Стать демоном, но не предать любовь

Размер шрифта: - +

17. Высший суд магии

— Ну что? Приступаем к вынесению приговора, — к тому моменту, как Магнус сделал последнее заявление, он уже не стоял посреди битком набитой залы, а сидел на одном из срочно освобождённых стульев, и беспорядка в его одежде ко всеобщей радости не наблюдалось. По крайней мере, костлявые ноги в непотребной обувке он запихнул под стол, — Какие будут предложения? Кто хочет высказаться?

Демонарод отмалчивался, но кучно прибывал. Кого по визуалке вызвали, кто сам на звуки пришёл, для остальных же устроили внеплановую трансляцию с поучительной и воспитательной целью. В результате под сводами огромной залы не то, что яблоку, магическому огоньку негде было упасть, чтобы на рога не наткнуться, как шашлыку на шампур.

Между тем, окрылённые победой, мои эльфийские ушки почивали среди лавров, гордость раздувалась до размеров живота, а в пустом желудке покалывало и подсасывало. Но желания слезть с пьедестала, чтобы поискать еду, как ни странно, не возникало. Мало ли? Вдруг это — последняя победа? Что тогда?

Вот рожу, погружусь в пелёнки, с эльфёнком умаюсь... Кто знает, захочу ли возвращаться в рабочую жизнь? Стресс, приключения. Может, это с материнством не совместимо? Или наоборот — обратно не возьмут, выберут кого другого сыщиком. И пиши, пропало. Так что пусть желудок бурчит, моя шарообразность перебьётся. Плевать, что не было обеда, к ужину накопирую себе еды на двадцать лет вперёд.

Итак, зал выжидательно молчал. Повелитель с выражением неприкрытой досады оглядывал обвиняемого, причём смотрел так, будто того хитростью подсунули, в обход всех положенных троп. Ну конечно, преступник в рядах Совета — это трагедия островного масшатаба, особенно если учесть, что он — второй по счёту за день. Да, если двигаться такими бросками, скоро придётся среди гномов советников искать или выманивать гоблинов из темноты на свет.

Кстати, о гномах... Как бы не забыть, в нужный момент к глав-демону подкрасться и пусть правдами-неправдами, но выклянчить артефакт телепортального переноса. Ведь я-то здесь сижу, в тепле и почёте, а сыскная бригада и лучший друг где-то там, в прериях предоставлены сами себе и опасностям. Пока тут суд, да дело, они там, может, погибли уже или веру потеряли, или глупую эльфу прокляли, тихо сбежавшую поутру. Мало ли, чего в голову придёт, если сыщик со свидетелем растворятся в предрассветном тумане.

Потому сделала зарубку на память и выразительно потребовала слова. Раз демоны не решаются товарища карать, сейчас я их всех покараю.

— Ваше магичество! Уважаемые представители Совета! Единовластный правитель демонов! А также остальные присутствующие и пострадавшая семья! Да, подсудимый виновен, поскольку убил одного из брачных союзников, похитил общую жену и даже вознамерился второго соперника уничтожить.

В такт произнесённым словам горько всхлипнула Мария и спрятала в ладонях заплаканное лицо, а рядом стоящий Игорь участливо приобнял её за плечи. Вот уж кому повезло несказанно — из пешки сразу в дамки, тьфу ты, в ферзи. 

— Да подтвердит магия, я не собирался никого убивать, кроме Антона! — заледеневшим взглядом Владимир обвёл враждебный зал. Вот только раскаяния в его глазах не было, скорее решимость, если придётся, опять так же поступить.

И многих это настораживало. Иначе не молчали бы соратники, и хоть для проформы вступили в прения. Но, оказалось, среди демоноидов никого на должность защитника нет. Ну а я категорически не согласна, сама с собой препираться, изображая то обвинителя, то адвоката. Не хочу и всё.

Другое дело, что требовать смертельного приговора мне тоже было не с руки. Всё-таки живём не в человеческом мире, а в магическом резервате. Так что паронормальные силы обязывают действовать не топорными методами.

— И что же требует наша хитрая эльфа? — подал голос с хвоста стола внезапно проснувшийся глав-начальник, — Помнится, ваш последний приговор оказался достаточно мягким, но весьма эффективным.

— Это ты про свою жену вспомнил? — кузнечик моргнул безресничными веками, — Тебе ли жаловаться? Брата потерял, женщину приобрёл. Не думаю, что в нашем деле решение будет таким же безболезненным...

— А спорим? — рука на автомате потянулась в сторону чужих сомнений.

— Нет! Прости, — правая ладонь Магнуса резво спряталась в карман, левая по столешнице забарабанила, — С тобой я спорить зарёкся, причём во всех значениях этого слова. Поняла? Так что давай, предлагай своё соломоново решение и расходимся. А то придумали тоже, магического посла для разборки склок и конфликтов использовать.

— Для раскрытия преступления, осуждения и привидения в исполнение, — поправила я его, а потом сосредоточилась, напряглась, ноздри раздула и гордо огласила приговор, — Демона Владимира за преднамеренное убийство и похищение пожизненно лишить собственного физического лица и наградить личиной убиенного Антона, — в этом месте зал громко ухнул, но больше звуков не издал, — насильно запечатать ему источник магии и вернуть в семью. Пусть исправляется. Я всё сказала.

Осуждённый выразительно вздрогнул, нервно дёрнул лицом и с ужасом прошептал:

— Убить было бы милосерднее. Но я готов принять наказание, как должное и жить с ним, тем самым искупая свою вину.

Тишина была громовой, просто оглушающей. Придавленная горем Мария со смесью благодарности и ненависти глядела на меня, нелюдские массы тоже ни радости, ни восторга не выражали.

Зато кузнечик добил. Он, как всегда, пронзительно и неожиданно чихнул, смущённо оглядел окружающих и радостно сообщил:

— Сделано! — а потом принялся исчезать и таять, явно из нашего мира уходя и в свой возвращаясь, но прежде чем окончательно пропал, успел ещё запустить пару шпилек, — Злая ты, Алия, и по людским, и по нелюдским меркам! Сказать по правде, как сыщику, тебе грош — цена. Но это так — моё частное мнение. Что же касается высшей силы, то она просила передать, что с сегодняшнего дня ты — эльфийская сыщица на службе у магии. Так что привыкай. О твоих обязанностях, привилегиях и окладе поговорим позже. Пока! — и пропал с концами.



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 29.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться