Слезами Наружу

Размер шрифта: - +

Ромка

РОМКА

**********

 

Олегу Вениаминовичу – тренеру детско-юношеской команды по плаванью в центральном административном бассейне города, - видимо, забыли сказать, что все войны давным-давно закончились. Он же лучший, его ученики сорвали один всероссийский кубок, пятнадцать медалей на городских соревнованиях и миллионы грамот да дипломов, что впору было зад потирать в туалете. Именно к нему в группу попал Ромка. Ну как сказать, не то чтобы попал, а специально был устроен тётей, ведь она – дофига светская львица, значит – её племянник должен обучаться только у лучших.

Олег Вениаминович, по кличке Витамин, совсем не походил на спортсмена и тем более - на военного: худенький, плечи узкие, грудь впалая, а животик отпустил нехилый. Однако командовал Витамин детьми как ротой солдат, постоянно напоминая, в каком элитном подразделении… пардон, группе занимаются эти сосунки/щенки/мелочь.

В бассейн Ромка прибыл совсем разбитым. Как будто простуда атаковала тело, или грипп какой. Тело согрелось, что уже радует. Не знобило. В другое время Ромка бы вернулся домой, забыв о занятиях в бассейне, но сегодня мальчик боялся попасть в лапы тётки, которая обязательно потащила бы его к стилистам а-ля Серёжа Зверев, чтобы сделать из племянника их отвратительное подобие. Поэтому – лучше бассейн, чем модная блестящая причёска.

Но когда одежда забралась в шкаф, и Ромка надел плавки, хандра вернулась. Любое дуновение ветерка вызывало мурашки.

Как же сейчас нырять в бассейн, где вода на порядок ниже градусом?

Ничего, Ромка, ты выдержишь.

Подрагивая, обхватив себя руками, мальчик встал в шеренгу учеников, чьи имена и фамилии до сих пор не запомнил. Ребята выстроились в огроменном павильоне учебного бассейна, в котором, как думал Ромка, воды хватит на приличное цунами, способное снести город. Здесь температура воздуха давила духотой, Ромка даже начал потеть и болезненный озноб вновь отступил.

Под галдёж плавающих вдалеке ребят из другой группы Витамин читал нотации, объяснял степень везения щенков, учащихся у такого великолепного преподавателя, ездил по ушам внутренним давлением, правильным дыханием. Ромка пропускал словесный понос мимо ушей, рассматривая просторы административной купальни, как однажды прозвал это злачное место. Над водой тошнотворный зеленоватый свет верениц длинных ламп под потолком, под водой – голубоватый мир хлорки. Как будто мир после ядерного взрыва.

- Все поняли??? – взревел Витамин над ухом.

- ДА!!! – выкрикнула толпа, и Ромка к ним присоединился.

Потом всё на автомате: пять кругов по периметру бассейна неспешным бегом, чтобы размять лёгкие. Внутри Ромки так пусто, что можно залечь под стул первого ряда трибун до второго пришествия. Или пока не найдёшь место в поганом мире, когда лишь ты остался одиноким островом в океане.

А где остальные люди? Где? Я их не вижу. Вокруг сплошные упыри.

- СТОЯТЬ!

Что? Уже пятый круг? Ага. Быстро он, даже не заметил.

А дальше по алгоритму: на исходную позицию, прыжок по сигналу и в стиле баттерфляй. Ну ладно, про баттерфляй – это уже перебор, но в остальном – всё честно. А Витамин уже на другом бережку тебя с секундомером караулит.

Пальцы ног зацепились за влажный кафель. Нависая над водой, нутро сжалось, и яркая предостерегающая мысль пронзила мозг: лучше не прыгать. Организм посылал нервные сигналы СОС, велел отключить работу систем, замереть и отойти от воды. Подсознательно Ромка знал температуру голубого пространства под ним, а уже сознательно понимал – сегодня телу будет очень сложно принимать такие градусы.

- НА СТАРТ!

Ромка свёл колени, согнулся, готовясь к прыжку.

- ВНИМАНИЕ!

Последнее предупреждение. Если прыгнешь, случиться что-то ну совсем плохое!

- МАРШ!

Упор.

Прыжок.

Короткий полёт.

Бултых!

Он стоит с ржавым тесаком в руке, сквозь мрак пробивается темное пятно его маски. До груди свисает гофрированный хобот. И только идеально круглые механические глаза поблескивают как окуляры C-3PO[1]. И он смотрит прямо в душу. Его нож желает вонзиться и в твою грудь, чтобы вытащить сердце, но уже поздно.

Дыхание сбивается, на долю секунды Ромка теряет сознание и почти идёт ко дну. Сердце будто подвисает под куполом грудной клетки. А потом голову пронзают яркие образы, с которыми любит бороться Руслан Иванович. И Ромка срывается вперёд. Работает руками, вдыхает воздух вперемежку с хлоркой, старается уплыть от мыслей и образов,

…он называет себя Доктор…

но они догоняют и добивают. Кирпичные стены. Голос отца:

- Ромка! Ты что учудил? Мы столько времени тебя искали! Ну-ка пошли домой, у нас состоится серьёзный разговор!

Родители думали, их там всего трое. Но они не представляли зло, скрытое во мраке заброшенной больницы, пока этот гад не вышел из-за угла. Ромка не видел мужчину до этого момента.

Вперёд! Вперёд! Плыть подальше от жутких событий.

А в руках он сжимал нож для разделки мяса.

Бум!

Ромка ударяется головой о противоположный борт и вскрикивает. Тело немедленно идёт под воду. Мальчик глотает хлорированную воду.

Может, не стоит сопротивляться судьбе и покорно улечься на дно?

Но инстинкты тянут вверх, и Ромка вздрагивает. Над водой появляется его голова и шумно вздыхает воздух. Схватившись за поручень, мальчик выбирается наружу. Ледяной воздух, минутой назад казавшийся жарким, дерёт горло, сводит мышцы, зубы отбивают чечётку. А свет заслоняет мрачный силуэт.

- Сорок семь секунд! Щенок! Ты самый ужасный из всех! ВСТАТЬ!!!

Ромка переворачивается на бок и осторожно поднимается сначала на колени, потом на ноги. Каждое движение замораживает мышцы, пытаясь добраться до сердца.



Юрий Грост

Отредактировано: 04.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться