Сказания Кормаксилона

Размер шрифта: - +

Сказание третье. Незваные гости

 

Храбрый Баркис и его раненый сородич уже много дней двигались от Поющей горы в сторону ненавистного Кормаксилона. Сначала их отряд состоял из пяти крепких дармисов, но Гиблый лес неумолимо требовал свою дань – одного воина утащила змея, другого сожрал неведомый ночной хищник – рядом с местом ночевки утром нашли лишь обглоданную черную руку, третий провалился в топь, а четвертый напоролся на сук, убегая от разъяренной Вайши.

Баркис убил зверя и напоил товарища теплой кровью, чтобы придать сил в пути, однако вряд ли тот долго проживет с распоротым боком. Скоро Баркис останется один, но Харима надеется на него и ждет с добрыми вестями. Значит, надо во что бы то ни стало достичь проклятой Кормы и выполнить поручение повелительницы!

Вспомнив единственную ночь, проведенную в объятиях своей королевы, молодой воин слабо застонал, прикрыв уставшие от бессонной ночи глаза. Она обещала сделать его генералом в новой колонии, обещала ласкать и выполнять все желания наедине. Но сначала Баркис должен был убить главную причину поражения дармисов, уничтожить женщину по имени Магрит.

Для этой священной цели в помощь Баркису были отправлены лучшие воины, уцелевшие после позорного разгрома Дармаллака. Где же они теперь… Баркис с тоской посмотрел на промокшую от крови повязку сородича по имени Дакут и глухо приказал:

– Сожми крепче копье, я пока наберу веток для костра. Не смей умирать до моего возвращения. Верь, что исполним приказ и вернемся с победой. После смерти Магрит у кормисов не останется выбора – они пойдут за нами и сделают Хариму своей королевой.

Раненый товарищ с трудом разомкнул покрытые язвами губы, отгоняя надоедливых мух, слетевшихся на запах сукровицы.

– Иди. И если тебе повезет, передай владычице, что я отдал бы жизнь еще раз ради возможности вновь обладать ее прекрасным телом.

Баркис замер, будто прислушиваясь, а потом резко наклонился над спутником.

– Она приглашала тебя на ложе? Когда?

Глаза Дакута подернулись мутной пеленой, как будто сейчас он смотрел в глубины ускользающей памяти.

– За две ночи до круглой луны, после того, как я принес с охоты жирную самку танагра. Помнишь? Наконец-то мы смогли накормить нашу повелительницу как подобает…

Подавив невольную вспышку ревности, Баркис заставил себя пробормотать слова поддержки, уместные в данный момент:

– Ты всегда был храбр, Дакут, жаль, что новый Дармаллак потеряет такого славного воина. «Надеюсь, будет кому передать твои последние слова Хариме».

Высоко в переплетенных сумеречных ветвях раздался шорох, а потом на поляну, где устроили привал изможденные долгим походом темнокожие дармисы, опустился крылатый мужчина с овальной торбой на боку.

– Я слышал, вы говорили о новом Дармаллаке? Разве возможно восстановить былое величие сгоревшей колонии? Я бы на это посмотрел.

Баркис вытянул вперед руку с изогнутым мечом, но гость из рода пикаров не проявлял признаков агрессии и выглядел не слишком внушительным соперником. К тому же явно склонял к диалогу:

– Отпусти меч, я могу быть полезен на вашем пути. Если найдется достойная оплата, конечно. Мой отец когда-то служил доносчиком у генерала Закриса и всегда был доволен. Отчего бы вам не поладить и со мной?

Дакут презрительно сплюнул и попытался немного приподняться с охапки листьев:

– Многие племена пикаров с начала времен были в услужении у грозной Дармы – это правда. Но откуда нам знать, что сейчас вы так же верно не служите нашим заклятым врагам кормисам и их… гхрм… королеве Магрит.

Крылатый мужчина приложил изящные кисти рук к узкой груди и низко поклонился.

– Клянусь, что ненавижу Кормаксилон так же яростно, как и вы.

– Какова же причина? – спросил любопытный Баркис, немного ослабив бдительность.

Пикар шумно втянул носом воздух и мрачно ответил:

– Они всегда жили замкнуто, и нам не приходилось вступать в стычки из-за еды и территории. В Инсектерре хватит место для каждой твари, хотя бы в желудке более крупной из двух. Но, разгромив Дармаллак, кормисы возомнили себя хозяевами леса и заключили союз с другими свободными родами, в первую очередь с нашими вечными соперниками - дедулами.

– Твой гнев понятен! - усмехнулся Дакут и внезапно повалился на бок, захлебываясь кровавой слюной.

Заметив, с каким холодным спокойствием Баркис пытается помочь сородичу, пикар быстро проговорил:

– Я могу осмотреть рану, у меня есть целебное средство, возвращающее жизнь в тело. Но стоит оно немало…

– Давай сюда! – раздраженно буркнул Баркис. – Ты еще ничего не сделал, а только и твердишь об оплате. Когда мы достигнем цели, сполна рассчитаемся с тобой, летун.

Пикар с явным сомнением достал из торбы глиняный пузырек с густым ароматным напитком. Жаль было расставаться с ценным приобретением, но, может,  трата хорошо окупится.

– Следует залить рану медовой смолой и силы вернутся к умирающему. Вместо крови по жилам потечет мед, он проникнет в кости и печень, тогда дух жизни разгорится снова. Я выменял эту смолу у васков на сведения о лугах амаранты в низине у реки. Здесь недалеко.



Регина Грез, Александр Верт

Отредактировано: 19.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться