Сказки с крыш

Размер шрифта: - +

Сказка сорок пятая

Сказка про Новый год

Новый год на крыше обычно не замечали. Волшебные существа не ведут счет годам, отмечая лишь смену сезонов и фазы луны. И празднуют дни равноденствия, полнолуния, начала цветения вишен, сбора яблок или снежного пуха. Был бы повод – а огни засверкают, соберется оркестр, закружатся в танце веселые феечки и галантные принцы. Угощений – не счесть, нарядов – не налюбоваться. А подарков всем хватало и так. Конечно, кое-что потом передаривалось или вовсе оказывалось в Лавке, но феечки не обижались – даже волшебным существам порой сложно придумать чудесный подарок, а захламлять домики - фууу.

…Первым про новогоднюю елку поведал заезжий принц из страны Чужедальней. На балу в честь первого снега играли в фанты и новичку выпало рассказать про любимый праздник.

Принц вырос в большой семье. Семь братьев бегали взапуски по залам и лестницам Мраморного дворца, обсиживали деревья в дворцовом парке и плескались в пруду. Отец держал наследников в строгости, а вот мама любила и баловала – лишь из балованных малышей вырастают настоящие принцы. Так вот, предпраздничная лихорадка во дворце начиналась за месяц. Королевский повар пек пряники в форме лошадок, жаворонков и смешных человечков, королевский ювелир золотил орехи, стеклодув выдувал разноцветные шары, такие яркие, что самый маленький принц непременно тянул их в рот. А братья, свесившись из окон, наблюдали за курьерами и каретами - мама заказывала подарки у самых знаменитых игрушечных мастеров, и никогда не признавалась, что именно окажется в кульках и свертках.

В канун Нового года принцы под присмотром старого мажордома сами наряжали елку. Развешивали гирлянды и цепи, цепляли за ветки разные украшения, раскладывали по зелени пышные клочья ваты – как будто и вправду снег. Потом зал закрывали. Предновогодний день казался самым длинным на свете - мальчики с нетерпением ждали, когда же заиграет мамин рояль, зажгут свечи и детей позовут праздновать. И вот, ура!

Чего только ни лежало под елкой! Музыкальная шкатулка с цирковою ареной – стоило повернуть ключ, как по кругу скакала девочка-всадница на белой лошадке с плюмажем из настоящих перьев, а на манеже вертелись и махали хвостами веселые пудели. Лодка красного дерева – стоило опустить ее в воду, как деревянные гребцы взмахивали веслами, капитан поворачивал руль, юнга поднимал флаг, а горнисты трубили марш. Волшебная книга – на страницах красовалась только одна сказка, но всякий раз новая. Калейдоскоп, в котором чередовались морские глубины, далекие острова и белоснежные вершины со всего мира… всякий раз папе с мамой удавалось удивить сыновей. А еще папа собственноручно отливал из оловянных ложек солдатиков, а мама вязала мальчикам шарфы, перчатки или теплые шерстяные носки.

Собравшись у елки, принцы писали заветные желания лебедиными перьями, запечатывали свитки королевской печатью и бросали в огонь – пусть сбудется. Потом отец отпускал слуг, и семья ужинала, усевшись на ковре поближе к камину. Пили чай из старинных фарфоровых чашек, которые мама доставала лишь раз в году, бросались змейками серпантина, зажигали бенгальские огоньки, пели новогодние песни, слушали мамины сказки. А когда часы отбивали полночь, придворный волшебник запускал фейерверк – не парадный дворцовый, а тихий и маленький. Вместе с родителями принцы выбегали в дворцовый парк, играли в снежки и салки, катались с горы на санках – единственный вечер в году, когда Король и Королева позволяли себе побыть просто папой и мамой…

Феечки с принцами зааплодировали. История покорила их и очаровала. В тот же вечер на балу начались разговорчики – а почему бы и не поставить новогоднюю елку? Ну и что, что чуждый людской обычай – от одного хоровода вокруг нарядного деревца слово «нравственность» никому не приснится. Две-три самые старшие феечки попытались повозражать, крысиная королевна распищалась не на шутку, да и Хозяйку идея, признаться, весьма удивила. Но новый праздник оказался слишком заманчив.

Самым сложным оказалось не ошибиться с датой – календарей на крыше отродясь не водилось. Помогла одна пожилая ворона – она завтракала на задворках популярного ресторана и слушала городские новости с кухни. Симпатичную елочку позаимствовала с елочного базара сама Хозяйка – ей проще других оказалось притвориться человеком. Деревце подлечили и посадили в волшебный горшок, чтобы, когда оно окрепнет и пустит корни, высадить назад в лес. С украшениями и угощениями проблем не возникло – каждая феечка притащила из дома что-нибудь блестящее и что-нибудь вкусненькое. Фейерверк сделали принцы и даже пожар не устроили. Подарки упаковали крысы. Снег пошел сам.

Когда наступила ночь, обитатели крыши собрались вокруг разряженной елки. На разные голоса попели новогодние песни – кто сколько выучил, покричали «елочка гори» и успели потушить бедное деревце, посмотрели, как сверкают в небе новогодние фейерверки, послушали, как развлекаются жители города, съели сладости, разобрали подарки – и разошлись, зевая. Праздник показался фальшивым, невыносимо скучным. И никто не понял, в чем дело. Видимо, ритуал праздника требовал точного соблюдения всех регламентов.

На следующий год обитатели крыши подготовились к новогодию куда тщательней. Старательные феечки долго вырезали снежинки и клеили цепочки из разноцветной бумаги. Хозяйка Лавки перетрясла закрома и увешала подросшую елочку настоящими старинными игрушками. Вдохновленные принцем из страны Чужедальней, крышные принцы превозмогли отвращение к чтению и разыграли по ролям сказку «Щелкунчик». Четыре кошки выучили песенку про праздничные колокольчики и исполнили ее хором. Фейерверком занялся старый волшебник и над крышей летала Жар-птица, до ужаса настоящая. Среди подарков оказались удивительные, чудесные и просто необычайные. Праздник получился веселым и вполне симпатичным, но ничего особенного обитатели крыш не почувствовали – Большой Весенний бал куда ярче, праздник первых подснежников милее, а в день середины зимы музыка особенно звонко звучит в холодном воздухе. В чем же секрет?



Ника Батхен

Отредактировано: 30.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться