Сказки с крыш

Сказка двадцать пятая

Знаете ли вы, откуда берутся сказки? Иногда они заводятся сами, как мыши в зерне или бабочки в животе – ещё недавно мир казался унылым, а подул ветерок или посыпались листья с клена и бах! Волшебство наступило, старый пес обернулся единорогом, однорогий козел – драконом, сторожка замком, а капризная дочка соседа – принцессой Грезой. Иногда сказки придумывают, чтобы сбежать из времени или места, где мучительно страшно жить. Настоящий голод утолят фрукты, нарисованные на куске старого холста, хмурую темноту разгонит тысяча живых светлячков, а в минуту неотвратимой беды примчится рыцарь и закроет щитом от всех невзгод…

Но обычно сказки сочиняют сказочники. Самые внимательные, чуткие, видящие повороты сюжета в каждом изгибе корешка или узле дороги. Они складывают истории, которые непременнейше станут былью, истории про господина Картофельная шелуха и сто тридцать его детей, про хрустальную туфельку и лапоточек-лапоть, про белого мишку, который слизнул луну прямо из полыньи. А в конце обязательно пишут «и жили они долго и счастливо».

Наш Сказочник был самым обыкновенным – если так можно сказать о сказочнике. Жил как птичка, ел, что дадут, и рассказывал, пока не пересохнет в горле. Разве что одевался щегольски – носил шляпу с пером, вышитые жилеты, кожаные штаны и сапоги со шпорами. И гитара у него была завидной – темного дерева, с узорчатыми колками и струнами из эльфийского серебра. Только тронешь – и зазвенит, словно звезды посыпались на ледяную крышу!

Сказочник любил все красивое. Поэтому сказки у него получались яркими и блестящими. Герои непременно оказывались доблестны и отважны, принцессы – очаровательны, злодеи отвратительны словно снулые жабы. Мех белой кошки сиял снегами далеких северных пустынь, в смятом конверте таилась карта уединенного острова, дождь струился потоком слез или расходился хрустальной завесой. Неудивительно, что сказки вызывали восторг и собирали счастливых слушателей.

Сказочника провожали из города в город, из дома в дом, от площади к площади. Угощали лучшими лакомствами, поили старинными винами, одаривали золотыми монетами, серебряными шпорами и новыми телефонами. Мальчики и девочки хлопали в ладоши, мужчины одобрительно хмыкали и стучали кулаками по столам, женщины вздыхали, утирая слезинки, и нежно смотрели вслед.

Красивые девушки слали Сказочнику надушенные записки, дарили локоны и ленты – а потом выходили замуж. За бизнесменов, программистов, менеджеров, врачей… Одна красотка предпочла даже мясника с рынка, чем глубоко оскорбила Сказочника. В молодости его большое сердце легко переносило удары – глупо сожалеть о ромашке посреди цветущего луга. Но с годами он стал огорчаться, искренне не понимая – почему дом с садом, счет в банке или спокойная жизнь ценятся выше драгоценного дара связывать чудо из слов.

Сказочник долго искал ту, что поймет его – и однажды встретил. Милая, скромная златокудрая синеглазка обожала слушать сказки. И не только – она помнила про горячий суп и холодное пиво, умела штопать рубашки, завязывать галстуки и переписывать набело самые перечерканные рукописи. Не покладая рук синеглазка трудилась, чтобы порадовать своего героя.

- Как мне сделать тебя счастливой? – спросил однажды Сказочник.

- Расскажи про волшебный замок в снежных горах!

И тотчас в тени сияющих, словно осколки сахара, склонов, вырос чудный замок. С рыцарским залом и библиотекой, со шкафами, полными самых красивых платьев, и кладовыми, ломящимися от припасов, с невидимыми, усердными и покорными слугами. Восторженно ахая, синеглазка обежала его весь, от подвалов до крыши, нарядилась в лучший наряд и украсила волосы диадемой. Как тонка была её талия, как мала изящная ножка, какой золотой волной рассыпались кудри!

- Принцесса моя! – восхитился Сказочник. – Чем порадовать твое нежное сердце?

- Расскажи мне про бал десяти королей! – улыбнулась красавица.

Затрубили герольды, закричали почтовые вороны, зазвенели тысячи колокольчиков, заскрипели по камням колеса золоченых карет. Нарядные и довольные гости начали собираться спозаранку, чтобы к вечеру закружиться в первом из сотни вальсов. Скрипачи взмахнули смычками, пианист занес над клавишами чуткие пальцы…

- Что ещё тебе рассказать, звездочка?

- Сказку про самого прекрасного в мире принца, который пригласит меня танцевать!

Желание слушателя – закон. Сияя светлой улыбкой, к синеглазке подошел красавец принц, высокий, стройный и восхитительно молодой. Они закружились по залу, не размыкая рук, и всем, кто смотрел на них, стало ясно – любовь пришла с первого взгляда. Сказочник тоже смотрел, смотрел, смотрел не отводя взора. А потом увидел свое отражение в оконном стекле и ахнул, но было поздно. От горькой обиды он поседел в одночасье и сделался совсем маленьким, ростом не больше кошки. А гитара осталась большой-большой.

Невидимые слуги распахнули окна, чтобы танцующим хватило свежего воздуха. Сквозняк подхватил бедного Сказочника, и выдул наружу. Северный ветер поднял его и унес далеко-далеко, мимо гор и городов, лесов и лестниц, лугов и логов. Было страшно, пусто и одиноко. Так Сказочник и попал на крышу.

Странствия не пощадили щегольской костюм, шляпу унесло ветром, сапоги упали сами, а жилет выгорел на солнце. Феечки с принцами даже засомневались – стоит ли пускать к себе неухоженного бродягу. Но Хозяйка вступилась за гостя – не все то золото, что блестит. А потом предложила обосноваться на время в Лавке. Сказочник конечно не вещь, но ненужностью от него пахло за пять шагов.

Первое время наш герой просто слонялся по крыше туда-сюда, не зная, к чему приложить руки. Сказки больше не получались, голос охрип, а ничего, кроме как петь и сочинять Сказочник не умел. Обитатели крыши посматривали на чужака с жалостью, пробовали угощать и сочувствовать, а потом обижались – какой же он грубиян. Кошки фыркали на него, крысы чихали, вороны каркали. И только Хозяйка оставалась терпелива и радушна.



Ника Батхен

Отредактировано: 30.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться