Сквозь тени прошлого

Размер шрифта: - +

Глава 17

Первое утро в Лондоне, начавшееся так томно и приятно, неожиданно переросло в по-настоящему безумный день. Завтра состоится благотворительный аукцион, ради которого, собственно, они и приехали в столицу, а за ним, как полагается, последует шикарный приём. То, что это будет невероятное по своей респектабельности и претенциозности мероприятие сомнений не было, как и то, что соберутся там самые сливочные сливки лондонского высшего общества. А Габриэлле, как оказалось, совершенно нечего надеть. Поэтому разлеживаться и отдыхать в мягкой постели Захарии долго не пришлось. Проштудировав интернет и примерно наметив свой маршрут, она решительно собралась покорить высоту под названием Оксфорд-стрит и прилегавшие к ней не менее популярные торговые улочки.

Шоппинг в Лондоне предоставлял поистине гигантские возможности: фешенебельные магазины, эксклюзивные дизайнерские бренды, уютные дорогие бутики и огромные торговые центры, предлагающие товар на любой вкус и кошелёк. Но поскольку сегодня Габриэллу устраивали исключительно люксовые марки одежды, она с преспокойной душой свернула на Бонд-стрит, которую по праву называли Меккой для любителей модных брендов премиум-класса.

Главным виновником сегодняшней суеты было вечернее платье, а точнее — его отсутствие, и Габриэлла очень надеялась, что сможет за такой короткий срок приобрести наряд по своему вкусу. У неё давно сформировались предпочтения в одежде. Элегантность и изысканность непременно должны сочетаться с простотой кроя и отменным качеством исполнения. Никаких кричащих, экстравагантных или вульгарных нарядов. Поэтому сомнений или долгих раздумий насчет выбора бутика быть не могло. Только классика, только Шанель!

Усталая, но довольная, Габриэлла плюхнулась на мягкий голубой диванчик и наконец смогла перевести дух. Облегчённо выдохнув, она бросила взгляд на гору пакетов, примостившихся рядом, и сделала заказ:

— Кофе и десерт на ваш выбор. — Углубляться в изучение меню симпатичного ресторанчика в универмаге Селфриджес не хотелось, а сладкое она обожала и употреблять могла практически в любом виде, а потом, как водится, ругала себя за проявленную слабость, пыхтя на беговой дорожке. Габриэлла с удовольствием откинулась на мягкую спинку дивана и снова посмотрела на свои покупки.

На фоне приобретенного роскошного платья, её собственное нижнее белье показалось блёклым и унылым. Да и чёрные туфли-лодочки, купленные перед самым отъездом в Англию, сразу стали неподходящими и даже убогими. А когда она приобрела новую обувь, потребительская ловушка с характерным щелчком захлопнулась и цепочкой потянула за собой все эти невероятные женские нужности. Сумочка, косметика, духи, а также разные и абсолютно необходимые мелочи, вроде нежнейшей мочалки с чудодейственным эффектом — кожа, как у младенца, — и аромамасла для полной релаксации.

Габриэлла, рационально прикинув, рассудила, что в целях экономии времени лучше не ходить из магазина в магазин по всей Оксфорд или Бонд-стрит, а купить всё в одном месте, и направилась в огромный торговый универмаг, который заприметила ещё в начале своего восхождения к потребительской вершине. А когда её банковский счет был практически обескровлен, о чём не преминуло напомнить навязчивое смс из банка, она выдохнула и отправилась передохнуть в кафе.

Отхлебнув прекрасно приготовленный капучино, она маленькой ложкой захватила ароматный белый мусс и зажмурилась от удовольствия. Легкий, в меру сладкий десерт из тропических фруктов и воздушных сливок вызывал настоящую бурю вкусовых эмоций и ощущений.

«Практически оргазм! — уверенно заключила Габриэлла. — Главное — не начать вылизывать тарелку». Ассоциации с разными физическими удовольствиями непременно напоминали ей о Захарии. Она взяла в руки маленький пакетик и заглянула внутрь.

Поддавшись порыву и маячившему на горизонте бутику Армани с впечатляющим своими размерами мужским отделом, Габриэлла не удержалась и купила-таки для него галстук. А сейчас не знала, как преподнести этот подарок. Вдруг Захария посчитает этот порыв излишним, или ему просто не понравится расцветка, хотя она очень серьезно подошла к выбору. Вздохнув и облизнув ложечку, Габриэлла положила пакет на место. Дарить его или нет — это вопрос, решаемый одним бокалом вина. Если и после него она не осмелится надеть на любовника галстук, значит, придётся оставить его у себя.

Покончив с десертом, она достала блокнот и начала делать пометки. Тщательно запоминать и записывать всю поступавшую к ней информацию Габриэлла начала давно. Это уже была не просто профессиональная привычка. Это часть её самой. Ведь никогда не знаешь, что может пригодиться в жизни. Возможно, какая-нибудь неважная на первый взгляд мелочь в итоге обернётся настоящей сенсацией, или абсолютно непримечательные несколько слов в корне изменят чью-то судьбу. Вот и сейчас Габриэлла записывала то, что рассказывал ранее Захария. Так, обычные повседневные дела и заботы, если его дела вообще можно назвать обычными. Это, конечно, не войдёт в её книгу, но и пропустить мимо ушей эти сведения она не смогла. Габриэлле казалось, что перечитывая собственные записи она начинает лучше понимать его, видеть самые незначительные и практически незаметные глазу особенности характера Захарии.

— Мисс Хилл?! — раздалось у неё над головой. Габриэлла посмотрела на нарушителя своего уединения и захлопнула блокнот.

Вот так встреча! Она меньше всего ожидала увидеть на этаже, где располагалась преимущественно элитная женская одежда и аксессуары, финансового директора «Мартис». А ещё Габриэлла поймала себя на мысли, что с момента их краткого знакомства в Эйджвотер-Холле лицо Ника Идена полностью стёрлось у неё из памяти, но узнала она его сразу. Совсем недавно они с Захарией делились своим университетским прошлым, а точнее, самыми запомнившимися моментами из студенческой жизни. А дружба с Николасом началась весьма неординарно.

Обычный студент-первокурсник из среднестатистической британской семьи. Ни богатых родителей, ни влиятельных родственников. Они принадлежали к разным компаниям. Как пояснил Захария, Ник в то время жил на стипендию. Он не мог себе позволить ни трат, ни пьянок обеспеченной молодёжи Оксфордского университета. Но у него была светлая голова, немалые аналитические способности и… огромное терпение. Но и оно было не бесконечно. После очередной подначки он назвал Захарию зарвавшимся богатеньким ублюдком, что, кстати, по словам последнего было недалеко от истины, а затем, прямо на лекции, началась хорошая драка. Как оказалось, у Ника была тяжёлая рука и хороший удар, смеясь вспоминал Захария. Разнять их смогли только когда один из стульев вылетел в закрытое окно, оповестив звоном разбитого стекла весь университет о том, что в лекционном зале кафедры математики и финансовых вычислений занятия проходят явно не в соответствии с учебным планом. Затем последовали строгий выговор и двухнедельные общественные работы, на которых волей-неволей они вынуждены были общаться. Захария говорил, что уже тогда Ник был выдающимся математиком. Габриэллу всегда поражал мужской подход к дружбе. Сначала бьют друг другу морды, потом — не разлей вода!



Оливия Лейк

Отредактировано: 06.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться