Скафандр богов

Размер шрифта: - +

Глава XV. Потайной лагерь

– Мэрлонские компьютеры настолько мощные, что с первых дней пребывания на Земле облучали ее, – рассказывал Чингизхам по дороге. Как глава отряда он принял на себя обязанность разъяснить новичкам ситуацию. – Они облучали все: деревья, камни, воду… и вдруг натолкнулись на существ, способных к обратной связи – первобытных людей. Представь себе удивление мэрлонцев, не знавших еще о том, что заперты они в «коробке» на другой планете, когда столкнулись с миром «потусторонних духов». «Духи» оказались смышлеными, но невежественными, поэтому мэрлонцы выдумали язык символов для общения – петроглифы, а со временем и более развитую письменность. Для человека воздействие инородного разума на собственную голову произвело грандиознейшее впечатление: он поверил, что таким образом с ним говорят божества. Между ними завязалось своеобразное, почти мистическое, общение, такая своего рода переписка между представителями разных планет. Обе стороны учились. Мэрлонцы учили землян вспахивать землю и растить зерно, как сами они делали на своей «терре»; учили разводить огонь, охотиться, шить одежды, строить дома… Почти все, что мы знаем – дали нам инопланетяне. В ответ мэрлонцы получали сведения об устройстве Земли: климате, природе, небесных явлениях. Люди, скажем так, умнели и осваивали все новые технологии, а в Процессоры поступали новые данные для расчетов: мэрлонцы переставали мыслить в рамках Исходного Кода, сопоставляли факты… и вдруг с ужасом поняли, что их мира больше нет, а сами они заключены в компьютере на другой планете. По координатам звезд, полученных от землян, они вычислили местоположение своего нового «дома»…

- Это, может, и так, - сказала Джейн. Личность девушки не стали раскрывать, так что для всех она оставалась парнем-Лазутчиком. – Но какая здесь агрессия с их стороны? Мэрлонцев стоит даже поблагодарить.

- Не торопись благодарить. Не отрицаю, что древние «боги» преследовали благотворительные цели. Для мэрлонцев это было важно, поскольку они отсечены от внешнего мира.

Партизанский, как они сами себя назвали, отряд мчал на северо-восток – к Дедовым горам. Куда их ведут – ни Стрельца, ни Джейн не волновало: главное, у них есть теперь небольшая цель – куда-то прийти – а не бестолку слоняться по саваннам. По Вельзевулу они не скучали, ибо город показал свое уродливое, настоящее лицо, и знакомые-друзья на этом лице вдруг оказались чем-то вроде гнойных прыщей. 

- Светлые и Темные, действительно, народы миролюбивые, и никакой угрозы Земле не замышляли, - сказал Чингизхам. Он скакал на большом синем козле – маунт был уникальный и временами пускал огонь из ноздрей. – Но у культурного обмена, как, впрочем, и у любого другого, есть такая особенность: участники его становятся чем-то похожи друг на друга. Пока человек развивал интеллект, в мэрлонцах просыпались животные. Со временем они утратили свои гуманные идеи и стали такими, какими мы знаем их сейчас. Но все по порядку. Ограниченность информации Исходного Кода влекла мэрлонцев преумножать свои знания. Они, запертые, открыли для себя своего рода биологический интернет – и «гуглили» все подряд. Это позволяло им видоизменять свой оцифрованный мир так, будто в нем протекают живые процессы: течет время, сменяются годы и поколения, меняют русла реки и воздвигаются новые города… Но в людском мире события происходили вяло: мэрлонцы изучили все, до чего успел докопаться человек, и поток новых знаний постепенно пересыхал. Жизнь на Мэрлоне сбавляла ход, начинался информационный голод. И тогда они пошли на хитрость: они сами начали провоцировать наступление событий. Мэрлонцы подстрекали землян развязывать войны, переселяться, плести заговоры и даже внушили сочинять фольклор – вымышленные истории тоже годились в качестве «пищи» для инопланетян. Быстрота смены событий нарастала как у нас, так и у них, с единственной разницей: когда скорость потока данных достиг критической отметки, Центральный Процессор начал барахлить. Это происходило уже в XIX веке – мэрлонцы стали понимать, что их миру грозит опасность. Тогда они решились на авантюру: за короткое время укрепить обратную связь с землянами настолько, что вместо поверхностных знаний, символов, знамений, «гласов божьих» передавать в головы людей непосредственно самих себя…

Джейн ахнула, а Стрелец переспросил:

- Чего-чего?

- Пока ты сидишь и играешь, - пояснил Элементалист, - Система выгружает твою личность в компьютер, а в твою голову загружает одного из мэрлонцев.

- Охренеть! Разве такое возможно?

- Возможно, еще как! За короткий срок эти говнюки провернули индустриальную революцию, открыв человеку Эру Информации. Если раньше, образно говоря, мы общались посредством азбуки Морзе, то теперь – со скоростью и четкостью оптоволокна. Это захват, ребята. Настоящее инопланетное вторжение. И это происходит здесь и сейчас, у нас на глазах и с нашего же радостного согласия. Понимаете теперь, что происходит в этой игре? Они отберут у нас и дом, и личность, и наше будущее. Как знать, может, при других обстоятельствах наши цивилизации сдружились бы… но они на пороге всеобщей гибели, а я лично не собираюсь отдавать им в подчинение собственное тело и тела своих друзей и близких. 

- Но Ворон говорил, что Мэрлон не разрушится, если будут приходить новые игроки, - заметила Джейн.

- Да, это в сюжете Вельзевула, - согласился Чингизхам. – Но к нам попадают аутсайдеры со всех полисов, со своими знаниями, так что мы видим более полную картину. О многом мне рассказал Азраил в Склуне при нашей последней встрече. Думаю, Ворон не владеет всеми фактами или пожелал их скрыть. Он-то знал, куда вы попадете после изгнания из сюжета игры.



Олег Мельник

Отредактировано: 08.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться