультипаспорты, отсюда было не разглядеть, но поведение темных фигур не сулило добра. Незнакомцы притаились, рассредоточившись на линии, где с поляны их не видно, и следили за происходящим.

- Это Светлые, Аспид? – спросил Гэгэ.

- Нет, - ответил змей, принюхавшись.

- Из Улича?

- Да… и не только.

Между тем страсти накалялись. Все каштаны осыпались – и Царь-дуб перешел в неистовство: вопреки известным ботаническим законам его густые нижние ветки хлопали по рейду, как мухобойки. Немое и безликое растение в одночасье превратилось в тысячерукое чудовище: оно гудело и рычало, оглушая лес, негибкие «конечности» тяжело падали на головы собравшейся вокруг мелюзги, с надрывным скрипом поднимались и снова падали. Гамеры не оставались в долгу: ежесекундно с их стороны летели огненные заклятия, зажигательные ракеты и прочие пожароопасные вещества – летели и разбивались в кроне. Вспышки озаряли ночь. Живое дерево еще сопротивлялось губительным укусам пламени, но местами уже тлели на нем красные язвы. 

Нутро дуба в панике покидали огромные насекомые: орды членистоногих не ввязывались в схватку, но привносили хаос в ряды осаждающих и время от времени топтали участников отряда. Отловом таких «беженцев» занимались танки рейда, чтобы избавить согильдийцев от лишних жертв. Тем не менее, просьбы о воскрешении все чаще звучали на поляне, Целители едва поспевали. Но в целом гамеры были настроены решительно и воплощали кошмар Энтов всех времен и народов, несмотря на потери.

Зрелище было и жуткое и сказочное одновременно: яркие цвета, которыми дизайнеры наделяют заклинания и фейерверки, всегда привлекали род людской.

«Вот это да!» - восхищался Гэгэ. Он с упоением наблюдал за действом, болел за «своих» и ждал развязки событий.

А вот наблюдатели из чащи развязки ждать не собирались. Как только пожар схватки достиг нужной температуры, неизвестные покинули укрытие и начали подкрадываться к рейду. Гэгэ догадался включить Прицел: мультипаспорты незнакомцев оставались неразличимы, но зато четко было видно, что ники отливают красным.

«Это не Светлые, но враги, - рассуждал Стрелец. – И если они враги для меня, то наверно и для остальных вельзевульцев».

В этот момент один Охотник из «Чертова колеса» засек красные ники. Крикнув об опасности, он развернулся спиной к боссу и послал своего пета (огромного белоснежного волка-красавца) – на Мечника, который уже покинул укрытие и готовился атаковать спины вельзевульцев. Разъяренный зверь набросился на противника – и оба они кубарем свалились на траву.

В тот же миг из засады полетели Колдовские Стрелы и пули Снайпера; вздулся и лопнул кровавый пузырь – и на поляне возник Рогатый Голем из неизвестного материала; Экзорцист орал Молитву Трем Святым, чтобы защитить соратников; ветер Дыхание Арктики набросился на вельзевульцев.

«Мечник, Снайпер, Экзорцист и, судя по голему, Элементалист – по меньшей мере, четверо из разных полисов. Из Вельза тоже. Как так может быть?»

Рейд спешно перегруппировался: все кто имел хорошую защиту образовали кольцо, внутри которого спрятались ватные Чародеи и Инженеры. Положение их оказалось незавидным: с одной стороны бешенный Царь-дуб и толпы сбегающих от пожара гипернасекомых, с другой – кучка агрессивных гамеров. Тем не менее, отступать в безопасное место рейд не торопился: то ли надеялись, что завалят босса раньше, чем полягут сами, то ли не желали уступать добычу.

Гэгэ засмотрелся на поединок Мечника с волком. Зверь с взъерошенной шерстью, ростом чуть меньше двух метров, рвал доспехи на выглядящем игрушечном человечке. Тот отступал под натиском огромных лап, но гордо махал Фламбергом Слуги Трона и убегать не думал. Белоснежная шкура, серебряные клыки, мускулистое тело, глаза – совершенно благородные, без низменной животной кровожадности. Волк был для Гэгэ воплощением рыцарства, паладином, попирающего Неправду. Рана, которую оставил безусловно обреченный Мечник на боку волчары, полоснула и по сердцу Гэгэ.



Олег Мельник

Отредактировано: 02.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: