Сказки с крыш

Сказка сорок восьмая

Сказка о победителях

У принцев мало занятий. Они не обязаны убираться на крыше, чинить лестницы, гладить кошек или пугать ворон. Турниры, балы, серенады в честь милых дам, в лучшем случае скрипочка, мольберт или телескоп. Да, когда на крыше появляется враг, именно принцы бросаются защищать феечек и прочую мелюзгу. Но обычно они проводят дни в праздности, мечтая, что однажды наденут корону. Как приходится вкалывать королям, принцы особенно не догадываются. Впрочем, случаются и исключения.

Принц, о котором пойдет речь, отличался упорством. Он был старшим из семи сыновей могущественного короля, надеждой, опорой и примером для подражания. Блестяще учился, великолепно ездил верхом, изумительно танцевал. И конечно же побеждал на турнирах – ни в королевстве, ни в сопредельных странах не нашлось ни одного рыцаря сильнее. Ах, как принц был хорош на ристалище – вымпел развевается по ветру, голубые глаза сияют в прорези забрала, сильная рука уверенно держит копье! Отец-король гордился первенцем. Ставил его в пример остальным принцам, и все чаще поговаривал, что пора бы и на покой, передать сыну корону и спокойно растить капусту на вилле. Придворные подобострастно кивали.

Фортуна улыбалась нашему принцу – кусок торта на его тарелке всегда оказывался чуточку больше, чем у соседей, тарелка с полезным пюре из шпината опрокидывалась на пол сама собой и ни одна бессовестная ворона не осмеливалась осквернить сверкающий шлем. Все красавицы мечтали протанцевать с ним тур вальса, все принцы мечтали скрестить с ним копья – не победить, так научиться новым приемам. Братья… с одной стороны трудно расти в тени высокого дерева, а с другой – если кто-то обидит, всегда можно сказать «А я старшего брата сейчас позову!» - и обидчик испарится в туманной дали.

К своему сотому турниру наш принц долго готовился. В победе он не сомневался, но выиграть надлежало с блеском. Отец-король в кулуарах обмолвился, что после сто первой победы официально передаст сыну бразды правления. И наш принц часами разъезжал на верном першероне, лупил копьем разрисованный щит и упоенно мечтал, какой пышной окажется коронация.

Знаменательный день настал. Трибуны заполнились нарядными зрителями, затрубили герольды, распорядитель объявил: начинаем. И начали. Наш принц десять раз выходил на поле. И выиграл все десять схваток, сбросил с коня и принца-вояку, и принца-храбреца, и рыцаря-в-желтом, и рыцаря-в-голубом. Последним противником оказался незнакомый рыцарь из такой далекой страны, что никто не узнал ни герба, ни знамени. Дважды соперники съезжались безрезультатно, на третий – наш принц ударом копья рассек ремешок шлема. Голова рыцаря обнажилась, трибуны ахнули – и загоготали, заулюлюкали всласть. Ведьмин сын, капризный юнец, облачился в доспехи и обманул герольда – с суконным рылом в калашный ряд. Он сидел на песке несчастный, потный, плачущий как девчонка. Принц пожал плечами и отвернулся.

Герольды поспешили к поверженному, но ведьма успела раньше. Она обняла дитятко и увела прочь с ристалища. И уже на выходе обернулась, погрозила нашему принцу кулаком:

- Будь ты проклят! Ни побед, ни удач не видать больше!

- Стража! Взять ее! – рявкнул король.

Стража затопотала к ведьме, но без энтузиазма – скверного нрава старухи опасался весь город. Преступница как сквозь землю пропала. Наш же принц выбрал королевой любви и красоты принцессу Лунной долины, посидел на пиру, потанцевал вволю и позабыл о происшествии – суеверие он считал уделом бедняков и невежд.

Через три дня в окно принца постучал клювом ворон. Пришло письмо. Анонимное. Честное до последней буковки. Оказывается, нашему принцу поддавались в бою, потому что его папаша-король строго-настрого наказал – кто побьет любимого сыночка, лишится головы. И коней на скачках придерживали специально, чтобы принц пришел первым. И красавицы выучили наизусть – если отказать принцу в танце, о приглашениях ко двору можно забыть. А сам по себе принц – просто пустое место, неудачник и никчемушник. И вся страна об этом узнает!

Наш принц сперва страшно разгневался, кинул в ворона чернильницей и разбил старинную вазу. А потом вдруг задумался. Он помнил сказку о веретене, помнил сказку о некрасивой принцессе, которую все называли обворожительной по приказу ее отца. Неужели и вправду дела плохи, и он на самом деле слабак? Принц так задумался, что не заметил, как за ужином съел целую тарелку шпината. И как задумчиво поглядел на него отец-король, тоже не обратил внимание.

На следующий день наш принц надел доспехи, прихватил копье и отправился через мост в соседнее королевство – там как раз намечался турнир за руку прекрасной принцессы. Принцесса нашего принца не интересовала, но проверить себя стоило. Чтобы никто его не узнал, принц выбрал щит без герба, глухой шлем и нацепил на древко вымпела чью-то ленту вместо флажка.

Народу на турнир съехалось немного – прекрасная принцесса была веснушчата и взбалмошна. Поэтому нашего принца допустили к состязаниям без особых проблем. Первого соперника он вышиб из седла, у второго выбил щит, третьему расколол шлем. А четвертый вышиб его самого – прямо в истоптанные опилки. Больно, стыдно, чертовски обидно – и трибуны орут, восхваляя отважного победителя.

Кое-как наш принц поднялся на ноги, тихонько убрался с ристалища, сел на коня и поехал домой. В родной столице его ждал новый неприятный сюрприз. Повсюду, на стенах, на заборах, даже на дверцах общественных туалетов появились карикатуры на принца с надписями такого свойства, что впору открывать дело об оскорблении величества. Бедняга пробирался во дворец темными переулками, закрыв забрало, но хорошо слышал смешки и ехидные комментарии горожан. Мол победительный принц наш такой и сякой и вообще подменыш… Над шлемом даже просвистело что-то похожее на помидор.



Ника Батхен

Отредактировано: 30.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться