Странствующий Свет

Размер шрифта: - +

[Пять лет назад]

− Не нашли?

− Нет.

Снова – нет. Прошло уже семь дней. Семь дней, в которых он искал его везде, по всем трущобам и по улицам, по госпиталям и – чего уже скрывать – по кладбищам. Но – нет. Нигде. Во всей Лиддее и во всей пустыне. Густая волна страха и отчаяния поднимается от сердца к горлу, и Аделар закрывает лицо руками, чтобы гонцы не видели его глаз. Он никогда еще не плакал – разве что в далеком детстве, когда был совсем мальчишкой. Не помнил, как это – когда в груди разрастается огненный шар и душит, перекрывает кислород, а на глазах выступают слезы. Но Мэлу это не поможет.

Мэла нет.

− Ступайте, − приказывает он, совладав с собой. – На закате еще пару раз обойдите пограничные таверны. Мало ли что этому идиоту могло стукнуть в голову.

Говорить это так легко, а верить в это – почти невозможно. Ну не стал бы он просто так сбегать и тем более – напиваться где-нибудь до полусмерти. Не в его это характере.

− Я обещал, Мэл, − говорит Деверро в пустоту перед собой. – Я найду. Оставлю свет зажженным. Возвращайся.

«Приходи домой».

Ему так хочется произнести именно это, но слова не прорываются наружу. Он не знает, где на самом деле дом Малкольма Росса. Мэл – хедор, Стерегущий горные пути, пожизненно служащий Лиддее. Аделар – адмирал лиддийских эшри, обреченного и отвергнутого народа. Так подшутили линии дорог, которые свели их. Весьма жестоко подшутили над обоими.

Раньше Мэл верил, что его дом там, где есть Сарцина и ребенок. Но уже почти полгода его не было. Сарцина соблазнилась домом овдовевшего альхедора, и ему не составило труда заполучить ее – красивую, цветущую, ухоженную женщину. Подруга детства, чтоб ее… Они росли вдвоем – дочь советника Сарцина Уэллс и он, наследник рода Стерегущих, Аделар Деверро. Потом – ее забрали Гончие, и под угрозой оказался весь народ. Но вряд ли кто-либо ее винил – она была ребенком. А уже после, много лет спустя, Деверро видел ее в свадебном караване. Под руку с юношей в белой мантии.

Мэл.

Малкольм Росс.

И в ту секунду Аделара охватила злость. Не то чтобы он сам когда-либо желал ее – хотя, по слухам, вдова советника сама была бы не против отдать дочь за будущего Стерегущего. Но видеть дочь народа эшри, ставшую супругой хедора… нет, это явно было совершенно не то, чего бы он хотел для нее. Равно как и для любой девушки из своего народа.

Как адмирал, он не мог оставить Сарцину и ее избранника в покое. Так линии дорог и подшутили над ними обоими. Над Стерегущими, которые отныне не могли и мысли допустить о том, чтоб их дороги разошлись надолго.

Ну а теперь… молчание.

И пустота.

«Ты же вернешься? Ты всегда возвращаешься. Ты говоришь, что рано или поздно все это закончится, что либо мы убьем друг друга, либо нас убьют за нашу дерзость – и все равно возвращаешься. Приходишь, ставишь передо мной бутылку или флягу с чем-то крепким и рассказываешь, как тебе тошно и тоскливо. Или мы просто сидим в полной тишине и думаем, как дальше жить. И я снова замечаю, как ты хромаешь или морщишься от боли, двигая рукой, или у тебя разбит висок, или что-нибудь еще, а ты, как всегда, надеешься, что я не обращу внимания. Я помогаю обработать раны, бинтую тебе ногу или вправляю руку, или что-нибудь еще, а ты отводишь взгляд, потому что не хочешь видеть укор в моих глазах. Ты говоришь, что это твоя должность, твоя присяга, твой обет, твоя обязанность − и снова убегаешь, чтобы снова нахлебаться этого по горло, снова покалечиться и получить удар под дых от тех, кому ты служишь. А потом возвращаешься и – заново. Но я-то знаю, что ты ищешь. Мне не все равно, поверь. Я знаю, что ты делаешь все это для меня и для моих людей, но я всегда сомневался, сможешь ли ты вовремя остановиться. Уж я-то тебя знаю. (Здесь ты рассмеялся бы и заявил бы, что ты сам себя не знаешь, а куда уж мне). Так что прекращай весь этот бред. Не нужно мне твоей великой цели, и не нужно мира во всем мире, ничего из этого не нужно, если взамен у меня отнимут тебя»

Советник заходит к нему без стука – а может, стук и был, просто адмирал был слишком погружен в себя, чтобы услышать это.

− Мой господин, − начинает он, и уже по его голосу Аделар догадывается: случилось что-то страшное. – Сегодня вечером Малкольм Росс был пойман на границе Азардана.

− Его схватили? – Деверро невольно срывается с места.

− Никак нет, мой господин.

Таким тоном сообщают только весть о смерти. Только для таких новостей он и уместен.

− Малкольм Росс сдался дозорным Азардана и присягнул на верность державе и своему отцу, командующему воздушными войсками Себастьяну Россу.



Анастейша Ив

Отредактировано: 19.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: