Сквозь тени прошлого

Размер шрифта: - +

Глава 9

В голубой гостиной, куда перешли дамы после ужина, тихо и ненавязчиво звучала классическая музыка. Поскольку это были не домашние посиделки, как выразилась Элизабет, а настоящий светский раут, хоть и с минимальным количеством гостей, продолжить вечер решено было здесь. Малая гостиная, где они обычно пили чай и беседовали о пустяках, в сравнении с этой казалась очень простой и по-домашнему уютной. Здесь же первое, что приходило на ум — роскошь и претенциозность. Возможно, если бы комната была заполнена людьми или была бы чуть меньших размеров, в ней и ощущался бы некий комфорт, а пока расслабиться не получалось. Габриэлла чувствовала себя, как в музее, а там, как известно, строгие правила и ничего нельзя трогать руками. Она улыбнулась так удачно пришедшему сравнению и, пригубив поданный Оливером малиновый ликёр, прислушалась, о чем Элизабет беседует с Лаурой, элегантно раскинувшейся в изящном бело-голубом кресле.

— Через месяц состоится благотворительный вечер, организованный фондом по борьбе с онкологическими заболеваниями у детей, в члены правления которого я вхожу. Будет крупный аукцион, а все вырученные средства пойдут в помощь детям, нуждающимся в срочных операциях, — рассказывала Лаура.

— А аукцион устраивает «Мартис»? — вмешалась в разговор Эмма.

— Да, конечно. Мы с Закари так и познакомились. Он довольно часто помогает нашему фонду и не только нашему!

— Наш Закари известный филантроп! — в очередной раз восхитилась миссис Крэмвелл и посмотрела на Габриэллу. — Дорогая, об этом нужно будет обязательно упомянуть в вашей книге, дабы явить всем образец жертвенности и человеколюбия.

— Конечно, Элизабет, — всеми силами пытаясь погасить рвущийся наружу смех, отозвалась она. «Не человек, святой! — про себя сыронизировала Габриэлла. — Грехи таким образом искупаете, мистер Денвер? А может, деньги отмываете?» Но она не налоговая, поэтому трясти Лауру или кого-то ещё на предмет его меценатской деятельности не собиралась.

— Лаура, признайтесь, это вы — та самая причина, по которой Закари так часто оставляет нас и едет в Лондон? — полюбопытствовала миссис Крэмвелл.

Лаура довольно улыбнулась. Ей явно польстило, что отлучки Захарии списали на неё.

— Да, Элизабет, и планирую в понедельник опять его увезти! Надеюсь, это вас не очень расстроит? — преувеличенно любезно спросила она.

— Расстроит, но что же поделаешь! — ответила миссис Крэмвелл, громко вздохнув. Эмма бросила кислый взгляд на улыбавшуюся Лауру и, поднявшись с дивана, бросила через плечо, что отправляется покурить.

— В Эйджвотере останется сплошное женское царство, Сэнди тоже в понедельник возвращается в колледж.

— А вы, Габриэлла, бывали в Лондоне? — обратилась к ней Лаура.

— Только проездом… — У неё зазвонил телефон и, извинившись, Габриэлла вышла на террасу. По возвращении она обнаружила, что Сэнди уже присоединился к ним, и на смену классической инструментальной музыке пришли знаменитые хиты Мадонны.

— Габриэлла, а вы не брали у неё интервью? — Надежда в голосе и щенячье выражение лица просто умиляли и хотелось сказать: Да! Но, к сожалению, это не было правдой.

— Нет, Сэнди. За последние шесть лет из известных людей мне удавалось пообщаться только с политиками. Как видишь, никого и близко настолько интересного.

— Габриэлла, для женщины вы слишком много работаете и мало уделяете времени личной жизни! — вынесла свой вердикт Элизабет. — Вы ведь не замужем?

— Нет. — Габриэлла терпеть не могла, когда малознакомые люди, да и близкие тоже, лезли в её личную жизнь, но она здесь гостья и грубить не хотелось. Гул приближающихся голосов отвлёк миссис Крэмвелл от щекотливой темы. Мужчины показались в дверях, и она воскликнула:

— Ну наконец-то! Мы уже начали скучать!

— Простите, мы действительно задержались, — присаживаясь, извинился Захария. Он сделал знак Оливеру принести виски и поинтересовался:

— Мы прервали разговор, Элизабет. О чем вы беседовали?

— О том, что современные женщины совершенно забыли своё предназначение и по стилю жизни больше напоминают мужчин! — посетовала она.

— О, это совершенно не относится ко мне! — заявила Лаура. — Я всегда мечтала о большой семье, детях, муже… — На последнем слове она бросила такой многозначительный взгляд на Захарию, что всем вокруг стало ясно, насколько далекоидущие у неё планы. Лаура замолчала, ожидая его реакции: одобрения или хотя бы многозначительной улыбки, но выражение его лица было таким же расслабленно-ленивым, как и до её намёков. Захария бегло скользнул по ней взглядом и посмотрел на Габриэллу.

— А у вас, мисс Хилл, какие планы на будущее? — Габриэлла заметила, как его глаза насмешливо сверкнули, напоминая о сделке: «Без вранья, между нами оно не пройдёт».

«Уж точно не выйти за вас замуж», — подумала она.

— Допить этот ликёр, потом написать статью о вреде алкоголя и лечь спать, — поделилась планами на ближайшее будущее Габриэлла.

— Заманчивая перспектива, — улыбнулся Захария. — Но давайте не будем о работе, расскажите, как вы относитесь к основному предназначению женщин.

— А каково оно? — непонимающе спросила Габриэлла.

— Брак, муж, семья…

— Я журналист, писатель и брак не значится в моих главных жизненных приоритетах. Но это не значит, что я против… как вы сказали? А… основного женского предназначения.

— Не лукавьте, — лениво произнёс Захария, толкая Габриэллу на дальнейшие откровения.

— Времена, когда замужество для женщины было самоцелью и стояло во главе угла, давно прошли, — начала Габриэлла и поджала губы. То, что она скажет дальше, возможно, настроит против неё всех женщин, находящихся в гостиной, но мистер Денвер желал откровенности и ни на минуту не забывал про их уговор. — Сейчас не обязательно полностью посвящать себя мужу, перенимать его привычки, забывая про свои, теряя собственную индивидуальность и становясь безликой частью мужчины, становясь… миссис… — Она прямо посмотрела в насмешливые голубые глаза и продолжила: — Возможно, Денвер!



Оливия Лейк

Отредактировано: 06.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться