Скиталочка. Куда он, туда и я

Размер шрифта: - +

Глава 24-2

 

К счастью, я не забыла забрать из квартиры Анны свою сумочку с телефоном, и теперь, пока мы шли, я первым делом позвонила бабушке. Они с дедом, разумеется, были в курсе, что я собралась перебраться к Ивану, – но я, конечно же, собиралась звонить дедуле с бабулей и навещать их. Ладно, за эти несколько дней я и так к ним вряд ли собралась бы в гости, но столько не звонить – это уже свинство, старики наверняка испереживались. Но когда на мой звонок ответила бабушка, оказалась, что не очень. Стало понятно, почему на телефоне отсутствовали и звонки от нее.

– Я думала, вы милуетесь, – захихикала бабуля, – не стала и отвлекать.

Милуетесь!.. Крутилово-закрутилово, мы что, по ее мнению, три дня – или сколько там – из постели не вылезали? Вот уж не думала, дорогая бабусенька, что у тебя такие представления о молодости! Или воспоминания?.. Хм-м…

– Мы путешествовали, – неосторожно сказала я.

Бабушка тут же пристала с расспросами: где были, что видели и все такое… Я решила не врать. То есть не то чтобы вывалить на старушку все как есть, это неизвестно чем могло кончиться, но говорить все-таки правду. По возможности. И слегка ее обрабатывая. По необходимости. Тьфу!.. Короче, вы поняли.

– Мы по лесу бродили, – начала перечислять я, – в городок один заглянули, но ненадолго, грязно там очень. В замке побывали, но там холодно и жестко… в смысле, неуютно, даже вспоминать не хочется. Еще на море были – но это так, проездом.

– Искупались хоть?

– Я – да. И рыбу ловили. Но там, кроме крыс, ничего не водилось.

– В море?..

– Сначала нет, потом да.

– Странно…

– А еще, – заторопилась я, испугавшись, что ляпнула лишнее, – мы белочку орехами кормили, вот.

– Тоже в море?

– Нет, конечно, ты что, бабушка? – вымученно засмеялась я. – Ну ладно, меня Ваня ждет. Дедуле привет от нас!

Убрав телефон в сумку, я отерла со лба пот. Уф-ф!.. Как же трудно, оказывается, говорить правду, да еще при этом и не врать.

Анна тоже позвонила. Родителям. Они жили в другом городе, перезванивались с дочерью, как я поняла, далеко не ежедневно; и сейчас-то, скорее всего, подруга стала звонить им, глядя на меня. Она про наши приключения ничего рассказывать не стала, ограничившись дежурным сообщением, что у нее все хорошо, она здорова, одета по погоде и ест каждый день. Ну и потом, что-то выслушав от родителей, ответила, что внуков у тех пока нет, во всяком случае она о них не знает.

– Кстати, ты меня прости, – ляпнула я, когда подруга закончила разговор, – но о внуках тебе действительно пора бы подумать… В смысле, о детях.

– Я в процессе, – буркнула в ответ Анна.

– Заведения детей?.. – ахнула я.

– Думанья, – ответила ведьма.

 

Потом мы до самого Ваниного дома молчали. Зря я с этими детьми влезла, не мое же это дело. Но с другой стороны, я уже на самом деле считала Аню своей подругой, и переживала за нее, хотела, чтобы она была счастливой. А дети – это ведь счастье, правда? Конечно, правда. А если к ним еще прилагается и неплохой папа… Детей, в смысле, папа. То есть, сначала муж, а потом папа… Сначала Анин муж, а потом папа их совместных детей. И муж потом тоже, конечно… Тьфу ты, что-то меня совсем закрутило! Это как раз из-за переживаний насчет Ани и детей. И мужа. Тьфу!.. Короче, вы поняли.

А вот в магазин за орехами для Белы мы зайти не забыли. Купили килограмм фундука, чему зверушка была откровенно рада и все норовила спуститься по моей руке к пакету, что мне не нравилось, потому что она меня при этом царапала коготками. Пришлось на нее шикнуть, пригрозив отдать орехи первому попавшемуся навстречу ребенку. Не знаю, почему я так сказала. Наверное, на фоне недавних переживаний об Аниных детях. Но теперь замершая на моем плече разглядывала встреченных детей, которые очень ей радовались и улыбались, с откровенным подозрением, а на одну маленькую девочку, потянувшую к ней ручки, даже сердито запищала, подумав, видимо, что ребенок замыслил дерзкое похищение орехов. За это я дернула Белу за хвостик и сказала, что орехов она сегодня не получит. Белочка тут же перепрыгнула с моего плеча на Анино и принялась ей жалобно пищать в ухо – вот ведь ябеда!

– Не обращай внимания, – сказала ей ведьма. – Ола отходчивая. Будут тебе орехи, не переживай.

Бела вроде как успокоилась, но сидеть осталась на плече у Анюты.

 

Пока мы поднимались на лифте на девятый этаж, я чуть локти себе не искусала – хорошо, не дотянулась. Переживала очень: а вдруг Ванечка не перенесся? Вдруг его как раз сейчас Охохоня на себе женит? Или, например, перенесся, но не сюда. Или сюда, но не весь – смартфон же его не весь перенесся! Короче, вариантов было много, а лифт скоростным не являлся, так что распрощаться с любимым навеки я успела раз десять – по прощанью на этаж плюс бонус. Но Ваня – дорогой, любимый сладкий мой Ванечка – оказался дома!!! Даже дверь была приоткрытой – ждал, мой родной!

А он и правда ждал. И дверь, как потом рассказывал, не закрыл еще потому, что постоянно выходил на площадку, слушая: не хлопнет ли дверь подъезда, не зашумит ли лифт, не застучат ли по ступенькам мои каблучки… И как это бывает по закону подлости, когда мы действительно хлопнули дверью подъезда и зашумели лифтом, он отлучился… по делам. Ну, вы понимаете.

Но хоть дверь в квартиру была и открытой, я постеснялась заходить без стука. Да, это было уже как бы и мое жилье, но я пока не привыкла, видимо. А потому постучала. Позвонила, в смысле. И сразу услышала родной голос:



Андрей Буторин

Отредактировано: 26.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться