Сказка о Радужке и Воздушном Змее

Размер шрифта: - +

Сказка о Радужке и Воздушном Змее

Его звали Радужок. 

Маленький мальчик в яркой-яркой разноцветной рубашке и полосатых штанишках. Его мама – солнышко, папа – тёплый мохнатый ветер, а жил он – догадываетесь? – на такой же разноцветной, как его рубашка, Радуге.

Радуга была большая, высокая и очень красивая.

Мальчик любил лежать на ней, болтать ногой, обутой в сиреневый ботинок, и тихо напевать песенку, какую-нибудь, чаще всего игриво-пиратскую.

Радужок любил рассказы о пиратах от шаловливого добряка Океана, у которого гостил каждое лето. Ведь он с Радугой были путешественниками. Много мест они навестили: и пернатые сестрички тучи принимали их в гости, и дядюшка Туман огромной равнины далеко-далеко на юге, и длинные горы со странными именами слышали песенки Радужка, даже холодные снега севера мягко радовались их приезду. И везде Радужок на своей Радуге собирал дивные истории и складывал в резной сундучок. А сундучок ставил на самый верх разноцветия.

Историям в сундучке было уютно и удобно, они переливались словами и нотами, просили взять их на руки и погладить. Радужок долгими вечерами выбирал ту или иную сказку, ласкал её мягкие переливы, за что она – сказка – рассказывала о себе.

И некоторые сказки были особенными потому, что они не были сказками, а правдивыми историями. Сам Радужок был гостем, и очень часто они были куда увлекательнее всех сказок. Но только Радужок не говорил об этом вслух, боялся обидеть другие сказки. А вдруг он захочет их погладить?

И вот сейчас маленький мальчик в яркой-яркой разноцветной рубашке и полосатых штанишках сел на Радугу, открыл сундучок со сказками и достал одну из этих увлекательных историй. Именно ту, которую любил слушать больше всего.

***

После чего появляются радуги? Верно, после дождя. Но не каждый знает, после какого дождя появляется эта писаная красавица. Если дождь колючий и холодный, если после него становится холодно и хочется ежиться, то будет ли уютно радуге? А если дождь тёплый, бархатистый да такой нежный, что даже грибы вдруг появляются то здесь или там. Тогда и радуге и тепло, и уютно на небе, она расправляется и радует глаз всем окружающим.

Именно после такого мягкого дождика и появился Радужок со своей радугой над гладью синего озера. Шелестели сосны у берегов, стайки маленький рыбок скользили под прозрачной и ясной водой – Радужок не мог насмотреться на эту красоту.

- Как же здесь замечательно, правда? – воскликнул он, поглаживая свою попутчицу. Радуга довольно ухнула и ярко-ярко засветилась. Несколько рыбок загляделись и оторвались от стайки родителей, пришлось им нагонять.

- Мы здесь и не гуляли, я бы запомнил. Дождики редко сюда захаживают, интересно, почему?

    Радужок стал осматриваться в поисках, захотел узнать, отчего же сестрицы-дожди не навещают свою приятельницу.

    Озеро казалось тихим и даже грустным. Даже под лёгким ветром гладь не трогала рябь, поверхность оставалась спокойной и безмятежной. Изредка малыши водомерок скользили в разные стороны, сонно, устало.

- Озеро, озеро, что случилось? – спросил Радужок.

-  Гру-у-устно, - тихо ухнуло озеро. Голос был задумчив и печален.

- Кто тебя обидел? – снова спросил Радужок, трогая с волнения сундучок со сказками. Казалось, внутри эти маленькие шалуны волновались.

- Никто-о-о… Грустно. Он улетел, - охнуло вновь озеро. Сосны по берегам склонились.

- Кто улетел?

- Воздушный Змей. Его мне подарила девочка. Она привязала его к сосне, и он гулял надо мной, радовал. Я смотрела на него и улыбалась, смотрела – и улыбалась. Воздушный Змей был краси-и-ивый и быстрый. Ленточка на нем, красная ленточка так плавно извивалась по небу, что я просто не могла оторваться. Красиво. И вот, он улете-е-ел.

- Куда?

Радужок представил на минуту танец Змея и понял печаль озера. Я бы тоже смотрел, думал он, и слегка загрустил, задавая вопрос.

- Наверх, на самый верх. Я думаю, что ветры забрали его, чтобы поиграть. Я не успела их окликнуть, они снова улетели

- Я помогу тебе вернуть Змея, - сказал Радужок. – Не волнуйся и не грусти. Я скоро.

Озеро улыбнулось томными волнами и благодарно прошептало: «Спасибо».

***

Путь по небу всё выше и выше был долог, Радуга не хотела торопиться. Радужок подгонял её, как мог, ласковыми словами и ласковыми поглаживаниями, но та только ухала и неспешно поднималась и поднималась.

Радужок огляделся. Небо было чистым и приветливым, по нему бегали тучки, скользили парами белые птицы, свет солнца радостно приветствовал их нежностью и теплом. И нигде не было видно Воздушного Змея, друга озера.

Мальчик всматривался вдаль, прикрываясь ладошкой и нетерпеливо болтал сиреневым башмачком.

Мимо пролетела Ласточка. Радужок окликнул её:

- Милая ласточка, скажи, не видела ли ты здесь Воздушного Змея?

Ласточка приветливо взмахнула перьями яркого хвостика и ответила:

- Он наверху играет с братьями бризами. Я пролетела не так давно, они прячутся среди больших дядек облаков, а он их ищет. А что случилось?

- Озеро по нему скучает, - ответил Радужок.

В его сундучке кто-то охнул. Наверное, сказка с печальным концом.

- И Змей скучает. Он просит пустить навестить землю, но бризы-проказники всё не наиграются и дуют, дуют. Бедняга летает и летает, - вздохнула Ласточка.

    Радужок потрогал свою рубашку, где пуговицы отливались снегами с прохладных вершин и уверенно произнёс

- Надо выручать. Надо упросить ветра дать Змею свободу. Они незлые, просто любят играть. Полетишь с нами?

Ласточка кивнула. Радужок улыбнулся.

И вместе они поднялись туда, где резвились бризы. Братьев было четверо: Северный Бриз, Южный, Западный и Восточный. Работа их трудная – за день облететь миллионы расстояний, встретить рассвет и увидеть закат, всколыхнуть травы, потрогать ветви деревьев, напоить свежестью ручьи в лесу и реки в полях. А сейчас они отдыхали, играли, дули и веселились. А Змей, синий и большой, летал от одного к другому, от второго к третьему. Бризы хохотали.



Николай Шмуратов

Отредактировано: 30.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: