Смерть и прочие неприятности. Opus 1

Font size: - +

Глава 6. Con moto

(*прим.: con moto - с движением (муз.)

 

Проснулась Ева от того, что ей (чёрт возьми) это приказали. И, проснувшись, обнаружила, что над ней (чёрт возьми!) нависло самое ненавистное в мире лицо.

- Встань и начерти рунную формулу Элльо, - сказал Герберт вместо приветствия.

Ева поморгала. Оглядевшись, поняла: она лежит на полу подле бассейна, закутанная в льняное полотенце, сквозь маленькое окошко в ванну пробиваются солнечные лучи, а некромант сидит на коленях рядом – с засученными, но всё равно намокшими рукавами. Сзади маячило кресло, которое Ева привыкла видеть в библиотеке. Видимо, оттуда его и призвали, дабы с комфортом скоротать ночь, и посреди ванной оно смотрелось как минимум забавно.

Следом Ева вспомнила, что предшествовало её пробуждению.

От того, чтобы вмазать некроманту по носу сжатым кулачком – или пощёчиной по высокой скуле, соблазнительно маячившей рядом – её удержало лишь воспоминание: скоро он уйдёт, и нарываться на заключение под замком в своей комнате никак нельзя. Поэтому она призвала на помощь другое воспоминание.

Что чарами Элльо именовалось  усыпляющее заклинание, которое вчера она успешно практиковала.

Одной рукой прижав к груди полотенце, Ева встала. На краешке сознания родилась мысль, что стоит поблагодарить некроманта за полотенце, но тут же ретировалась, встретившись с отголосками вчерашнего гнева.

Когда Ева кое-как выплела цепочку символов, некромант удовлетворённо кивнул.

- Ты в порядке. Отлично. – Герберт поднялся с колен; штаны он тоже засучил, оголив смешные худые ноги с узкими щиколотками и ступнями, напоминавшими об утятах. – К слову, я бы успел убить тебя три раза. Надеюсь, к моему возвращению ты поработаешь над скоростью плетения.

- Конечно, господин, - вложив в это слово всё презрение, на какое была способна, процедила Ева.

Некромант махнул рукой, заставив кресло исчезнуть, и, не попрощавшись, был таков.

Оставшись одна, Ева вытерла мокрые волосы. Взяла зубную щётку, ждавшую на раковине.

К её удивлению, в иномирье имелись и щётки (с резными костяными ручками, очень мягкие, но всё-таки), и зубной порошок в расписной керамической баночке, и приличное кусковое мыло, пахнущее лавандой. В Москве к такому наверняка прилагалась бы подпись «ручная работа» и внушительный ценник.

С другой стороны, должны же керфианцы как-то чистить зубы. И если Ева далеко не первая гостья с Земли…

Ева старательно тёрла внутреннюю сторону зубов деликатной щетиной, щедро обваленной в мятном порошке.

Она не была уверена, что это вообще ей требовалась. Ещё в первый день в замке она подышала в ладошку, подозрительно принюхиваясь, но не уловила ни намёка на неприятный запах (логично, учитывая, что она теперь не ела, а стазис препятствовал размножению каких-либо бактерий). Аромат пота ей тоже не грозил, несмотря на отсутствие дезодоранта – Евина одежда благоухала разве что той же цитрусовой отдушкой, какой веяло из шкафа в её спальне (логично, учитывая, что она теперь не потела). Но пренебрегать гигиеной только потому, что та ей не требовалась, Ева не собиралась.

Интересно, сколько девушек согласились бы отдать жизнь за эти преимущества – не задумываться перед поцелуем, не надо ли тебе быстро закинуть в рот жвачку, и в любых обстоятельствах пахнуть разве что ромашкой, которую некромант явно подмешивал в чудо-раствор?..

К моменту, когда Ева привела себя в порядок, облачилась в сваленную на полу одежду и покинула злополучную ванную, мысли упорядочились настолько, что сложили довольно чёткий план действий. Даже несколько его вариантов – на случай, если один из элементов вдруг не сработает.

Известие Эльена, ждавшего под дверью, вписалось в эти варианты как нельзя лучше.

- Да благословят боги ваш день, лиоретта, - учтиво пропел призрак, улыбаясь даже лучезарнее обычного. – Часть вашего нового гардероба готова. Я распорядился, чтобы его разместили в вашем шкафу взамен того убожества, что занимало его раньше.

Вовремя.

- Доброе утро, Эльен. – Ева очень постаралась выглядеть безмятежной. – Прекрасно. Поспешу его примерить. Герберт уже ушёл?

- Да. Господин и без того едва не опоздал, но…

- Но ты, полагаю, будешь неподалёку.

- Конечно. Господин велел приглядывать за вами. Только не воспринимайте меня как надзирателя… я просто ваш помощник на случай, если что-то понадобится. Магия господина Уэрта – сторож куда лучше меня. Но покидать замок для вас опасно, и поверьте: хозяин печётся о вашем благополучии в той же мере, что и о своих интересах.

Под взглядом его лучистых глаз, исполненных бесконечного дружелюбия, Еве сделалось совестливо – от мыслей, что ей так или иначе придётся его обмануть.

- Лиоретта, прошу вас, - неожиданно проникновенно заговорил дворецкий. – Я понимаю, что господин… что вам с ним нелегко. Увы, его судьба и воспитание наложили неизгладимый отпечаток на его личность. Вы пробыли у нас так мало, а я уже вижу в нём… изменения. Даже не помню, когда он в последний раз так охотно завязывал диалог. – Если наши препирательства можно назвать диалогом, скептически подумала Ева. – Потерпите немного. Уверен, очень скоро он разглядит в вас то, чем вы являетесь. Не просто «своё создание». И тогда… – Эльен отвернулся, как-то потерянно глядя на одну из стрельчатых арок, дробивших длинный коридор, – я надеюсь, что ещё увижу его таким, каким он может быть. Каким был когда-то.

От этих слов Еве сделалось лишь более совестливо.

Ещё вчера она бы потратила этот день на то, чтобы спокойно покопаться в библиотеке. Поискать необходимую информацию – о стране, куда она угодила, ритуале, которым её подняли, и возможных способах воскрешения. Тихо проверила бы все свои догадки, всласть поэкспериментировала. Сейчас она собиралась действовать наспех, наобум и с дичайшими рисками.



Евгения Сафонова

Edited: 06.01.2019

Add to Library


Complain