Стать демоном, но не предать любовь

Размер шрифта: - +

1. Почти медовый месяц

А я-то думала, хуже осени сезона нет. Ошиблась катастрофически, эльфа несчастная. На самом деле хуже всего там, где вовсе нет разнообразия. Например на нашем острове...

Год идёт месяц за месяцем, зима пролетела, весна — на дворе, а лето никак не кончается. Видно, в экзотических странах даже погода извращается экзотично, на зло аборигенам. Пусть радуются, если других занятий нет.

А у меня занятий выше крыши. Медовый месяц, так сказать, и не с кем попало — с демоном ненасытным, большая жаркая любовь, причём не только в спальне, а в каждой комнате, в саду, на дикой природе — всё перепробовали, а ему, как и прежде, неможется. Бежит, словно зовут, да ещё и пришпоривают. И куда, спрашивается, торопится, когда жизнь ещё впереди? Загадка.

Сам при этом в постоянных разъездах — встречи, советы, дела.

— Можно мне сегодня с тобой, милый? Скучно как-то одной, — попыталась навязаться в компанию однажды утром.

— Нет, знаешь, Алия, — замялся он, при этом выразительно покраснев, — рано нам пока в нелюди выходить. Понимаешь, в совете ещё не забыты твои выступления с эльфийской головой. Опять же — драка в демоническом собрании с применением запрещённой магии...

— Это какой такой запрещённой? Там все дрались, некоторые даже стульями...

Эх, что-то мне не нравится такая постановка вопроса. Чуют уши, и с собой не возьмёт, и одной приключаться не позволит. Причём о последнем лучше даже не просить.

— Запрещённой потому, что в здании совета нельзя её применять.

Попытка растолковать мой неразумный поступок сразу вызвала буйный протест.

— Так вы же первые начали! Устроили групповой приворот! Всем табором обесчестить хотели, теперь возмущаетесь, что не удалось?

— Ну что ты придумываешь? — Никита нежно притянул к себе, погладил по голове, словно неразумного ребёнка, — Никто тебе зла не желал, — и, по-быстрому поцеловав, в телепорт юркнул.

А я опять одна осталась. До вечера. Зато когда вернулся, снова взялась за своё:

— Почему мы никуда не ходим? Не медовый месяц, а настоящая тюрьма с демоном-тюремщиком.

— Ну что ты такое говоришь, — резко отложив столовые приборы в сторону, демон поднялся, — Ну хочешь, прогуляемся в сад? Или к океану?

— Ладно, в сад, так в сад...

И мы пошли по коридору наружу, затем вдоль ограды. Скучно, аж жуть.

Сказать по правде, поместье Никиты особой красотой не отличалось — ни изнутри, ни снаружи. Однотипное такое сооружение, кубический ящик без фантазии, а вокруг — невысокая каменная стена.

С одной стороны, я знала точно, соседи у нас есть. Но ни разу не видела никого в живую, как впрочем и не слышала. Пока однажды Никита не рассказал, что при строительстве ограждений используется особая магия.

— Ну подумай сама. Зачем нам стены в человеческий рост, когда можно вплести формулу непрозрачности над оградой. И ты не видишь никого, и никто не видит тебя. Нужная вещь, интимности способствует.

И ведь действительно способствовала. Потому как в этот раз спину я себе до безобразия отбила, да стёрла ягодицы в кровь.

Признаюсь, ещё тогда подумала, что эта магическая стена только для того и необходима, чтобы дур, вроде меня, от внешнего мира оградить.

Известно же, что у них многомужие. Вот личную жизнь и берегут от завистливых соседей, чтобы не сглазили ненароком.

Кстати, сегодня я находилась в душевно бодром настроении, что в последнее время случалось не часто — то демон силы крал, то — беременность.

А так хотелось по-настоящему пожить — совершить что-нибудь сумасшедшее, нырнуть в океан с головой или, на крайний случай, телепортануться в демоническую столицу. Других посмотреть, себя показать, хоть немного встряхнуться — и то исполнение желаний.

Но ничего из предложенного Никита, как всегда, не одобрил. То вода ему холодная, то океан глубокий, то погода для поездки не годна, то времени нет, то сам отсутствует.

Хоть ты оборотнем взвой. Была бы двухипостасной, давно бы перекинулась и на всех четырёх рванула прочь. Но чувства удерживают и ни в какую не желают забивать на демона. Упёрлись копытыми, набычились рогами — вот вам и весь ответ.

Потому, прогнав глупые мысли, оправила юбку, вытащила лишние колючки из волос и принялась демоняшу расспрашивать. Нужно же принцип магической ограды понять. Вдруг пригодится?

Сдавшись на просьбы, Никита рассказал. Оказалось, в каменную кладку демоны вплели магический экран, поглощающий живые изображения и звуки. Эдакая перпетум-магия поместного масштаба, банальная до слёз. Как впрочем, и колечко вызова, внезапно замерцавшее камушком на демонической руке.

— Извини, любимая. Вызывают, — и полетел. Снова одну кинул.

Ладно, развлечение отдыхающих — дело рук самих отдыхающих. Решено, иду к океану. Может, хоть там что интересное найду, раз уж к нелюдям нельзя. Как, впрочем, и к людям.

Так рассуждая, я завернула за угол ближайшего строения и начала спуск по каменистой тропинке, серпантином скользящей к воде. Солнце светило, погода радовала, горизонт безоблачен и чист. Контролирующего демон нет поблизости.

Внезапно слух что-то уловил. Прислушиваясь, повращала головой, стараясь определить направление звука, сощурилась, прикрыла рукой глаза, заслоняясь от солнца, и наконец увидела.

На крошечном скальном выступе, подставленный всем ветрам, изрядно исцарапанный и злой, сидел мой Гнома, который, по словам Никиты, давно развлекался в городе демонов и ни в какую не желал осчастливить меня визитом.

— Ах, ты, сволочь бородатая! — злобно погрозила я кулаком, надеясь, что этот грач услышит, — Значит бросил, предал, забыл? Тоже мне, орёл подвида гномов! Говори, зачем на скалу забрался? 



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 29.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться