Сказки с крыш, часть вторая

Размер шрифта: - +

Три почтовых феечки

Феечки как известно заводятся поодиночке. Распускается в январе роза или тюльпан, зацепляется за телеантенну неосторожная комета, впервые в жизни смеется ребенок – и бац, новенькая феечка поправляет прическу и удивляется, где это она оказалась. Потом, конечно, у нее появляются подруги, котики, канарейки, а может быть и свой принц, но ни сестер ни братьев волшебство не предполагает.

Когда из обувной коробки со старыми поздравительными открытками, принесенной западным ветром на порог Лавки Ненужных вещей, выпорхнули сразу три феечки, жители крыши ужасно удивились. Новенькие оказались совершенно одинаковыми на первый взгляд – ясноглазые и румяные, в белых платьицах, отделанных серебром, и нарядных сапожках. И у каждой – золотистые косы до пояса, такие роскошные, что сердца старожилок на мгновение наполнились завистью.

- Милочки, вам прическа летать не мешает? – поинтересовалась феечка свечного гербария у новеньких.

Сестры переглянулись, поднялись над крышей и проделали несколько пируэтов между антенн и труб. Получилось так грациозно и ловко, что принцы зааплодировали, а вороны захлопали крыльями и заорали: брррраво! Окажись новенькие задавками, им бы пришлось нелегко. Но нашим феечкам повезло и с характером, легким как кружева на платьях. Работа для них тоже нашлась сразу – перездоровавшись со всеми, сестры дружно взмахнули палочками, поправили ремешки белых сумок и деловито поинтересовались: кому нужно отправить письмо? Они оказались почтовыми феечками – расторопными и трудолюбивыми.

Уютный дом с тремя спальнями и одной башенкой они украсили открытками, колокольчиками и ажурными снежинками, вырезанными из ненаписанных писем. И по вечерам принимали визитеров в гостиной, с комфортом покачиваясь в креслах-качалках. Чай разливал самостоятельный серебряный самовар, особенных угощений феечки не предлагали – сахарные печенья, крендельки да варенье из лепестков роз, чай не жрать собираемся. Зато сестры обожали слушать хорошую музыку, с удовольствием поддерживали беседу, научили гостей играть в фанты и буриме.

Различать сестер жители крыши учились долго. Почтовые феечки охотно менялись платьицами, одинаково мило улыбались собеседникам, морщили нос от запаха орхидей и смеялись при слове «открытка» - что смешного казалось бы? Однако старшая, фея Дин, уродилась попроворней и посмелее сестер, средняя, чудачка Дон, обожала рисовать и мечтать, а младшая, Донн (она последней выкарабкалась из сумки) покоряла соседей умением позаботиться обо всех – будь то почтенный гном, взбалмошная ворона или подслеповатый крысенок.

Принцы запомнили: чтобы разобрать кто есть кто (и упаси боже не перепутать букеты или признания), следует попросить у почтовых феечек чашечку чая. Дин щелкнет пальцами и ма-те-ри-а-ли-зу-ет здоровенную кружку с чаем, сладким как речи прелестной феечки и крепким как ее сердце. Дон разольет чай, уронит блюдечко и попробует нарезать канарейку вместо лимона. А Донн порхнет к плите, поставит кипятиться пузатый чайник и собственноручно поставит на стол фарфоровую чашечку, полную именно того чая, о котором задумался гость.

Службу феечки несли охотно, нисколько не тяготясь необходимостью мотаться по крыше в палящий зной или проливной дождь. Они следили, чтобы каждое письмо, посылка и телеграмма оказывались у адресата быстро и без потерь. И от души радовались хорошим вестям. Изменить плохие они, увы, были не в силах – пара попыток подправить телеграммы обернулась неприятным разговором с Хозяйкой Лавки и феечки больше так не делали. А вот превращать скучные тапочки в интересные книги, свитер с оленем в свитер с единорогом, шпинатный суп в фиалковый крем и прочая им доводилось часто. «Все будут счастливы и никто не придерется» утверждала упрямая Дин. «Птенец феникса куда романтичнее канарейки» - улыбалась Дон. А Донн ничего не говорила – только взмахивала волшебной палочкой, превращая заурядный подарок в чудо.

Идея разносить письма не только по крыше, но и по всему дому взялась оттуда же, откуда и сами феечки – из коробки с открытками. Сестры знали, что некоторые открытки оказались подписанными и с адресами. Но якшаться с людьми – моветон! Поэтому феечки разносили их тайно – отлучались из дома, к примеру, полюбоваться на темную сторону луны или посчитать ангелов на шпиле собора, а сами шшурх! Открытки находили своих людей, поздравляли их с праздниками, признавались в любви и напоминали о прежней дружбе. А коробка между тем не пустела – словно неведомый почтальон добавлял письма в ящик.

Однажды Дин, Дон и Донн столкнулись в подъезде и перестали друг от друга таиться. Каждый вечер они по очереди облетали квартиры, разнося волшебную почту. Со временем к открыткам из коробки стали добавляться их собственные, наколдованные и придуманные на ходу. Оказалось, что весточки нужны не только одиноким старушкам и мечтательным подросткам. И молодые мамы и солидные инженеры и элегантный шеф-повар и веселая певица с десятого этажа – все радовались нежданным весточкам от неизвестных доброжелателей.

Ворчали немногие – дворник, который вообще не умел читать, доктор с пятого этажа, много лет ждавший писем от сына, да солидный чиновник с третьего – его вообще раздражал непорядок. Однако феечки не опускали крылышек. У дворника вдруг завелась знакомая первоклассница с длинными косами – она бегала в дворницкую с азбукой до тех пор, пока не убедилась – труженик метлы выучил русские буквы и научился их складывать. Сын доктора однажды примчался сам из далекой южной страны– тревожная телеграмма оказалась важнее дурацких ссор. Только с чиновником феечки долго не могли ничего сделать… пока вдруг на пороге квартиры солидного человека не обнаружился кудлатый белый щенок. Он так жалобно плакал, что растопил бы и чугунное сердце тролля. А чиновник не был ни злым ни жестоким – просто мундир со временем каменеет и прирастает к душе. Вскоре порядка в холодной квартире стало немного меньше, а счастья у одного хмурого человека намного больше.



Ника Батхен

Отредактировано: 01.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться