Слуга его соплейшества

Font size: - +

На неведомых дорожках - 2

На неведомых дорожках-2

 

Пылал огонь в больших печах, бурлила в кастрюлях вода, а сложенный из ножей, разделочных досок и поварёшек монстр вихлялся между столом и очагом в отблесках живого огня, как жуткий терминатор. Рядом суетились поварята – столики, чем-то похожие на Валли, с лопатками-манипуляторами вместо рук. Именно из-за этой комнаты игроки не любили замок и тренировались на кошках. Здесь можно было сразу получить урон огнём, водой, сталью и разумом. И переобуться в процессе в вещи с нужным резистом не получалось – всё отгружалось сразу. Светозарчик ещё вытряхивал щепки из щелей брони, когда Повар двадцать пятого уровня заметил нас и радостно кинулся к посторонним на кухне. Его стаканчики-глаза блестели красноватыми отблесками, в сложенных из ложек и вилок руках появился консервный нож и мухобойка. Так он, похоже, оценил паладина и мою скромную особу. Следом за вождём устремились пятиуровневые поварята.

Кто как, а мне сразу захотелось убежать. Прохожденцы советовали долго ковырять Повара дробящим уроном, сдерживая парой посменных танков, лекарей, и тупого варвара с дубиной. Сколько ни строй наш отряд в три ряда, а столько не получилось бы.

Поэтому я деликатно скользнул в сторону, давая дорогу молодым. Повар замолотил ножом по щиту, зацепил щель и пошёл резать по контуру. Светозарчик засветился, Повар отскочил. Как и все порождения проклятия, он был чувствителен к магии Света.

Ну а я тем временем лихо прокатился на опешившем поварёнке прямо к котлу, и швырнул пару компонентов из заначки. Ужасный Суп с рублёной капустой превратился в Суп с капустой и крупой.

Занёсший над Светозарчиком тесак Повар вздрогнул и повернулся, а я уже колдовал над компотом из рублёных веток, превращая его из Странного в Почти Вкусный. Этого удара Повар уже не мог перенести. Ходульными шагами он кинулся к котлам, сунул в них поочерёдно голову, не боясь ожогов, а потом кинулся к шкафчику в стороне, распахнул его, и начал лихорадочно ковыряться в баночках. Он не мог пропустить шанс сделать что-то съедобное впервые за сотни лет. Поварята замерли рядом в ожидании распоряжений.

А мы на цыпочках прокрались мимо к выходу. Этот трюк я придумал, читая форум. Там одна партия приключенцев описывала, как в процессе кухонной битвы флакон с бодростью попал в котёл, и повар побежал проверять готовку. Потом он, правда, вернулся, и разнёс весь отряд. Потому что нефиг алхимикам лезть в готовку! Для этого нужна кулинария.

Мы выскользнули из душного ада прямо в прохладную оранжерею, заброшенную и сухую. Кусты дружно зашевелились в горшках, приветливо замахали шипастыми ветками. Жуткая аллейка для упакованных в тряпки друидов и рейнджеров.

Светозарчик прошёл её строевым шагом, пока я прятался за щитом на его руке. Со стороны мы наверное смотрелись, как черепашки – ниньзя. Да, пожалуй, можно было что-то придумать и для этого злобного гербария. Но зачем? Ветки скользили по стали, пытались зацепить ноги, хлестали в щель между щитом и паладином, то есть, прямиком по моей многострадальной тушке. Но вскользь, что радовало.

Куст перед дверью пытался упереться, но отлетел от хорошего пинка. Броня крепка, и танки наши быстры!

Мы ворвались в библиотеку и тут же встретили озлобленное шипение. Исполинские шкафы с книгами хмурого глядели на нас призрачными глазами. Убегающие в вышину полки навевали мрачные воспоминания про кобольда-палача. Да и вообще тут было… мрачно.

- Шшш! – рявкнул на Светозарчика высоченный шкаф со сказками, когда паладин слишком громко опустил ногу.

- Не шуметь! – проворчала набитая энциклопедиями этажерка.

Эта склочная свора была способна в прямом смысле вынести мозг неосторожным приключенцам. Достаточно было просто поверить, что удастся пройти без боя. И начать не шуметь, не топать, не горбиться и не шелестеть при чтении страницами. Вся мебель в библиотеке была менталами, очень сильными и вкрадчивыми.

Я выхватил метёлку из перьев и ткнул в самого длинного. Шкаф задрожал от удовольствия. И прекратил выносить мозг.

Я кинулся к другому шкафу. Это было похоже на клоуновское шоу с крутящимися на стержнях тарелками, когда надо бегать от одной к другой и подкручивать, не давая им падать. Я носился, как угорелый, наполняя библиотеку довольными вздохами. А Светозарчик тихо крался к выходу. Так тихо, как только и способно ведро с болтами.

Мы вырвались на большую лестницу, когда раздался первый боммм. Часы на невидимой башне отмерили первый час.

Мы успевали!

Призрачные фигуры на лестнице повернулись в нашу сторону. Дамы в старинных одеждах, изысканные кавалеры. Приглашённые, ожидающие еженочной свадьбы и бала. Десятки фигур двинулись на нас, незряче таращась белизной вместо глаз. Поймать, выпить душу, уничтожить. Заунывный стон тянулся со всех сторон. Эту зону хиппи тоже не любили и проходили обычно после жестокого боя, всё расколотив, спалив и вдоволь наплакавшись.

А Светозарчик просто врубил Доспехи Света. Толпа шарахнулась в стороны, как хипстеры от лопаты, и заткнулась. Мы торжественно поднялись по ступеням до закрытых дверей, возле которых скучали два Камердинера. Огромные, мордатые, в богатых ливреях, с окованными жезлами выше их роста в ручищах.

Двадцать седьмого уровня, между прочим.

- Ключ! Билет! У вас заказан столик? – прорычали они разом.

Я снова нырнул в инвентарь, и у Светозарчика в руке объявился меч Света. Камердинер вскинул жезл для защиты, но лезвие вдруг исчезло перед древком, и тут же появилось за ним. Крит! Вы нанесли Камердинеру Тьмы 125 урона плюс 200 урона Светом, плюс 73 урона Верой! Камердинер получает дебаф Свечение, Оглушение, Очищение!

От очищения он задымился, как негр от подарка тёти Аси.

Оценивший расклады второй Камердинер мгновенно распахнул дверь.

- Извините, сразу не признал, ваша светлость! – профессионально подлизнулся он заодно на всякий случай.



Константин Павлов

Edited: 16.06.2017

Add to Library


Complain