Скиталочка. Куда он, туда и я

Размер шрифта: - +

Глава 20-1

 

Глава двадцатая

 

Ола

 

Дом был очень похож на Ванин, во всяком случае именно таким я его помнила. Но что-то в нем все-таки было не так. Я не сразу поняла, что насторожила меня непривычная тишина. Ведь нормальный дом, особенно днем, не может торчать безмолвным надгробием – откуда-то звучит музыка, голоса, хлопают двери, гудит лифт… Здесь же ничего подобного я услышать не могла, хотя стояли мы возле подъезда, не решаясь войти, минут пять, если не больше. И за все это время, кстати, никто в этот дом не вошел, и никто оттуда не вышел. И не только в этот – возле соседних зданий людей тоже не было видно. Лишь вдалеке, возле дороги, прошло за все время человека три-четыре, да и то мне показалось, что это бродит туда-сюда один и тот же тип.

– Будем ждать Ивана здесь? – первым не выдержал Пузик.

– Можно и здесь, – сказала я. – Какая разница? Тепло, сухо.

На самом деле, говоря откровенно, мне было просто страшно заходить в этот каменный склеп. Да и какой смысл заходить, если ключей от квартиры у меня все равно не было. О чем я и напомнила мудрецу.

– А если Иван уже там? – ткнул он на дом пальцем. – Сидит, ждет, волнуется, а мы тут и в дудку не дуем.

Крутилово-закрутилово! А ведь и правда! Как я сама-то об этом не подумала? Все-таки эти перемещения между мирами плохо действуют на мозг. На мой точно.

– Идем! – призывно мотнула я головой.

 

Лифт на удивление работал. Но когда он призывно раздвинул перед нами двери, я вдруг попятилась. Тесная кабинка показалась мне похожей на гроб. Вернее, на то место в склепе, где лежат останки усопших; не знаю, как там оно называется. И заходить в этот лифт мне решительно не хотелось. А старец, не видевший ранее лифтов, и вовсе откровенно испугался. И тоже попятился.

– Он ч-что, т-там живет? – заикаясь, пробормотал Пузик.

– Нет, – не найдя даже сил для сарказма, ответила я. – Это такое… устройство, чтобы подняться вверх.

– А п-почему вверх?

– Потому что в подвал лифт не ходит, – сказала я уже немножко с сарказмом.

– Нет, нам зачем вверх? – перестал заикаться мудрец-трусовец.

– Ну, Ваня вообще-то на девятом этаже живет.

– Вот здесь есть ступеньки! – спрыгнув с моего плеча уселась на лестнице Бела.

– Спасибо, моя хорошая, – сказала я ей, стараясь, чтобы голос звучал искренне. – Теперь мы спасены.

– А ты что, не знала? – уставился на меня старец.

– Забыла, – негромко буркнула я. – Не могу же я обо всем помнить.

– Но это все-таки… не в дудку подуть… – пробормотал мудрец-нудец.

– Слушай, хватит, а? – начала я злиться. Между прочим очень кстати, так хотя бы страх стал меньше. – А то на лифте поедешь.

– Нет-нет, – отошел Пузик еще дальше от закрывшихся уже дверок. – Забывай, о чем хочешь. Это твое право.

– Вот именно, право, – кивнула я. – Так что давай: направо, ать-два, шагом марш!

И я сама, развернувшись к лестнице пошагала вверх. Девятый этаж – не девяностый, ноги не отвалятся. Зато безопасно. Правда, подумав так, я все же слегка притормозила. А безопасно ли? А что если этот липовый мир недолговечен? Мы заберемся на девятый этаж, а дом и все остальное – бэм-с! – и исчезнут!.. Косточек не соберем, это точно. Разве что белочка уцелеет, и то не факт. Но следующая мысль меня чуть-чуть успокоила. Ведь если исчезнет все, то и падать нам будет не на что. Значит, не разобьемся. Просто задохнемся в безвоздушном пространстве. Фигня какая! И я продолжила взбираться наверх.

 

Дверь в Ванину квартиру показалась такой родной, что я едва не проронила слезу. На какое-то время вернулась надежда: а вдруг мир все-таки наш? Мало ли, почему безлюдно и тихо. Никого нет – вот и тихо. Не в мире никого нет, а в этом доме, в той части города, где мы побывали. Так вот совпало, что именно сегодня все куда-то ушли: на работу, на учебу, в гости, уехали в командировки, в отпуска… Допускает такое теория вероятности для сравнительно небольшой части города? Вполне. А то, что Бела говорит, – так она и до этого разговаривала. Может, это в принципе говорящий вид белок, и магия тут совсем не при чем. А полицейские, например, подумали, что это не она говорит, а я. Только зачем-то пискляво. Но ведь закон не запрещает пищать. Если не громко, не нарушая общественного порядка. Вот и…

Но это была не настоящая, конечно, надежда. Так, немножко душу побередить, представить, как было бы хорошо, если бы… Поэтому она очень быстро – бэм-с! – улетучилась, оставив меня наедине с суровой реальностью. Которая, по сути, реальностью как раз и не являлась. Но это уже философские дебри, а мне в тот момент было не до философии.

Я протянула руку к звонку. Надо же! Он тоже работал. Я прислушалась, затем прижала ухо к двери – тишина. Сердце упало; не мог же Иван, будь он в квартире, не услышать звонка! Впрочем, вдруг он в этот момент вышел зачем-то на лоджию или понятно зачем пошел в туалет. Хотя… с Ваней ведь должна быть Анна… Нет, совсем не должна! Ведь мы вышли из облачной стены не у самого Ваниного дома, значит и Аня, скорее всего, тоже объявилась в другом месте. А поскольку где живет Иван она не знала, то и пошла, по логике, к себе домой. Но это потом, подумала я. К ней мы тоже обязательно сходим, но сначала нужно встретиться с Ванечкой.

В нетерпении я стала молотить по двери кулаком. Потом развернулась и принялась дубасить ногой. Ничего! Тишина… Я чувствовала, как набухают слезами глаза, и попыталась взять себя в руки, мысленно внушая: «Не реви, дура! Если Вани здесь нет – это еще не трагедия. Просто мы пришли раньше, надо его подождать!»



Андрей Буторин

Отредактировано: 26.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться