Сквозь тени прошлого

Размер шрифта: - +

Глава 1

Сырой осенний вечер давно опустился на город, окутав все вокруг влажной белесой дымкой, но на тёмном застывшем небе не вспыхнуло ни единой звезды — с самого утра грязно-серые тучи затянули голубую гладь до самого горизонта. Мелкий моросящий дождь монотонно отбивал дробь о крыши домов, оседая прозрачной водяной рябью на стёклах витрин и витражах зданий. Поздняя осень в Чикаго всегда отличалась блёклостью и однообразием. Она скрадывала краски, накрывая все невзрачным плащом уныния и невыразительности. А промозглый ноябрьский ветер, который набрасывался на город, как раненое животное на ускользающую добычу, заставляя прохожих выше поднимать воротники и кутаться в тёплые вязаные шарфы, по праву считался основным спутником чикагской осени.

Габриэлла вышла из машины и плотнее запахнула чёрное твидовое пальто. Свободных парковочных мест возле антикварной лавки, в которую она старалась попасть до закрытия, увы, не оказалось, и теперь ей нужно успеть за рекордно короткое время преодолеть расстояние в два квартала. Но ни погода, ни туфли на высоких каблуках к этому не располагали. Обреченно вздохнув, она тряхнула волосами, в которых уже похозяйничал навязчивый дождь, осыпав чёрные пряди влажным бисером, и, перепрыгнув через лужу, побежала по ярко освещённому тротуару.

— Магазин уже закрыт, мэм! — оторвавшись от монитора компьютера, произнесла седовласая женщина в широких роговых очках.

— Я знаю, извините, но у меня назначена встреча с мистером Митчеллом, — пытаясь восстановить дыхание, проговорила Габриэлла.

Строгая дама цепко осмотрела её и подняла трубку старинного и явно очень дорогого телефона. Аппарат был будто высечен из цельного куска малахита и украшен золочёнными кокетливыми вензелями, а в тусклом свете настольной лампы казался вырванным из какого-то модного салона середины тридцатых годов прошлого века. Пока женщина набирала на круглом циферблате номер, Габриэлла блуждала взглядом по представленному в магазине товару. Основное освещение было давно погашено, и ей приходилось изрядно напрягать зрение, рассматривая, что находится чуть дальше круга света, который давала небольшая лампа, стоявшая на прилавке. Изящные предметы интерьера, мебель и посуда, картины и статуэтки, тонкий фарфор и венецианский хрусталь — малая толика антикварного достояния, находящегося под этой крышей. Старинные вещи, наполненные историей и закалённые временем в полумраке помещения, приобрели неясные смутные очертания и, казалось, пропитались мистическим духом прошлого.

— Мистер Митчелл, некая молодая леди утверждает, что у вас назначена встреча. Имя? Мисс… — Она чуть повысила голос, привлекая внимание Габриэллы, и выжидающе подняла бровь.

— Хилл, Габриэлла Хилл.

 — Габриэлла Хилл, — повторила она. — Да, хорошо. — Женщина повесила трубку и обратила все свое внимание на гостью.

— Мисс Хилл, я провожу вас к мистеру Митчеллу.

Они вместе прошли к небольшому коридорчику, находящемуся справа от кассы, и Мария, так представилась строгая дама с забранными в пучок седыми волосами, включив свет, знаком показала Габриэлле следовать за ней. Узкая винтовая лестница, устланная ковром цвета спелой вишни, уходила на второй этаж и буквально упиралась в тёмно-коричневую массивную дверь. Ловко для своего возраста преодолев ступени, Мария тихонько постучала и, не дожидаясь ответа, толкнула дверь и вошла внутрь.

— Мистер Митчелл, ваша гостья. — Она указала на вошедшую следом Габриэллу.

— Мисс Хилл, приятно познакомиться! — Самюэль вышел из-за стола и протянул ей руку.

Габриэлла быстро пробежалась взглядом по кабинету и встретилась глазами с невысоким импозантным мужчиной чуть за шестьдесят.

— Мистер Митчелл, извините, что несколько опоздала, — пожав сухую твёрдую ладонь, проговорила она. — В этом городе машин больше, чем людей!

— Не извиняйтесь, — махнул он и обратился к замершей возле двери Марии: — Сделай нам, пожалуйста, кофе и можешь быть свободна. — Самюэль помог Габриэлле удобно устроиться в обтянутом кожей тяжёлом кресле и, обойдя письменный стол, опустился напротив. — Итак, мисс Хилл, чем могу быть полезен?

— Мистер Митчелл, я журналист, работаю в «Чикаго Трибюн».

— Это мне известно, но вряд ли вы пишите статью по моему профилю, — взяв ручку со стола и сделав пометку в толстом блокноте, заметил Самюэль.

— О, нет, у газеты немного другой профиль. Мистер Митчелл, я на некоторое время  решила оставить журналистику. Я пишу книгу, и мне необходима ваша помощь.

— И о чем же будет ваша книга? — заинтересованно спросил Самюэль.

— О драгоценных камнях, редких вещах, предметах искусства и культа, и всё это глазами современных ценителей, коллекционеров, эстетов.

— Хм… — Задумчиво потерев подбородок, Митчелл изучающее посмотрел на сидящую перед ним девушку. — Признаюсь, мисс Хилл, вы меня удивили. Согласитесь, тема весьма нетривиальная, я бы даже сказал, неожиданная для столь молодой леди. — Он помолчал. — Позвольте спросить: откуда такой интерес?

— Ну, леди не такая уж и молодая, — рассмеялась Габриэлла. — Но вы правы, тема действительно нетипичная. Обычно наш брат пишет о политике и обо всем, что с ней хоть как-то связано, но мной двигают исключительно личные мотивы. Отец всю свою жизнь увлекался работой с камнем. Он не занимался этим профессионально, был скорее любителем, но этим делом горел. С годами его интересы ширились, обретали новые формы и пристрастия. Папа начал всерьез коллекционировать антиквариат, в нашем доме всегда было полно разных старинных вещей. Они не были особо ценными, но были уникальны в своём роде, и для него они были бесценны… — Она прервалась, заново перебирая в памяти детали давно ушедшего прошлого, и тоска по нему незримой тёмной вуалью скользнула по лицу, похитив с него все яркие краски, делая выразительные черты более утонченными, но менее привлекательными.



Оливия Лейк

Отредактировано: 06.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться