Скиталочка. Куда он, туда и я

Размер шрифта: - +

Глава 18-2

 

Бела оказалась права: стало плохо. И мне, и в принципе.

– Что там? Что там? – навис над моим плечом старец, пытаясь разглядеть картинку на дисплее фотика. – Там же ничего нет!

– В том-то и дело, – пробормотала я.

Да, на дисплее зеркалки не было ничего. Просто темный экран. Я снова развернула камеру – вот оно, море, вот Пузик, вот Бела… Фотик работал исправно. На всякий случай я посмотрела и через видоискатель – все та же пустая темнота вместо белой стены.

– Все умерли? – разглядывая снизу выражения моего лица, спросила Бела.

– Не знаю… – тихо сказала я. – Наверно. – И не удержавшись, разрыдалась.

Удивительно, но мудрец пришел мне на помощь. Сначала он отчитал белку:

– Что ты каркаешь, балаболка, в дудку тебе подуть?!

– Не хочу дуть, – пискнула Бела. – И я не каркаю, я же не ворона.

– Ты дурена! – сказал ей Пузик и повернулся ко мне: – А ты чего ревешь? Там же ничего не нарисовано, на твоей коробке! Я понимаю, если бы и впрямь трупы валялись.

– А ничего – это даже не тру-упы! – провыла я, изо всех сил пытаясь остановить истерику. Очень уж не хотелось выглядеть жалкой при старце. А с другой стороны, какая теперь разница, если жить осталось недолго. Ванечки не стало, но и меня скоро тоже не станет. И мы опять будем вместе, пусть даже нигде. Куда он, туда и я. Это соображение сработало, реветь я перестала. И все еще всхлипывая, сказала: – Некуда нам теперь идти, будем тут помирать. Устраивайтесь поудобней.

Мудрец принялся что-то бубнить: мол, не доверяет он земной магии, мол, она не настоящая, неправильная, и потому моя коробочка тоже неправильно показывает. Я предложила ему заглянуть в таком случае за облачную стену самому. Он отказался.

А мне вдруг стало на самом деле так все пофиг, так пусто и бесполезно без канувшего в темноту Вани, что я и впрямь разлеглась на травке, положив рядом фотик, даже поленившись закрыть объектив.

Вот только не надо говорить, что никогда нельзя опускать руки, нужно бороться до конца и все такое в том же духе. Никуда я руки не опускала – они лежали рядом со мной, на одном уровне. А бороться я могла разве что с Пузиком, но делать мне это было неприятно. Да и зачем?

Короче говоря, я просто лежала и смотрела на облака. На те, что в небе. И представляла, что я дома. Недолго представляла, потому что почти сразу заснула – сказались и почти бессонная ночь, и нервные потрясения. Помню, последней мыслью перед тем как вырубиться было: эх, если бы заснуть – и не проснуться…

 

Однако мне не дали не то что помереть, но даже выспаться.

– Там домики! Там домики! – заверещал кто-то над самым ухом.

Впрочем, понятно, кто – не Пузик же. Крутилово-закрутилово, Бела что, тоже заснула, а теперь свой сон пересказывает? Но зачем же так орать-то? Мне, может, розовый слон с крылышками снился – я же не ору. Не вставая, я повернула голову. Белка сидела возле фотоаппарата и, глядя на дисплей, продолжала вопить:

– Там домики! У-у-у! Большие домики! Очень большие домики!

Что еще за чушь?.. Я перевернулась на живот, чтобы мне тоже был виден экран зеркалки. Ага, я ее, оказывается, и не выключила, не только не закрыла. Вот только на дисплее никаких домиков, разумеется, не было. Объектив смотрел на облачную стену, поэтому фотик «показывал» все ту же мрачную темноту. Если не считать попавших в кадр несколько травинок, да и те были не в фокусе и на домики уж точно не походили.

– Глючишь, малышка? – спросила я Белу. – Или придуриваешься?.. Хотя ты вряд ли умеешь.

– Что такое «глючишь»? – поинтересовалась белочка.

– Это когда видишь то, чего нет.

– Я вижу то, что есть.

– И очень большие домики?

– Да. И не очень большие. Но тоже большие. Ой!.. И ходячие маленькие домики…

– Я же говорю: глючишь, – усмехнулась я.

– Нет. – Бела продолжала всматриваться в дисплей. – А ходячие домики не ходят. Они катятся на кругляшах. Как повозки, только с окошками. И они сами катятся, без лошадей и осликов. Есть маленькие, есть большие. Но не такие большие, как домики. Ой! А вот большой с усами, как у кузнечика…

– Зелененький? – хмыкнула я.

– Да… – обернулась ко мне белка. – Ты тоже видишь?

– Слушай, хватит придуриваться! – разозлилась наконец я и поднялась на ноги. – Нет там никаких домиков и кузнечиков!

И тут я засомневалась. Ведь то, что описывала зверушка-хитрюшка, было очень похоже на современный земной город… Большие и не очень большие дома, большие и не очень большие повозки без лошадей – автомобили, и даже есть с усами – троллейбусы! Белочка, даже если бы и умела придуриваться, не смогла бы все это сочинить своим маленьким умишком, а в своем мире она вряд ли где-то могла такое увидеть.

А может… Крутилово-закрутилово! А может на Белу подействовала магия земликов, от которой работал «аккумулятор»? Какой-нибудь побочный эффект. На людей не действует, а на мозг животных, да еще и впрямь такой маленький мозг…

И тут я подпрыгнула. До меня дошло! Я даже забыла дышать. Но была почему-то уверена, что догадалась правильно. А догадалась я о том, что все как раз наоборот. Это на людей действует, а на животных нет! И не «волшебный камень» подземных жителей, а стена. Белая облачная стена! То есть, сама по себе ее магия действовала на всех, но пропущенная через земную «неправильную» магию фотоаппарата, она продолжала действовать на людей, но не на животных. По крайней мере не на белок. Но если это так, то за белой «ширмой» – мой родной мир, Земля?..



Андрей Буторин

Отредактировано: 26.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться