Сказочное везение

Размер шрифта: - +

Спящая красавица (окончание)

Часть 2 Как у Аси желания сбывались

Глава 1 День Рождения

Этот День своего рождения Ася начала с молитвы. Важный день, но не из-за торжества прожитого года. Сегодня цифры не имели значения, не давили тяжестью, но несли надежду. Надежду на новую жизнь.

Ася улыбнулась пышному букету роз, который вчера купила себе в подарок. Оглядела изменившуюся квартиру. Всё было готово.

Позвонили родители, позвонила Маринка. Поздравили и послали тонну лучиков любви в помощь Асе, чтобы всё прошло хорошо. Только они знали об Асином решении и полностью поддерживали женщину на пути к цели.

Новую жизнь звали Ева. У неё были большие васильковые глаза. В них затаилась грусть. А в каштановых кудряшках играл в детство ветер.

Ева доверчиво взяла руку Аси и неуверенными двухлетними шажочками потопала за женщиной. Она покидала дом малютки, ставший ей пристанищем на несколько мучительных месяцев.

Её родители погибли незадолго до того, как Ася первый раз пришла в приют в поисках своего ребенка. К тому моменту женщина смирилась, что ей не суждено родить. И поняла, что её ребенка просто родила другая женщина, но по каким-то причинам не смогла воспитать. И Асе просто надо было его отыскать.

Она сразу влюбилась в васильковые глаза, в пухлые ладошки, в грусть только начавшего жить сердечка. Ася готова была забрать Еву в тот же день. Но ей предстоял еще длинный путь. Сбор бумаг, ожидание одобрения на опеку. Ей, одинокой сорокалетней работяге, дали сразу понять, что шансов у неё мало. А для девочки смогут найти и более подходящих родителей.

Ева отличалась от большинства других детей, ждущих свою маму. Еве повезло родиться в благополучной, любящей семье. У неё не было багажа тяжёлых воспоминаний о жестоком обращении, о нелюбви к ней, о родителях-алкоголиках. У неё было счастливое детство, оборвавшееся по трагической случайности. Погибли родители, и почему-то других родственников не нашлось. Так бывает редко. И это с какой-то стороны удача для приемных родителей - многих проблем можно избежать.

Но не искушенная в вопросах усыновления Ася ничего этого не знала. Ева была первым ребенком, которого женщина увидела в доме малютки, и девочка глубоко запала в ее душу. Если бы за плечами малышки осталась пьющая мать, истязавшая ребенка и забывавшая кормить её, что наложило бы какой-то отпечаток на девочку, Асю это не остановило бы ни на секунду.

Поэтому Ася не сдалась. Она нашла свою Еву, и уже ничто не могло их разлучить. Женщина с невероятной для неё легкостью уволилась и нашла себе хорошие подработки на дому. Она редактировала, писала на заказ тексты, консультировала начинающих журналистов. Асю знали, к ней обращались, работа была всегда, гонорары радовали. Главное Асино условие было - работа из дома, с очень гибким графиком. Ведь теперь ей предстояло воспитывать ребенка.

Самым сложным было доказать, что и без мужа Ася сможет дать девочке полноценную семью. В этом очень помогли родители. Они тоже приезжали в приют, рассказывали о своём загородном доме, о том, как Ева будет проводить там лето, с ними, с Асей, в океане любви и заботы.

Но в большей степени помогли Асе связи. Компания, где женщина раньше работала, занималась, как и все крупные предприятия, благотворительностью. В частности, помогала одному детскому дому. С директором уже несколько лет общалась Анастасия Дмитриевна, выбивая приятные суммы на их нужды. И директор детского дома, Нина Ивановна, конечно, Асю боготворила. И, конечно, замолвила за неё весомое слово в доме малютки, где жила Ева.

Плотина рухнула, одобрение было получено, всё решено безвозвратно.

- Ди, - это единственное, что говорила Ева. - Ди? Ди!

И позже Асе рассказали, что у Евы есть старший брат Дима. Ему шесть лет, и он по возрасту помещён в детский дом, отдельно от сестры. Тем более, что устроить в семью одного ребенка проще, чем двух.

Ася Диму не видела. Боялась. К двум детям она, конечно, готова не была. И ей было стыдно смотреть в Димины глаза. Да и с ним было бы сложнее - мальчик отчетливо помнил родителей, всё понимал и знал, что они больше не вернутся.

Зато Асе рассказали про Димино благородство. Узнав, что у Евы будет новая мама, он совсем по-взрослому сказал, что отпускает её. Оказалось, мальчику сразу дали понять, что вместе с сестрой им теперь не быть, а у него шансов попасть в семью почти нет. Сестре же он желал счастья.

Ася впечатлилась осознанностью Димы, но так и не решилась с ним встретиться.

Малышку она забрала домой, где для неё готова была комната. Красивая девчачья спальня, набитая игрушками. Еве понравилось. Но игрушки её мало интересовали, и она продолжала постоянно обращаться к своему “Ди”. А Ася тогда же поняла, что этот неведомый Ди тоже её ребёнок. И ей стало легко-легко от этого, казалось бы, непростого решения. Как будто всё, наконец, встало на свои места, детали паззла сошлись, и червячок сомнений, стыда, страха, прогрызавший её душу, сразу стих. Легкость, навалившаяся на женщину, была сродни тем чувствам, которые она испытала год назад, когда решила участвовать в марафоне.

Ася пристально посмотрела в васильковые глаза и сказала: "Едем за Ди!". Ева радостно бросила игрушки и крепко обняла женщину.

Как ни странно, но забрать Диму оказалось намного проще. Его отпустили в тот же день. Пока на гостевой визит, а позже Асе надо было оформить постоянную опеку. Либо вернуть его (прямо так Асе и сказали, а женщина лишь содрогнулась от накатившего с этими бесчеловечными словами холода).



Наталья Христенко

Отредактировано: 21.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться