Сообщница артефакта

Размер шрифта: - +

Глава 13. Теория преломления света

Башка ныла и раскалывалась. Микровзрывы. Только пошевелишься — маленький атомный гриб в мозгу. При попытке открыть глаза — маленький атомный гриб в мозгу. Мысли, и те приводили к маленькому атомному грибу в мозгу.

Великий Магистр, это же надо было так напиться!

Что они пили после трёхсотлетнего вина Святой Инквизиции? Вроде бы черёмуховую настойку… А потом — Фер пожевал губами, глотнул — да, вытяжку серых грибов, замечательное изобретение гномов горного чистилища… Причём стоила она ещё дороже, чем то самое вино из отцовского погреба, а всё для чего? Чтобы проснуться утром умирающим от похмелья…

А где Леви?

И где они умудрились заснуть?

Вихрастая голова справа — это точно Леви. Фер всё же разлепил веки и попытался сфокусировать взгляд на комнате. Ясно. Они приземлились в каморке матушки Мариель. Пахнет травами и свежими грибами. Пить… Великий Магистр, не горло, а пустыня Падших Магов!

Леви со вздохом сел на своём тюфяке, брошенном подле узкой кровати кормилицы, на которой лежал Фер, и посмотрел на него мутными, но вполне осмысленными глазами:

— Ну что, живой? Я уж думал, придётся устраивать тебе погребение, а я стану ариго, когда женюсь на Фири…

— Не дождёшься, — просипел Фер, ища взглядом воду. Леви протянул ему плошку:

— На, алкаш, полечись.

— Сам-то ты кто? — пробурчал Фер, жадно отхлебнув сразу половину… горького настоя! От неожиданности выплюнул прямо на пол. Леви едва успел отстраниться и воскликнул возмущённо:

— Сдурел совсем, светлость! Пей, матушка приготовила специально для тебя.

Выпив остатки настоя, как послушный мальчик, Фер, и правда, почувствовал, как микровзрывы потихоньку успокаиваются. Голова снова заработала, возвращая воспоминания о вчерашнем вечере. Они пили вино и рассуждали о том, как можно охарактеризовать странные ощущения. Это было похоже на игру света в призме. Белый на входе, а на выходе — целая радуга. Распрекрасная жизнь. Теория преломления света. Фотоны одни и те же, а цвет разный. Смотря с какой стороны посмотреть… После третьего бокала они с Леви сравнили свои показания, и вышло, что из жизни Фера ушли почти три месяца. Испарились, словно их и не было. Причём, не полностью, а частично. Например, он помнил, как бежал после погребения отца. Но вернулся очень скоро и вычислил убийцу. С ним был Валь. Его единокровный брат. Выходило, что с Валем они прятались в лесах на границе Ностра-Дамнии и шахства Деев. Но Леви утверждал, что Фер прибыл во дворец прямиком из Бумархана. В памяти столица Деистана не сохранилась.

Непонятно было и другое: по какому принципу убрали воспоминания? То, что их стёрли намеренно, не вызывало никаких сомнений. Но кто и зачем? Да ещё так прицельно… Возможно, таинственный враг решил зайти издалека и уничтожить ариго морально? Но это же глупо и непродуктивно. Других причин Фер не видел.

Очнулся он, когда увидел вытянутое лицо Леви. Оказывается — начал рассуждать вслух, сам того не заметив. Плохо, очень плохо. Так можно и договориться…

— Знаешь, что я решил, — медленно протянул Фер. — Я буду питаться только у матушки Мариель. Уверен, она не желает мне зла и не стала бы меня отравлять. Тебе тоже советую.

— Ты всё-таки думаешь, что кто-то травит нас?

— А ты знаешь заклинание такой силы, чтобы лишить памяти избирательно? Это не магия. Никак не может быть магия. Значит, травы или порошки.

— Значит… Опять идём по кругу: Фири, матушка, Линнель. О! Может быть, Ноно?

— Старухе невыгодно травить ариго. Я к ней лоялен. Да и во имя чего Ноно поступилась бы своими принципами?

— Мы ничего о ней не знаем, — возразил Леви.

— Мы никогда ничего не знали о живших в избушке ведьмах. Что не мешало им прекрасно уживаться с правителями. Фири — даже не обсуждается. Матушка Мариель — абсурд. Лин — опять-таки, зачем?

— Фири и матушку мы знаем с детства, а вот твоя жена приехала во дворец всего три месяца назад, — задумчиво потряс вихрами Леви. — Вы так быстро влюбились, что всех покорили своей историей. Народ её обожает… Она, и вправду, потрясающая ариготта. Фири буквально молится на неё, копирует во всём!

— Да… Но повторюсь — Лин нет смысла травить меня. Она слишком влюблена. Да и наследника у нас нет, в случае моей смерти Фири станет ариготтой, а Лин придётся навсегда уехать в поместье. Она даже не сможет снова выйти замуж…

— Женщины, — проворчал Леви, с трудом поднимаясь. — Кто, когда мог понять женщин? Дай-ка глянуть ещё раз на зуб. Может, найдём какую-нибудь зацепку?

Фер привстал с постели, захлопал по карманам. Куда же он засунул проклятый зуб? Вертел в руках, вертел, а потом… положил за отворот манжеты? В потайное отделение сапога? Куда же?

Зуба нигде не было.

— Я его потерял, — покаянно сказал Фер. — Я потерял идиотский зуб… Это полный пи… крах всех надежд!

— Может, упал куда? — озабоченно огляделся Леви.

В последующий час они перерыли всю каморку матушка Мариель, перетрясли постель и тюфяк, заслужив горячую благодарность хозяйки, потом на коленях проползли весь парк, раздвигая травинки. Но зуб не нашли.

Леви встал в позу, уперев руки в бока, и трагическим голосом провозгласил:

— Ты, светлость, продраконил единственное доказательство наших с тобой догадок. И теперь мы вообще ничего не сможем узнать.

— Не паникуй! — нетерпеливо перебил его Фер. — Мы видели зуб? Видели! Он реален. Он был тут. А не должен был. Зубы пещерного волка в амулетах встречаются где? В Северных землях. Значит, нам надо куда? Правильно, к Валю.



Ульяна Гринь

Отредактировано: 25.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться