Сказки неназываемых земель

Размер шрифта: - +

Глава 2, в которой чары не всегда работают, а герои начинают поиски

 

Юноша измаялся, это и невооруженным глазом было видно. Может, в семье что случилось, или с девушкой поссорился, кто знает. Может, устал наконец. Да все и так удивлялись, как он работает, будто на вечном двигателе. А начальство и радо: если что, Ленечка и до ночи останется, и в выходные выйдет. Безотказный, ни жалоб, ни просьб… но, оказалось, все-таки не железный.

Сидит, смотрит отрешенно в одну точку, а в руках карандаш крутит, да так ловко, что он в пятно смазывается, хотя Леня и внимания не обращает. А то Александра Михайловна растормошит его, пошлет в бухгалтерию с флешкой разобраться — вечно у них там, в бабьем царстве, с техникой проблемы. Ленечка покивает, пойдет, а с полдороги вернется — уже забыл, за чем шел.

И так два дня подряд. Ребята шутят, а он только улыбается — вежливый.

Ну и отправили его домой. Советов надавали, как лечиться: кто от гриппа, кто от усталости, кто от тоски. Ленечка сначала даже не соглашался на выходной, всем коллективом уговаривали несчастного трудоголика не гробить себя. И уж если начальство согласилось, надо идти отдыхать.

Леня даже казался испуганным, когда уходил. Может, боялся, что прогонят с работы насовсем. Кто их, трудоголиков, знает.

 

Пришел домой, сел на диван и подумал: «Видно, судьба».

Если неназываемые земли хотят, чтобы ты пришел, их зов ты услышишь повсюду. Леня хотел малодушно спрятаться за своей работой, без которой ему тут было никак не выжить, но и эта соломинка сломалась.

Недостойно воина — пусть и такого слабого и смешного, как он, — отсиживаться на чужой стороне, в такое-то время.

Леня переоделся в джинсы и рубашку, завязал короткие светлые волосы банданой, достал из тайника сверток с мечом и отправился в путь.

Уже на улице он взглянул на небо. Когда-то в детстве его учили читать по облакам — там написано грядущее, а также для твердости духа и выдержки ума это полезно. Сейчас он увидел на блекнущей голубизне пару росчерков кисти художника — снежно-белых, а ближе к горизонту — точнее к крышам девятиэтажек, которые теперь ему заменяли горизонт — неопрятно желтые пятна. Плохой знак. Но это вряд ли облака, скорее всего, дым из трубы… Леня позабыл почти, как это — читать по облакам, поэтому то, что он увидел, только смутило его, заставило усомниться в себе.

Покрепче сжал сквозь ткань рукоять меча и, вздернув голову, двинулся вперед.

Он был юн и многие вещи понимал слишком буквально. В каком-то смысле он явился катализатором последующих событий.

Его настоящим именем было Ленва из рода Ка-Джен, и когда-то его отец входил в число магов Королевского совета.

До того, как безумный король убил треть из них, а отца Ленвы подвесил вверх ногами на одной из башен замка на собственных кишках.

Мало кто ненавидел королевскую кровь неназываемых земель больше, чем юный Ка-Джен.

 

***

— Ты умеешь варить кофе? — спросила Ри, когда Орна, зевая, пришел на кухню.

Было семь утра, девушка сидела с кружкой в руках и смотрела в окно. Волосы были встрепаны и торчали нимбом вокруг головы, поверх пижамы на девушке был белый вязаный свитер, а на столе перед ней — открытый ежедневник в цветастой обложке и ручка. Сквозь буйно разросшуюся зелень снаружи лился светлеющий сумрак.

— Я умею только в турке, а там хватает лишь на одну кружку, — грустно призналась она. — Кофейник достала, а сколько чего класть и как варить, не знаю. Один раз как-то пробовала, помои выходят. Даже не знаю, почему.

— Вил умеет, — ответил Орна. Снял турку с плиты, заглянул в нее и поставил обратно.

Ри, поняв все правильно, встала и взялась варить еще одну порцию кофе.

Она достала откуда-то упаковку круглого сухого печенья, вздохнула над ней и распечатала.

— Надо будет сбегать в магазин, когда он откроется, а то Эдда снова будет ругаться, что нечего есть, — сказала она.

— Ты одна здесь живешь? — мягко спросил Орна, принимая от нее кружку со свежим кофе и усаживаясь на широком подоконнике.

— Ага, — ответила Ри. — Раньше мы тут с мамой жили, потом она вышла замуж, и мы переехали. А когда отчима перевели в другой город, я не поехала с ними, они мне эту квартиру оставили. Мама очень переживает, но Эдда обещала ей присматривать за мной.

Она устало вздохнула.

— Ну, как будто я маленькая. А я давно все сама могу. Я за братьями присматривала, когда они малышами были. Маме помогала и все такое. Я маме звоню каждую неделю, отчим всегда ворчит и каждый раз говорит, что лучше бы я с ними поехала, а то сердце не на месте. Почему-то все думают, если я маленького роста, то по-прежнему еще ребенок...

Ри осеклась и очень смутилась, хотя Орна внимательно слушал ее.

— Извини, я не хотела жаловаться.

Он пожал плечами, подтянул колено к подбородку и сделал большой глоток обжигающего, удивительно вкусного кофе.

Орна казался таким чужеродным на ее кухоньке, что Ри вдруг расстроилась: как же она потом будет здесь сидеть, смотреть в окно... но уже одна. Он говорил о неназываемых землях, будто бы о чем-то совсем близком и настоящем. О магии — как о мобильном телефоне, и даже с меньшим интересом. Его щеки покрывали узоры, похожие на плети шиповника, и, хотя он казался молодым, волосы его были полностью седыми. Черная футболка с надписью «it comes true», самые обычные джинсы, — и несмотря на все это, он был зачарованным стражем королевы.

«Сон это или нет, но все просто прекрасно, — думала восхищенная Ри. — Стражи, волшебство и все такое... Вот бы хоть глазком глянуть. Жалко, Эдда не любит сказочные истории. Вполне возможно, что она откажется, а просто так, без нее, меня туда не возьмут». Ри не приходило в голову, что все предприятие может оказаться довольно опасным.



Ярослава Осокина

Отредактировано: 22.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться