Сквозь туманы. Часть 1

Размер шрифта: - +

Глава 4. Горькие сладости

Сон уходил медленно, сплетаясь с реальностью.

Горло раздирал кашель, перед глазами белая муть.

Анна услышала шуршание возле двери, глянула туда сквозь слезы. Ей показалось, что в дверях мелькнула желтая футболка Дениса. Новая волна кашля заглушила желание окликнуть проводника. Савина скрутилась, потянув за собой покрывало.

Через несколько минут, когда приступ отпустил, кто-то коснулся плеча. Анна приподняла голову и разглядела Елену.

– Узнала, что ты плохо себя чувствуешь, приехала помочь. Да, выглядишь неважно, – девушка протянула стакан воды и присела на край кровати.

Лена была очень светлой. После кошмара и приступа она напоминала ангела. Анна долго любовалась аккуратно сплетёнными косами, что свисали на плечи девушки, светящейся белой кожей, всматривалась в светло-голубые глаза. Настоящая фарфоровая фигурка балерины: хрупкая и нежная, только живая.

Анна отдала стакан и снова прилегла на подушку. Сказать что-то не смогла, спазм не отпускал.

Ее мучили вопросы. Что-то не так. Но и спросить об этом было некого. Анна знала, что все эти повторения приступов – не к добру. Она же не глупая. Сейчас чувствовала себя лучше, но этот сон и раздирающий кашель, от которого до сих пор пекло в горле, вымотали ее. В руках и мышцах непреодолимая слабость. Но нужно вставать, работа не ждет.

– Тебе лучше? Нужно врача вызвать? – Лена коснулась осторожно предплечья и обеспокоено заглянула Анне в глаза.

– Нет, уже все нормально, – прохрипела Савина. Голос есть – это радует.

Девушка настроила кондиционер, походила немного по комнате, затем присела снова возле Анны. Она что-то хотела сказать и явно подбирала слова.

– Стас говорит, что Денис прав, – мягко начала Лена.

– В чем?

– Опасно идти в Туманную долину. Ты подвергаешь себя риску, тем более, с такими при…

– Та-а-ак! Стой! – неожиданно голос прорезался, Анна откашлялась и заговорила уверенней: – Мое состояние здоровья не касается работы и не касается Разумова. Возможно это всего лишь перегрев или акклиматизация. Да и я все равно должна сделать то, ради чего приехала. Иначе меня уволят. А Денису уже говорила: если он так боится, я найму другого проводника.

– Сомневаюсь, что кто-то решится пойти, – прошептала Елена. Прозвучало, как мысли вслух. А затем, уже громче, добавила: – Он думает, возможно, там уже и озера нет. Провалы и сдвиги пласта земли – там норма. Я видела последствия аварии на дороге – это жутко.

Лена замолчала и заломила кисти.

– С пустыми руками я не уеду, мне нужно что-то показать шефу, – упиралась Анна. – Даже если это будет дыра в земле или затопленная долина, я должна сделать фото. Тем более, меня терзают сомнения, что там-таки уж ничего нет. Как-то странно все пытаются отговорить меня. Подозрительно. Зачем было вообще соглашаться? Подписывать договор? Я вас не понимаю.

Лена ничего не ответила, лишь покачала головой. Потянулась минута молчания, затем белокурая встала и бесшумно прошлась по комнате.

– Тебе решать, конечно. И Денису. Быть провожатым для тебя – риск и для него. Но, поверь, он не из-за себя так упирается.

– Ну, конечно! – психнула Савина. – он же думал, что из Центрального приедет крепкий мужик.

– Да этот тут при чем? Не думаю, что он вдавался в подробности.

– Тогда не понимаю, какой смысл в этом разговоре?

Резко захотелось остаться одной. Раздражали эти тайны и недомолвки. Анна чувствовала, как от этого расползается по телу грязь. Нужно доползли до душа и смыть ее. Только так можно избавиться.

Но Елена не уходила. Она помолчала немного, глядя через гардину вдаль, затем обернулась, улыбнувшись так ласково и открыто, что на душе Анны потеплело.

– Прости, тебе плохо, а я тут со своими нравоучениями. Схожу поесть что-нибудь закажу, – засуетилась знакомка и вышла из номера.

Елена вернулась через четверть часа, Анна успела принять душ и как раз просматривала сделанные за последние дни фотографии.

Поднос расположился на тумбочке. На нем веерами были выложены нарезанные фрукты и венчались они гроздью винограда.

– Я подумала, ты захочешь что-то легкое.

– Спасибо, – Анна потянулась за виноградиной. – Как раз то, что нужно. Погоди!

 Вооружившись камерой, Савина сделала несколько фото.

– Понимаю! – Елена показала на темную папку, что висела у нее на боку.

– А? – переспросила Анна.

– Я тоже всюду таскаю свое призвание, – девушка подсела ближе, запрятала за ухо выбившийся из прически локон и развернула альбом.

Анна замерла: десятки рисунков акварелью, ручкой, грифелем и пастелью, от маленьких зарисовок до полноценных цветных картин. Здесь животные и птицы, дети и взрослые, портреты и сюжеты, фрукты и цветы, пейзажи и сюрреализм. Анна была так поражена, что вскочила с кровати, забыв о недомогании. Подала Елене ноутбук и открыла свои работы – тысячи фотографий.

Они так долго обсуждали творчество и ели фрукты, что не заметили, как день повернул на вечер.

 

С Леной договорились встретиться через два часа в парадном холле. Анна была вдохновлена этой девушкой. Общие творческие взгляды и сумасшедшая тяга к своей работе сблизили их за короткий срок.

Нужно было сесть за статью, а перед глазами все еще мелькали разноцветные картинки, идеальные формы, рисунки и скетчи – голова кругом.

Анна закрыла ноутбук и задумалась.

Два сумасшедших дня. Что за музыкальные глюки? Откуда взялся кашель? А сны еще хуже… Сглотнула горечь. Жутко хотелось пить.

В графине вода закончилась. Стоило вызвать обслуживание, чтобы набрали, но Савина решила проветриться и сходить к кулеру самостоятельно.



Диана Билык

Отредактировано: 15.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: