Скафандр богов

Размер шрифта: - +

Глава XIV. Джейн и Повстанцы

Солнце уже достигло зенита и слепило глаза, но доставать темные очки Стрелец не торопился и как бы наслаждался тем, что ему неприятно от яркого света и что можно хулить проклятое солнце за то, что оно такое жгучее и не такое как на Земле. Прошло несколько часов с тех пор, как он пулей вылетел из города, прорвался через форт в ущелье (выйти оказалось легко – только щеколду на воротах сдвинуть), а потом еще несколько километров скрывался от погони. Вскоре стражники форта потеряли его из виду.

Он гнал не разбирая дороги, куда придется, и как-то не заметил, что вельзевульская пустыня сменилась саванной.

Во время преследования грудь его странно пекло, как от горчичников, но в пылу азарта он не обращал на это внимания. Когда же страсти улеглись и Стрелец остался один, он скосил глаза вниз и увидел изменения в мультипаспорте. Теперь он выглядел так:

 

НФзкшырудмфыекфрфе

Охотник

2510 GearScore

 

Стерлись «место жительства» - Темная Сторона, ранг в игре и подкласс. И сама надпись из белого стала цвета потемневшей бронзы. Обнаружив такие изменения, он почувствовал себя бомжом, лицом без гражданства, изгоем. Аспид убит. Сейчас этот ядовитый змееныш мог хоть развлечь беседой, но его больше нет, рассыпался в пыль в руках Ворона. И не то чтобы Стрелец горевал о питомце или жалел, но успел привязаться за короткий срок его верной службы. 

Исчезли и все заметки из дневника. Непонятно, что делать дальше, куда идти. Полная свобода: ни обязанностей, ни прав, - но оттого и пусто внутри. Хотелось, чтобы кто-нибудь подошел к нему, дал задание, пусть самое пустяковое, пусть за него ему еще пришлось бы даже доплатить, но это стало бы для него целью всей жизни. Воле он предпочел бы вечное рабство, лишь бы на него не возлагали право выбора. Теперь он сожалел, что испугался штрафов и унижения и не сдался властям.

Он вспомнил о том клочке парка под Вельзевулом и подумал, что у них схожие судьбы: ведь когда-то островок этот занимал свое место в мире, радовал прохожих, дарил отдых… или чем там обычно занимаются скамейки… но в какой-то момент его вышвырнули из сценария и заменили чем-то другим. Не вписался в архитектуру, как Стрелец не вписался в эпичный сюжет спасения мира. Нет, такие как он миров не спасают. Для этой роли берут парней с твердой жизненной позицией, квадратным подбородком, всегдатвердым членом и желательно примерного семьянина, на крайний случай – потешного толстячка…

«Фу, про член – это как-то пошло. Зачем Ты опять суешь в меня эти мысли? – подумал Стрелец. – Оставь меня. Ты разве не видишь, что мне грустно?»

Я «сую» в тебя эти мысли, потому что собственных у тебя, дружище, нет. Как и характера. 

«Вот и пусть! Может, я и хочу пустоты! Может, мне все надоели. Я хочу побыть один».

Злишься на Ворона, чувствуешь себя использованным и брошенным? Ну хватит, сколько можно? Тебе известно, что настоящая обида длится всего минут десять-пятнадцать, а ты уже три часа накручиваешь себе, стенаешь, какие все плохие и какой ты один хороший, жалеешь себя, маленький. Даже очки не стал надевать, чтобы медленно получать урон от дневного света… кстати зря, потому что ты теперь не Темный и солнце тебе больше не причиняет вреда. Ты знаешь, что муки душевные проходят и хочешь заменить их телесными, чтобы продолжать жалеть себя.

«Все-то ты знаешь!»

Приходится.

«Слушай. Ты, наверно, Бог этой игры?»

(Бог этой игры! Ха! Наивный парень!)

«Скажи, что мне сделать, чтобы вернуть расположение Ворона? Это ведь какая-то ошибка? Недоразумение?.. Зря я нахамил ему… Не списывай меня со счетов, ладно? Возьми у меня что захочешь. Хочешь я дам Тебе… дам Тебе Кольцо Адепта Дианы. Оно очень редкое и дорогое. Только помоги, верни меня обратно в сюжет».

Для тебя я приберег другой сюжет, мальчик мой.

(Юноша не понимает, что предлагать что-то Создателю в им же созданном мире – верх слабоумия. Что может дать Автору его персонаж, пусть даже и главный герой, если здесь и без того каждая пылинка принадлежит ему, творцу?)

«Эй, с кем это Ты там разговариваешь? Здесь кто-то еще присутствует? К кому Ты обращался только что?»

Так, следует быть осторожным. Я ведь знал, что если обращаться напрямую к персонажу, давать ему запретные сведения, он может свихнуться с ума. Грешен, каюсь теперь, честное слово. Неудержимый приступ тщеславия. Захотелось поиграться в бога, и чтобы кто-нибудь понял, осознал, почувствовал, что я – его Создатель и что он полностью в моем абсолютном владении. А теперь вот – выпутывайся. Сделать вид, будто я ничего подобного не совершал, при свидетелях, я теперь, конечно, не смогу, чтобы не слыть балаболом. Поймите сложность ситуации. Попробуйте объяснить человеку, что он вовсе не человек, а безвольное ничтожество, таракан, даже меньше – пыль, и что за его барахтаньем в этой суровой жизни непрерывно следят, видят все его приватные подробности, читают мысли, являются свидетелями всех происходящих с ним событий… В лучшем случае такого человека ждет повторение судьбы Трумана Бёрбанка[1], в худшем – петля на шее. Что будет, если сказать ему, что Автор и сам порой как бы «вселяется» в главного героя и вопреки логике момента и собственной задумке совершает неправдоподобные подвиги? Крушит врагов и любит красивейших женщин вместе с ним. Дух отца в теле сына. Потому что и Автору хочется иногда быть счастливым… Серотониновый барыга и наркоман, как выразился Ворон. Ха-ха, весьма остроумно… Ну, так что же мне ему все-таки ответить? Конечно…



Олег Мельник

Отредактировано: 08.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться