Сталь и песок

Размер шрифта: - +

18

 ГЛАВА 18
     Шел четвертый день, как "тринашка" влилась в доблестные ряды боевого охранения каравана с учетным номером 256 ЮП. За это время уже вчерашние курсанты успели узнать что такое не расставаться со скафандром четвертые  сутки. Запах тела пробивался сквозь работающую на износ систему жизнеобеспечения стойким амбре. 
     Быстро забивающиеся фильтры, постоянные сбои системы регенерации воздуха, - вышибли с экипажа последние остатки романтики. Забыв о открывающихся красотах, новоиспеченные наемники мечтали только о глотке свежего воздуха и о душе. 
   - Череп сколько нам осталось? - спросил, замученным голосом Косяк.
   - Ты уже сотый раз спрашиваешь, - раздражаясь ответил Череп, - от того насколько чаще   дергаешь расстояние не сокращается.
   - Да знаю. Просто уже сил нету.
   - Ну, - на остатках оптимизма предложил Череп, - порисуй.
   - А что рисовать-то?
   - Ну я откуда знаю, - отмахнулся Череп, не зная чем занять Косяка - возьми придумай раскраску Милашке.
   - Хм, а чем рисовать будем. Краска слазит как кожура с банана, каждый раз перекрашивать?  - протянул Косяк, впадая в творческую задумчивость, вдруг встрепенулся, - О Череп, идея! А что если ей сделать, типа татушки? 
   - Делай что хочешь Косяк, я спать хочу.
   Раздавшийся храп не огорчил Косяка. Загоревшись идеей, стрелок вызвал панель графического редактора. Мелко покусывая губу, задумчиво забарабанил пальцами. Вспоминая бурную молодость, Косяк набрасывал привычные эскизы, которыми они украшали закоулки родного мегаполиса. Переезжая с города в город, у Косяка в голове уже скопилось эскизов на свою выставку.  От нечего делать, Косяк с головой погрузился в творческий процесс. 
   -  Дыбы, глянь что я придумал.
   - Да что б тебя... что это за страшилище?! 
   - Ни чего ты не понимаешь в искусстве, - обиженно засопел Косяк, -  А это будет, татушка Милашке.
   - Чего?! - встрепенулся Дыба, - и зачем ей эта... твоя какушка?
   - Деревня! Для красоты и устрашения врагов! Будет нашей визитной карточкой.
   - Вот делать тебе нечего. Изнутри порнушка, а снаружи страхушка, - улыбнулся Дыба, - детство еще не выветрилось ?
   - Да причем здесь детство просто... красиво смотреться будем. Вот представь: битва, взрывы и тут мы. Милашка вся в татушке начинает всех крушить.  Враги обосрались и бегут разбегаются, - красота! А потом только нас завидев будут, улепетывать дерьмо роняя.
   - Ага, - раздумывая усмехнулся Дыба, - или наоборот. Все побросают и начнут исключительно нас валить.
   - Ну все может быть, - в тон ответил Косяк, - О, кажись застава показывается. Череп хватит дрыхнуть! На горизонте конечная остановка!
   - Для кого-то она точно станет конечной, - недовольно пообещал командир, едва успевший прикорнуть.
    Застава показалась на симуляции тонким блеском стали. Переливаясь на солнце чужеродным в песках металлическим блеском, массивное строение увеличивалась в размерах. Медленно вспучиваясь стены выросли в пол неба. По эфиру прозвучала команда сбросить скорость. Выезжая с мягких песков на плато, плохо обработанными огрызками проступающего сквозь песок гранита, Милашку здорово тряхнуло. Клацнув зубами Косяк ругнулся:
   - Вот тоже мне строители. Не могли уже нормальный заезд сделать.
   - Специально так сделано. Проверка на голограмму, - пояснил Череп, -  если будет подъезжать фальшивый караван, то его тряхнет и сразу станет видно кто есть кто.
   - Каким Макаром это станет видно? - сварливо спросил Косяк, заинтересованно примолк в ожидании продолжения.
   - А таким, что при резком изменении угла обзора голограмма дает сбой и на аппаратуре это фиксируется.
   - И как это им помогло то. Можно увидеть на стенах. - нахмуренно пошутил Косяк.  
   Казалось что кубы зданий образуют непрерывную стену, что упиралась в небо массивными блоками без окон. Один внешний вид только внушал несокрушимость и величие. И словно рассеивая впечатление непобедимости, в глаза бросились свежие следы восстановительных работ. 
       Россыпи заплат кучковались в верхних частях зданий. Словно следы поклева гигантских птиц, белели раствором застывших капель вокруг точно обрезанных стальных пломб. 
      Фасадная часть первого периметра обороны  украшалась разводами копоти и шрамами от рикошетов. Особенно сильно досталось амбразурам стационарных орудий. Оплавленный базальт, почти свежие заплатки бетонных пломб, говорили о пережитом серьезном штурме. 
       В приближении показались и стыки огромных плит, которыми были обшиты нижние части монументальных конструкций. Проступая деталями массивных стыков, местами оплавленных от кучных попаданий и мест пожаров, плиты венчались новыми корпусами ниш противопехотных турелей. Отсвечивая свежеокрашенными боками, полусферы с пучком коротких стволов и матрицами ракетных шахт, щупали подступы в дежурном рысканье. 
   - Мда, - протянул Косяк, даже не пытаясь вернуться к веселости,- парням досталось по самое не балуйся. Ты смотри, живого места нету. 
   Череп отвлекся на переговоры с командиром охранения. Сопровождая караван к транспортному шлюзу, ветеран отправил новоприбывших к общему шлюзу. Уже заходя на прямую видимость главного шлюза, Череп тоже был потрясен масштабом произведенных работ. 
   Представляя картину развернувшейся баталии, он пришел в себя только после тревожного зуммера дальней связи. Пропустив вызов диспетчера главных ворот, сержант чертыхнулся, проклиная себя за невнимательность. Напугав диспетчера своим молчанием, теперь Череп занимался разговорами с дежурным офицером СБ,  настойчиво претендующего на звания чирья на заднице. 
    Поверяя и перепроверяя полученные данные, безопасник придрался к незнакомым обводам Милашки.   Получив однозначные команды,  Черепу пришлось обесточить оружейный комплекс, шипя от недовольства собой и нудность "особо одаренных", прошипел в селектор сквозь зубы: 
   - Ну что с этим бараном делать?! Я ему уже все данные назвал. Так нет, теперь нас все равно не впускают к шлюзу. Так что девочки улыбаемся и расслабляемся, сейчас будут насиловать мозг... 
   Выехали "встречать" Милашку два полных наряда Службы безопасности.  Высыпав с ворот, как горох сквозь дыру в мешке, машины разъехались веером. Прикрыв  все пути отступления, грозно уперлись стволами в пуповину Милашке. В добавок активизировали автоматическую систему защиты. Нацелив на застывшую в одиночестве Милашку весь арсенал ближайшего квадрата, автоматика вклинилась в разговор, между офицером СБ и Черепом. 
   - Внимание! Любое движение расценивается как  агрессия. Не опознанные объекты будут уничтожены!
   - И так господа продолжим, - прочистив уши от грохота системы безопасности, патрульный офицер дотошно забубнил, - еще раз назовите полный идентификационный номер машины.
   - Учетный номер 623634ф6199298М в реестре механизированного корпуса,- ответил замученным попугаем Череп, - Наши обводы нестандартны, так как машина экспериментальная модель. Прототип  единственном экземпляре. Это можно проверить по запросу в столицу. Мы выпускники учебного корпуса, вместе с "Вепрем",  пополнение по запросу командования заставы Южная.  Все документы в отправленном Вам пакете... 
   - Я спросил только учетный номер. Если мне нужна будет дополнительная информация, я ее запрошу, - холодно ответил безопасник, -  ожидайте ответа!  
   Видно получив ответы на запросы, окружившие Милашку машины разъехались в стороны. Откатившись назад, безопасники насторожено застыли злым конвоем. 
      Перед Милашкой щегольским разворотом на месте, заурчала офицерская "одноместка". Подняв осевшую пыль, малявка медленно покатилась к открывающимся воротам.
   - Следуйте за мной, - раздался в эфире,  ровный голос офицера. 
     Милашка сорвала шинами тонкий налет вездесущей бардовой пыли. Пролетая в  широкие ворота, чуть не переехала стальную черепашку офицера СБ. Оставив смешной зазор между машинами, Милашка невинно замерла неподвижной статуей. Запоздало рванувший вперед, офицер выдал возмущенный гудок. Дыба мигнул прорезями мощных прожекторов. 
   - Я не понял, -ворвался возмущенный крик безопасника, - вы что хотите под арест попасть?! Я вам это устрою!
   - Мой капитан я думал проверка пройдена, и мы свободны, - оправдываясь, Череп вложил в голос  ангельскую непорочность. 
   Офицер раздраженно дал отбой связи на последок прошипел что-то по поводу детского сада и бронированный жук СБ едва дождавшись открытия вторых створок шлюза, уже более торопливо помчался по магистрали.
      Массивные балки решетчатых перегородок свисали с потолка ровными рядами усиленных распорок. Словно раздирая пространство между внутренней стеной и внешней гранитной стеной, хитросплетения перегородок терялось во мраке высоты. Проскочив часть окружной магистрали и выскочив на площадь три машины оказались на распутье.
          В открывшиеся ворота ангара Милашка и "Вепрь" уже вкатились в одиночестве. Следуя командам диспетчера, машины распределились по указанным боксам. Остановившись в логове из сплетения стальных ферм, издав уставший свист гидравлики, Милашка прижалась раскаленным брюхом к спасительно прохладе бетона. 
   - Конечная остановка. Господа, просьба пустые банки в салоне не оставлять. Отхожие капсулы забирать с собой, а не разводить  мне ту антисанитарию, - раздался капризный женский голос. 
   - Это что еще за номер, - встрепенулся Дыба, - Череп это твои проделки?
   - Нет, - растерянно ответил Череп.
   - Ну вот , дожилась, - обвиняющие нотки искрились иронией, -  Мало того что мне никто внимание не уделяют, а только носятся на мне как на породистой КОБЫЛЕ, так еще теперь и не признают свое творение.
   - Косяк! - одновременно воскликнули Череп с Дыбой.
   - Че ?! - как будто не причем, Косяк попытался прикинуться ветошью. 
   - А ну-ка чубатый,  - ласково позвал Дыба, - твоя работа?!
   - А что ?! Где?! Я ни чего не брал и все за собой убирал!
   - Хватит Косяк, ты что сделал, - сдавшись Череп, откинулся в кресле.
   - Ни чего я не делал, - не сдавался Косяк, - у нее наверное разум проснулся, как его ...самосознание и все такое.
   Череп ухмыльнулся. Еще раз пробежал по системам, не нашел ничего подозрительного. Наклонившись к Дыбе отрицательно помахал головой.
   - Я еще раз напоминаю! Мальчики, после себя оставляем порядочек. Вы же все таки не в свинарнике, - голос переливаясь наставительными нотками, залился в озорном смехе, - а то никого не выпущу.
   - Слышь Череп чего-то мне не нравиться вся это история, еще не хватало этой гангрены, - озабоченно проговорил Дыба на ходу переводя систему управления в дежурный режим. 
   - Э, Дыба какая гангрена, очень даже миленькая девонька, - заступившись, за ухмылялся Косяк, - вы когда  мне подружку стругали о чем думали?
   - Так все таки это ты..., - заключил Дыба, - давай убирай свою заразу из общей системы! 
   - А хуху не хохо ? 
   Растаяв в симуляции, Косяк защелкал зажимами. Освободив скафандр от оптоволоконных уз, попытался первым вырваться в сияние открытого шлюза. Но предательски закачавшаяся земля ушла из под ног, и загремев щитками скафандра, Косяк закувыркался по короткой лестнице. Изображая морскую звезду раскинувшуюся на пляже, распластался перед шлюзом. 
       Освободившись от пут шлейфов и трубок систем жизнеобеспечения,  Череп попытался броситься на помощь другу, но  сам повалился на пол.
   - Ни хрена се заявочки, - чертыхаясь, Косяк привстал на четвереньки. Пытаясь удержаться руками за переборки поднялся на дрожащие ноги, - Череп что за ерунда?!
   - А я доктор?!
   - Ну у тебя голова вон какая большая. Давай думай, а то еще если на нас Дыба грохнется...-наконец утвердившись на неожиданно предавших ногах, Косяк помог Черепу подняться с четверенек.
   - Скорее всего это с непривычки. Двое суток в симуляции... наверное мозг отвыкает и нарушается работа вестибулярного аппарата. Поэтому и встать не можем.
   Раздавшийся грохот и затухающая дрожь пола, прервали рассуждения Черепа о научном объяснении явления. Косяк вытащил Черепа из Милашки и  положив того у трапа, сшибая углы поплелся в полуосвещенную утробу машины. 
   - Эй, Дыба. Шкафчик , ты мой шкафчик, и  где же ты упал? - пробравшись к отсеку водителя, Косяк запнулся о замычавший скафандр, - а вот ты где залег. Дыба ну ты мог бы и место по свободней найти. А то раскорячился в самом узком месте!
   Раздавшееся шипение вырвавшегося  воздуха, совпал бряцанием покатившегося  шлема. Вздох вынырнувшего с огромной глубины пловца, растерянно пробормотал: 
   - Косяк что это было?!
   - А, это... Череп сказал твой мозг съел  вертикулярный аппарат. И теперь ты будешь инвалидом ! И у тебя теперь никогда не встанет! - уклонившись от тычка, проворчал:
   -   Эй по аккуратнее. Я ща  брошу. Будешь червем ползти до выхода.
   Помогая Дыбе хромать на две ноги, Косяк кряхтел под тяжестью. Пробираясь по отсеку, вскрикнул:
   - Милашка дай свет-то! Темно как в ж... В общем свет давай!
   - Для тебя дорогой все что угодно, - заворковала Милашка включив яркость освещения до рези в глазах.
   - Ну что ты как ... непутевая девка все с перебором делаешь, - зажмурился Косяк, - Нормальное освещение.
   - А волшебное слово? - обиженно надулась Милашка.
   - Отключу как кофеварку! 
   - Подчиняюсь грубой силе.
   Косяк усмехнулся, довольно улыбнувшись подмигнул Дыбе.
   - О как. Теперь мы с ней заживем душа в душу.
   - Ага, - окрепнув на ногах, Дыба пытался встать самостоятельно, -... заживешь. Кстати, как ты умудрился ее всобачить в общий контур. Череп до сих пор наверное волосы дергает. 
   - А не скажу, - отмахнулся Косяк, - Вы ее отрубите. А мне скучно станет наслаждаться ее выкидонами в одиночестве. Теперь пожуете с мое. Будете знать как на меня спорить! 
   - Ну и ладно, сам потом похвастаешься.
   В роли костыля Косяк довел Дыбу до люка, где уже Черепа обступил местный народ. Переговариваясь с усмешками, обсуждали причину, повального мора экипажа.
   - Эй "зелень" уже в дороге успели нажраться? - вытирая руки чавкающей губкой, ехидничая задал вопрос усатый техник.
   С недоверчивой ухмылкой слушая оправдания, только осуждающе покачал головой. 
   - Ну ничего, тут с вам быстро дурь выбьют... 
   Пошумевшие техники, опять разбились по группкам, бесстыдно заглядывали во все узлы Милашки. Озадаченно переговариваясь комментировали машину, местами вспыхивали споры, а где-то слышалась  критика и варианты как улучшить, тот или иной агрегатный узел.
   - Эй "зелень", - приглушенно прокричал усатый техник, ползая между колесами, - а что это за зверюга такая. Что смотрю знакомое, а что-то совсем новое?
   - Если ты такой "спелый", - отозвался Косяк, - то сам и доходи. А то усы отрастил, а ума не нажил? 
   - Ну для нас ты "зелень", - проигнорировал желание Косяка нарваться на пикировку,  спокойно продолжил, -  Пока в бою не покажешь чего стоишь. Хоть и игрушка у вас занятная, но вы еще себя не показали. Так что ты не гоношись.  Заслужишь - будет уважение. А пока ты "зелень". 
   Косяк устало отмахнулся, сполз на корточки. Почувствовав взмокшей спиной прохладу стойки, огляделся. Бокс не сильно отличался от  столичного. Такое же ремонтное стойло, такие же тестовые консоли. 
   Мотая головой по сторонам заметил, что в соседнем боксе просматривается машина "семерки".
    Сквозь замысловатые переплетения кабелей и ребер жесткости, чернел откинутый люк "кабанчика".
   - Эй, Носорогие?! Живые есть. Ни кто пивком не желает побаловаться? - вымучив улыбку, вскрикнул Косяк.
   - Понятно. Выжил только я. Один настоящий мужчина, - заключил по раздавшимся проклятиям Косяк.
      На фоне въезда в бокс показалась рослая фигура. Приближаясь широкими шагами, человек попал под боксовое освещение и превратилась в белобрысого наемника с блеснувшими бликами офицерских ромбов. Окинув открывшееся лежбище тюленей, лейтенант презрительно скривился. Поведя орлиным носом, блондин, явный любимец женщин попытался уловить запах алкоголя. 
     Задумчиво наморщив косматые брови, забегал зеленоглазым взглядом по телам, пытаясь определить старшего. Не придя к моментальному решению, поиграл желваками.
   - Кто старший?
   Раскачиваясь под порывами несуществующего ветра, Череп четко отрапортовался. 
    Ожидавший, как минимум без связанного мычания, лейтенант удивился. 
   - И так сержант Черепков. Я ваш командир крыла.  Меня интересует, один вопрос. Как мне представить свое пополнение командиру корпуса? 
   - Мой лейтенант... мы не пьяны и не под кайфом. Мы просто не успели испытать новую навигационную систему, и то что вы видите, - неучтенный  побочный эффект... 
   Выслушав объяснение Черепа, офицер уже другим взглядом сфотографировал экипаж. Раздумывая над услышанным, блондин подошел к Дыбе, наклонившись, не учуял ни чего подозрительного, хмыкнул. 
   - Мой лейтенант, рядом с нами есть еще экипаж на котором установлена такая же система. Эффект такой же, - продолжил Череп, пытаясь прочесть эмоции на не естественно бледном лице офицера.
   - И сколько вы, в таком состоянии собираетесь проваляться?
   - Я думаю. Еще минут десять, пятнадцать и мы будем готовы, - четко отрапортовал Череп.
   - Хорошо. Вам времени двадцать пять минут, - отрезал офицер повернувшись на каблуках, спокойно вышел с бокса.
   Только заметил, что не осознано задерживал дыхание, Череп выпустил воздух. Повернувшись к экипажу, увидел Дыбу делающего гимнастику. Выдыхая паровозом, Дыба выполнял наклоны и взмахи руками.
   - Череп присоединяйся, помогает, - заметил Косяк, пытаясь не сбиться с темпа заданного Дыбой.
   Присоединившись к друзьям, Череп засопел. Зашумевшая в голове кровь, растекалась по телу лавой, но в тоже время вернула устойчивость, и возвращая привычные ощущения, весело застучала в висках глухим пульсом. 
   - Дыба, сходи к Носорогу, подыми их тоже на ноги ладно? А мы с Косяком сами справимся.
   Слегка покачиваясь, Дыба поплелся на ругань из соседнего бокса. Срезая дорогу пробрался сквозь джунгли силовых кабелей и  едва не наступил на распластавшегося Туза. 
   - Ну ты нашел где улечься, - усмехнувшись пробурчал Дыба, - Вставай давай. Сейчас командир крыла привалит, а вы тут лесоповал устроили. 
   - Тебе легко сказать вставай, - перевернувшись на спину ответил Туз, алея свежими ушибами на лбу, досадливо поморщился, - Ваша штука... поубойнее всякого похмелья. Звери. Сами то - как огурчики.
   - Дыба, это так каждый раз будет?! - поинтересовался Носорог, попробовав сделать первый шаг.
   - Череп, сказал что привыкнем и все. Типа мозги еще не привыкли к таким сменам. Ну в общем он тебе сам по научному объяснит, - ответил Дыба. Наспех объяснив суть физических упражнений, пробрался обратно к Милашке.
       Толпа зрителей удвоилась. Заслышав о новинке, технари не ленились и стягивались с соседних ангаров. Окружив Черепа плотным кольцом, разномастный люд задавал вопросы по достоинствам грозно выглядевшей машины. 
       Косяк прикинулся по пояс деревянным, состроив дебильную рожу, отшивал очередного любопытного стеклянным взглядом. Еще только слюней не хватало. Блаженно развалившись у колеса, завидев Дыбу, стрелок  оживился:
   - Ну как там? Доблестные "кабанчики" обгадили бокс? 
   - Да нет, - отмахнулся Дыба, усаживаясь рядом, - они молодцы. А Слепень, меня вообще удивил. Как ни в чем не бывало. Аппарат пашет без сбоев.
   - ... О, кстати, вон и наш командир, с каким-то коротышкой топает.
   В лифтовом проеме показались двое офицеров занятых оживленной беседой. Одна из фигур белела знакомой белобрысостью, а вторая выделялась меньшим ростом но большими и энергичными шагами. 
   Прищурившись, Косяк саркастически добавил: 
   - Кстати, целый капитан. Походу пьесы, лейтенант решил взять себе подмогу. Не мало ни много, а целого командир корпуса. 
   Дыба отрывисто свистнул. Выглянувший из толпы техников Череп, коротко извинился,  подошел к друзьям. Проследив за мотком головы Косяка, слеповато прищурился.
   - Глазастик ты наш, - подобравшись Череп, провел руками по мятому комбезу. Проверив опрятность, поправил Косяку открывшийся нагрудный клапан.
   С подходом к боксу офицеров, раздался окрепший крик Черепа:
   - Экипаж. СМИРНО!
   - Вольно сержант, - поморщился капитан, с любопытством разглядывая молодое пополнение. 
   Запрокинув голову, при взгляде на Дыбу, перевел взгляд на гребень Косяка. Ироничная улыбка спряталась в уголках пышных усов пшеничного цвета. Сфотографировав всех пронзительным взглядом голубых глаз, капитан обернулся к лейтенанту.
   - И чего ты нервничал? Вроде все нормально. Трезво стоят на ногах. Взгляд ясен, стойки строевые, сразу видно - образцовую "зелень" только с учебки.
   - Ты их сразу не видел,  - пояснил лейтенант, - тогда они были вдрова,  как наши после канистры спирта. 
   - А вы что скажите? - повернулся капитан к экипажу.
   - Мой капитан, я уже объяснял лейтенанту суть, - устало пояснил Череп, уже сомневаясь в правильности  идеи о создания  Милашки, - У нас новая система навигации. Основанная на имитации боевой обстановки при помощи виртуального симулятора. Более шести часов не тестировали, а тут сразу трое суток без перерыва. Поэтому только сейчас обнаружился этот эффект, но это временное, с непривычки.
   - Ну что же показывайте, - буднично ответил капитан. С деланным пониманием выслушал пояснения. Чего только не услышишь от оправдывающихся.
   Проходя мимо строя, попросил техников убраться с обзора. Остановившись напротив опущенной морды Милашки, долго всматривался в незнакомые обводы.
   - Постой-ка, так это машина что на показухе была в столице?! - обернулся капитан.
   - Так точно она. Прототип.... пока, - не без гордости ответил Череп. Подойдя,  продолжил, - Мы ее с Петко делали.
       Углубившись в историю, Череп воодушевлено рассказывал о основных принципах ожививших Милашку. Забравшись с капитаном во внутрь, показывал и растолковывал достоинства виртуального обзора.
     Не проронившие ни слова техники, помолчав с минуту, начали галдеж. Все никак не прейдя к однозначной оценки, продолжали спорить между собой. Спор прервал свист запускаемых силовых установок.  Прыснувшие в стороны техники, с замиранием следили за просыпающимся стальным зверем.
   - Ну все, - махнул рукой Косяк, -  это надолго. Сейчас начнется показуха.
   - А что есть на что посмотреть? - заинтересовался Негр.
   - Ну вам есть на что, а я уже насмотрелся до усрачки. Все эти финты, сами рожали в муках.
     Тем временем  Милашка покрылась сетью багровых искр. Разбив корпус на ячейки, грани паутины наливались цветом. Затихшие техники, попятились к выходу, а когда ячейки затянулись  опасно красным цветом, откровенно рванули к выходу из бокса. 
    Негр если и нервничал то вида не подал. Держа боковым зрением скучающую рожу Косяка, любовался светопреставлением. Раздавшийся свист разом опал. На месте машины красовался обычный бархан, на котором четко просматривалась каждая песчинка, и слегка меняющийся узор волн.
   Пол заметно дрогнул. Разлетевшийся эхом составной бряцающий звук, вернулся с запозданием. Вздрогнувший офицер, пытался по звуку догадаться о происходящем под маскировкой. Повисшая пауза обросла тишиной, за спиной зашаркали осмелевшие техники. Опавший  переливающимися искрами ореол, открыл Милашку в осадном положении. Вырвавшийся вздох, прокатился по всем углам бокса.
   - И что это дает? - не оборачиваясь спросил лейтенант.
   - Ну во первых устойчивость, а это автоматически повышает точность. Во вторых скорострельность главным калибром. А в третьих это положение разрабатывалось для охоты. Ну а также, можно использовать как элемент стационарной обороны, - блеснул умными словечками Косяк, наслаждаясь проступившими эмоциями офицера, что накладывало на сердце бальзам самолюбия  ложками, да что ложками, - килограммами!
   Побледневший и напряженный офицер едва сдерживал бушующие внутри эмоции. Задумчиво скрестив руки на груди, покусывал сжатый кулак, а взглядом вцепился в поигрывающими стволами Милашку. 
   Захрустев костяшками, с жаром произнес:
   -  Все таки же можем делать,- повернувшись с горящим взором к новобранцам, требовательно спросил, - почему же раньше таких машин не было?! Почему?  
Почувствовав себя виновато, Косяк замялся. Не зная куда деть глаза, стрелок растеряно ответил: 
-  Она даже не в серии. Мы ее сами сделали, на свой страх и риск.
   - Как всегда,- горько усмехнулся офицер и уже потеплевшим голосом продолжил, - ну парни если ваша... кстати как вы этого монстра прозвали?
   - Они ее Милашкой зовут, - выручил замявшегося Косяка, подошедший с экипажем Носорог, - вы бы видели, что она вытворяла на учениях. Нас тогда решили Шершнями обкатать. Только они и остались на ходу, причем засчитали тогда всему корпусу ничью. 
   Лейтенант вскинул бровь, уже с неподдельным интересом рассматривая зардевшегося Косяка, и Дыбу. 
   - А вы кем приходитесь? - развернулся Негр, уперев взгляд в Носорога, - секретуткой?
   - Извините, - тут же поправился Носорог,  - Мой лейтенант! Экипаж боевой машины среднего класса для дальнейшей службы прибыл. Старший экипажа сержант Рогов.   
   - Ясно, - заключил Негр, - позывной?
   - Носорог.
   - Достойно. И так, у вас такое же чудо?
   - Ни как нет, - рапортовал Носорог, поедая боевого лейтенанта глазами, - стандартный "Вепрь". Только... добавили систему  виртуальной симуляции, как у них.
   - Так,- протянул Негр, - только и слышу новая система да новая система. Что за чудо такое?
   - Это надо почувствовать,- зазывно заулыбался Носорог.
   Из заглушенной Милашки выбрались довольный Череп и задумчивый капитан. Сославшись на дела, командир крыла бегло принял рапорт "семерки", и едва ли не бегом покинул бокс. С недоуменным взглядом проводив капитана, лейтенант поинтересовался происходившим внутри таинством. 
   Узнав тактико-технические характеристики Милашки, да и воочию воззрев все достоинства тяжелого танка, капитан вначале не поверил, долго гонял Черепа по всем бортовым системам.  Заглядывая в каждый угол  интересовался вооружением. Буквально руками ощупал энергетические выводы генераторов, достойно прошедших весь путь без замены вставок, являющихся слабым местом всех тяжелых машин. А узнав суммарную мощность залпа, впал в тихую прострацию и сославшись на необходимость срочного разговора с командиром заставы, сорвался с темпом курьера со срочной депешей.
   - Ну тогда делаем так парни, - подвел итоги лейтенант.
 - Сейчас расквартировка. Утром вас представят корпусу. Там уже более тесно познакомитесь с крылом. Если все что вы здесь рассказали, правда, то не вылезать вам с рейдов, - взглянув на часы, охнул, -  Берите личные  вещи, проведу вас в казарму. 
   



Volnov

Отредактировано: 11.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться