Стать эльфом, но остаться человеком

Размер шрифта: - +

3. О магической инициации и демонах ненасытных

На том же самом крыльце меня и застал Петро ближе к ночи. Над головой между кронами уже прокололись иглы звёзд. Где-то за гребнем леса взошла масляная луна. Воздух одуряюще пах незнакомым разнотравьем. Деревья что-то интимно нашёптывали друг другу. Цикады заливались в шумной темноте. Крошечные светляки, призывно посвёркивая,  гасли в глубинах буйной растительности.
   
Лепота... И тут он:
   
— Чего сидим? Кого ждём? — и дальше на той же волынке, без паузы, – Поздравляю!
   
— С чем? Снова с прибытием? — вынырнув резко из мысленной глубины, я внимательно оглядела нарушителя вечернего спокойствия и с душевной болью спросила, — Магический склероз случайно не заразен?
   
Но гном не отставал:
   
— Поздравляю с перевоплощением! Судя по ушам, теперь ты — эльфа. А так как эльфам человеческие имена не подходят, придётся тебя переименовывать! — он задумался, почесал затылок, выразительно поскрёб лобные извилины и наконец разродился, — Нарекаю тебя отныне и навечно...
  
 Я перебила его на главном:
   
— Ты чего это там бухтишь? Какое ещё "превоплощение"? Какое "нарекаю"? А ну объясняй по порядку, а не бессвязно и в разнобой. Где доказательство первого и за какой надобностью мне второе?
   
Но блондин , не слышал, бубнил, как по часам:
   
— Нарекаю тебя на веки вечные Лилиалией!
   
— Чего? — зубы предательски клацнули, — Лили... кто? Лили... что? — неудержимая ярость поднялась, двинулась к горлу, вспенилась и рывком вырвалась наружу. Ногти засветились бирюзой, ладони опалило. Я взвизгнула, ойкнула, руками махнула и запустила десять лазерных лучей прямо в бестолкового гнома.
   
Тот резко дёрнулся, отпрыгнул за куст и заорал из укрытия:
   
— Сдурела совсем? А ну прекращай энергией разбрасываться! Весь лес угробишь, идиотка!
   
— Да как же прекратить? — бормотала я испуганно, с ужасом разглядывая дело рук своих, — Оно же само!
   
— Пальцы отряхни, дура! — дал дельный совет блондин, — Да не в мою сторону! 
   
Последние искры звёздами упали в траву. А я плюхнулась там же, где стояла, и принялась ощупывать тело на предмет ожогов и порезов.
   
Гном укрытие по-прежнему покидать не собирался, как, впрочем, и за самоуправство отвечать.
   
— Ты зачем мне имя дал, олух бессовестный? Я что, по-твоему, сирота? Всю жизнь в лесу обитала, как Маугли какая?
   
— Не умная ты, хоть и эльфа! — крикнул тот из-под полога кустов, принципиально не желая на суд выбираться, — Ты эльфийкой стала, магию получила, внешность улучшенную приглядную. Нет бы, радоваться, птичкой летать, кузнечиком прыгать. А она всё о своём — зачем имя дал, зачем имя дал! Какая тебе разница? Думаешь, легче станет, если скажу?
   
— Легче, — вздохнула я пронзительно и заунывно, затем локтем вытерла холодный пот.
   
— Почему, дурья твоя башка? Почему? — пытался гном проникнуть в чужое подсознание.
   
— Да потому. Ничего мне в вашем мире не понятно, а так хоть что-то прояснится.
   
Бородач презрительно плюнул:
    
— Тогда слушай, но не жалуйся. По закону о новоприбывших ты только что прошла курс молодого бойца. Разозлилась, в ярость впала, полезла в драку и подчинила магию. Поняла?
   
— Ах ты сволочь! — от ярости аж слёзы навернулись, — А по-человечески объяснить не мог? Морально подготовить? Эх, что взять с гнома, кроме бороды!
   
— Тьфу ты! — обиделся тот, развернулся, зашумел кустами и пошёл прочь. Издали донеслось обозлённое, — Вот и помогай этим эльфам! Неблагодарные, склочные, высокомерные. Не народ, а сборище ушастое.
   
И тут меня осенило:
   
— А ну стой! — рявкнула из сидячей позиции, так как ноги всё ещё отказывались держать, — Куда собрался? А кто учить будет? Школы и академии на вашем острове есть? Учителя-наставники имеются? 
   
— Сказал же, дура! — отвесил блондин очередной комплимент, но всё же обернулся и снизошёл до объяснения, — Птиц никто не учит летать, а живых существ — дышать воздухом. Мы магичим, как дышим. Поняла? В крови это у нас.
   
— Но я ведь не эльфой родилась, а ты не гномом на свет появился. Ну ладно бы, память тела или основной инстинкт. Но тут явная нестыковка. А ну, поворачивай назад, — и я призывно похлопала по травке рядом.
   
Гном оттаял, лицом помягчел. В смысле, той его частью, что не скрыта под бородой. Подошёл, на корточки пристроился и хитро спросил:
   
— Чего узнать хотела? Спрашивай.
  
И я спросила, а он рассказал, страшно размазывая ответы по территории своей биографии. Блондин банально страдал от нелюдского невнимания, но изменить положение никак не мог.
   
По понятным причинам неблагодарные новоприбывшие, к присмотру за которыми он себя откомандировал, ничуть не интересовались деталями судьбы какого-то там гнома. Абсолютно.
   
Сначала они просто бессознательно лежали, уставившись глазами в потолок, затем в один прекрасный день резко возвращались в реальность, ужасались, истерили, матерились или плакали, по ходу окончательно обретали новый облик и тихо уходили своим путём.
   
Гном на них не обижался. Он сам давно прошёл путь развития, узнавания и принятия нового существа в себе. Только вот его никто не выхаживал, на истинный путь не наставлял и советами не делился.
   
Пётр жил бобылём, семьи у него ни в прошлой, ни в этой жизни не было. Сначала не женился, чтобы свободу не терять, потом выбрать не мог из всех желающих, а затем оказался в безвыборной ситуации на проклятом острове.
   
— Баб тут мало, — жаловался он. — А я ни лицом, ни магией не вышел. Внешность была, да вся под бородой пропала.
   
— Ну, не прав ты, — пыталась его переубедить, — Глаза у тебя добрые, руки сильные, фигура ладная. Да и не век же тут куковать. Глядишь, опять домой возвратишься, где собственную свободу жаль и выбор велик.
   
— Да что ты понимаешь? — обиделся гном. — Десять лет сижу, да надеждами питаюсь. Кому-то с внешностью повезло, кому-то — с магией, а у меня всё — никак.
   
— Ну что ты? — от полноты чувств я похлопала собеседника по плечу, — Лично мне кажется, не последний ты нелюдь. Хоть гоблинов возьми. Вот где судьба-злодейка. Вся привлекательность — в цвете и бородавках.
   
Гном на провокацию не поддался, взглянул укоризненно и продолжил.
   
Оказалось, способности к магии у горного народа слабее, чем у эльфов или демонов. Потому и в сказочном плане у Петруши не сложилось. К чему применишь магию земли, да ещё в мизерном количестве? Разве что целителем стать, травником или сокровище-искателем. Но гном, как многие мужчины, питал глубинное отвращение  к болезням и обширный ужас по отношению к больным. От одной мысли о зельях ему становилось дурно. А горы уже разрабатывались тёмными эльфами.
   
— Поэтому, — доверительно сообщило это чудо бородатое, — мы с гномами соседней деревни организовались, чтобы присматривать за новоприбывшими. А что? Хоть какая, да работа, хоть немного, да при деле. Не всё же дома сидеть, да на голые стены пялиться. Никаких занятий, кроме хозяйственных работ. Если подумать, тоска...
   
От последних слов меня переклинило, причём прямиком в сторону не разделённой любви.
   
— Тоска, да ещё какая.
   
Пётр насторожился:
   
— А у тебя отчего?
   
— Отчего-отчего! О демоне тоскую. Эх! Увидеть бы хоть одним глазком.
   
А бородач в ответ, абсолютно игнорируя мои страдания:
   
— Ну так погляди. Хоть одним глазом, хоть двумя. Кто тебе мешает?
   
Вот издевается гном треклятый! Ты к нему — со всей душой, бредни его слушаешь, только спиной повернулась, а он — бряк промеж крыльев лопатой.
   
— Знаешь, — обратилась я к нему, — хреновый из тебя психолог. Никакой. Гнать надо таких в шею! Вот что ты мне посоветовал? Как я демона увидеть могу, если нет его? Унесли, увезли, отняли!
   
— А магия на что?
   
— Да каким боком тут магия?
   
— А таким! Раз энергию разбрасывать научилась, значит сможешь и пространство ею пробить. Напрягись, представь, кого увидеть хочешь — и вперёд.
   
– Эх, – натужно сосредоточилась, зажмурилась, пытаясь найти контакт с магией. Но недосказанность мешала концентрации. – Слушай, — снова повернулась я к нему , — Как же вы без школ-то живёте? Ведь с ними — попроще. Показали, объяснили, растолковали дуракам.
   
– Нет у нас школ, как и учеников, – упорствовал гном. — Разве что только у отшельника.
   
– Дремучие люди, в смысле дремучий народ. Образование организовать не додумались. Нет в вас общности – каждый сам по себе. Гоблины – своим кружком, гномы – своим, эльфы – отдельно,  у демонов – своя компания. В придачу внутри народностей полный разлад. Никакой системы.
   
– Точно. Только в магическом мире это не смертельно. Здесь нет беспомощных, как среди людей. Каждый владеет защитной магией или собственными кулаками.
   
– А как же войны, междусобойницы?
   
– И что по-твоему нам делить? У высших существ магии много. Они себе всё нужное враз наколдуют. А у простых и запросов поменьше.
   
Всё, укатал меня гном. Но я не спешила сдаваться.
   
– Да не может такого быть, чтобы совсем без конфликтов. А как же борьба за территории, за женщин, в конце концов?
   
– Хм, за землю никто не дерётся. Чего её делить? Сельского хозяйства, как такового, нету. Да и смысл к соседям бросаться и там проблем искать? По лбу магией стукнут – и иди домой.
   
– А как же зависть, желание чужим завладеть, быстро и на халяву?
   
– Для этого есть магическое копирование. Понравилось что-то у соседа, сходил, попросил, он или сам размножит, или кого попросит.
   
– И что? – подскочила я зайцем. – Ты тоже такое можешь?
   
– К сожалению, нет. Но зато я могу на желание заработать.
   
–  Угнетённых везде гнетут. Ладно. Другой вопрос. А с бабами у вас как? Их же трагически не хватает. Неужели из-за юбок конфликтов нет?
   
– А вот за них бывают склоки, – призадумался посмурневший блондин, – Но бабу силой не удержишь. Как вдарит свободной энергией по самому дорогому...
   
Трагический мир, жестокие нравы...
   
– Ладно, Гнома, – решила я закончить с расспросами, – Сходи, погуляй, а я пока к демонам налажу трансляцию.
   
Блондин буркнул что-то в ответ, поднялся, отряхнул штаны и исчез в потёмках.
   
Я зажмурилась, внутренне напряглась. Но поскольку понятия не имела, как теперь выглядит недавний знакомый, то просто представила себя и зомбика в обезьяннике, в процессе.
   
Получилось с первого раза. Поток энергии накатил, накрыл с головой, понёс куда-то, потом глаза сами собой распахнулись, и я увидела. Всё увидела.
   
Ну что сказать? Дура эльфийская. Нужно было время выбирать поурочнее. Может быть, тогда не случилось бы глобального разочарования. Но мы, бабы, всегда сначала дверь с петель срываем, а потом рассуждаем о необходимости такого маневра.
   
Моему ошалевшему взгляду предстала спальня в бордово-чёрных тонах и два трепыхающихся тела на безразмерной кровати. И хотя зомби своего в этом ракурсе ещё не созерцала, но сразу признала по крепким ягодицам.
   
– Ах ты изменник чёртов! – заорала, нисколько не сдерживаясь. – Наобещал с три короба - а сам прыжком в чужую постель! Даже не подумаю дать развода, сколько не проси!
   
Судя по реакции, меня услышали. Женская особь взвизгнула и нырнула лицом в одеяльные завалы. Только хвост подвиливает туда-сюда. Так демоны, оказывается, хвостатые!
   
Эх, жаль, визуально не достать, ментально не дотянуться, я бы ей быстро в её холмы перья из подушки понатыкала. Ну, нет, так нет. Переживём, перебьёмся.
   
Следующим на неурочное и неуместное посещение среагировал бывший зомбик, тормоз трамвайный. Резко всхрапнул, будто конь под кнутом, на простынях падающим лыжником перекинулся и замер, лицом и всеми причиндалами ко мне.
   
– Ты кто?
   
Вопрос прозвучал вызывающе. Ничего себе изменники права качают! Сейчас мы тебя воспитаем!
   
Я фыркнула пронзительно, встала в угрожающую позу и  заорала:
   
– Как зовут? Откуда? Куда?
   
– А тебе знать зачем? – не на шутку удивился проходимец. – Или тоже хочешь в постельку? Так заходи, у нас места много. А Зинаида подвинется. Правда? - и ласковый хлопнул по хвостатому филею.
   
И тут я взорвалась. Ну не сволочь ли? Я к нему – на повидаться. А он изменничает, предложения неделикатные делает, будто у нас уже всё было. Хотя было же...
   
– А ну молчать! – рявкнула, беря навалом. – Имя, звание, возраст! 
   
Сработало! Будто на автомате недодемон выпалил:
   
– Никита, сорок лет, демон, — а потом ласково и жарко, — Если ты это имела в виду. Или тебе другое звание нужно? Так прости, погоны дома позабыл.
   
Так, а бархатистые нотки в интонации у нас к чему? А взгляд раздевающий с поволокой? Да, вот она - порода Демон Ненасытный. Одна баба в состоянии полуготовности под подушкой лежит. А вторую он уже на стол, тьфу ты, в постель завлекает? Ну уж нет! Я вам сейчас порядок наведу! Быстро разучитесь изменничать.
   
Шаг вперёд, рубанула по воздуху кулаком, будто шашкой.
   
– А ну, молчать, хвостатый! – ринулась с места нахрапом. – Забыл, как хорошо нам было в неотложке?
   
Лицо демона вытянулось, исказилось, пошло красными пятнами. Все достоинства резко уменьшились, расслабились кулаки.
   
Ах, да мы ещё и стеснительные? Всё! Прощаю и люблю! За такого я не только в Демонятину слетаю, но ещё и с драконом сражусь. Жаль только, драконьей вакцины в лабораторию не завезли. Так что придётся отложить сражение. А вот демона дожать нужно, потому как, если врага не дожмёшь, велика вероятность рецидива, как один полководец говорил. Не помню, какой.
   
– Так вот! Что касается тебя, — указующим пальцем нацелилась в недодемона, изобразила жестокое лицо, — Сидишь и ждёшь моего появления без лишних сексодвижений. В постели — никаких посторонних. Моё кроме меня никто руками не трогает! Понял?
   
Демон только беззвучно хлопнул ртом, видно, голос исчез от возбуждения.
   
Демонесса попыталась высказаться из-под подушки, потянулась к чужому движимому имуществу – и тут же схлопотала отдачей по пальцам, будто током под хвост приложило. Не многовольтным, но достаточно сильным, чтобы отпрыгнуть и начать подвывать.
   
Ура! Работает магия! Это у меня, у неумёхи по жизни!
   
— Всем привет! Не скучайте! Скоро буду! – радостно взвизгнула, послала мужчине мечты воздушный поцелуй и щелчком отключила трансляцию.
   
Пространство заколыхалось, пошло кругами, визуальный экран неожиданно схлопнулся и погас. Выражение лица демона при этом по-прежнему осталось загадочным. Не радость, не тоска обитали на нём, а нечто среднее между ужасом, ненавистью и восхищением, если не ошибаюсь.



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 28.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться