Свердловск 45. История закрытого города.

Размер шрифта: - +

Глава 12. Ёлкино. Нападение.

Было ранее утро. Только поменялся дозор на периметре Ёлкино. Те, кто менялся с дозора, активно сплетничали со своими сменщиками, делились наблюдениями, рассказывая последние новости. А самая горячая новость была одна: пропажа группы Гармаша. Поселенцы, связавшись с группой Буки, хотели собрать рейд в Квартал 233 для поисков своих людей. Но дальше слов дело не сдвинулось. В целом утро не отличалось ничем от остальных дней. Относительное спокойствие, повторяющаяся рутина каждого дня.

Они вышли к Ёлкино в составе двух небольших групп по пять человек. Худые тела, одинаковые лица, одинакового роста и голые. Они не имели никакого оружия - оно им было ни к чему. Группы действовали как единое целое. Осмотрев поселение, группы встали в цепочку с дистанцией в пять метров. Таким составом двинулись прямо на поселение, к своей цели.

- Да, жалко, если Гармаш сгинул со своей бригадой. Всё-таки проклятые места здесь. Проклятые, что ни говори. А что если собраться и попытаться устроить прорыв за периметр? - спрашивал исследователь Лис своего товарища Дикобраза.

- С ума сошел, Лис? Какой к черту прорыв? Разобьют нас! Даже если проскочим, куда потом? Семьи как-то надо провести. Документов нет, наши старые паспорта не котируются уже. Мы с тобой, брат, вне закона теперь и дети наши тоже. Эх, что за жизнь?

Лис уловил боковым зрением движение в их сторону. Прислонив ладонь ко лбу, чтобы не мешало утреннее солнце, он стал присматриваться к приближающимся гостям.

- Дикобраз! Посмотри, это что еще за голозадый отряд к нам идёт?

Дикобраз вначале усмехнулся, но потом побледнел. Нет, не оттого, что шли голые люди, а от того, что эти люди не имели половых признаков, ниже пояса как куклы плоские. С одинаковым лицом, близнецы в составе десяти человек. Вскинув автомат и сделав четыре коротких выстрела, он прокричал:

- ТРЕВОГА!!!

Гости отреагировали молниеносно. Рассредоточившись, используя в качестве укрытий от берез до кочек, они стали очень быстро приближаться к первому дозору. Попадавшие в них пули, входили в тело как нож в тесто, увязая и не причиняя какого-то существенного вреда. Исследователи первого дозора отступали, меняя рожки, в то время как к ним спешили люди из других дозоров. Лис споткнулся и упал на спину. Дикобраз прикрывал его, как мог. П­адение послужило сигналом к мгновенной атаке непрошеных гостей. Не обращая внимания на попадания, трое голых бежали на Лиса. Один пробежал мимо упавшего Лиса, его целью был Дикобраз. Двое отставших уже вовсю крутили и бороли Лиса, срывая с него маску и отрывая рукава комбинезона. Послышался хруст разрываемой ткани и крик Лиса. На вышках захлопали винтовки снайперов, попавшие двум нападавшим в голову.

Тела упали на землю и как-то размякли, начиная растекаться. Дикобраз бежал что было сил, за ним гналось уже четверо. Всего один из этих дикарей вбежал в поселок. Он бросался на всех, кого встречал на своем пути. Женщины хватали своих детей на руки, пытаясь добежать с ними до своих домов. Но не всем посчастливилось скрыться. Мальчика Егора Емельянова и его мать, вместе с подоспевшим дедом, дикарь искусал прямо на улице. На земле остались лежать без движения три тела. Паника и страх загнали людей в свои дома. Дома, не предназначенные для осады, дома, ставшие их капканом. За первым дикарем в село забежал уже второй. Вдвоем, не церемонясь, они разбивали окна, заползали в них, верша своё страшное дело. Село превратилось в преисподнюю, повсюду крики ужаса и плач.

- Да в башку стреляйте, мать вашу! Дикобраз, чего ты возишься? - кричал староста поселка по кличке Медведь, перезаряжая оружие на бегу.

Дикобраза спасли снайперы, сняв троих прямыми попаданиями в голову. С четвертым вышла заминка. От волнения руки тряслись и пули летели в грудь нападавшего. Бросив автомат и выхватив пистолет, Дикобраз срезал обидчика в двух шагах от себя. Еще двоих расстреляли дозорные в упор, не дав им приблизиться к поселку. Все бежали назад в село на крики о помощи. Чем ближе бойцы подбегали к поселку, тем тише становились крики. Нападению подверглись три дома, три семьи. Семья Абрамовых была только искусана, мать, дочь и их старики. В семьях Ермолиных и Антоновых, помимо искушенных членов семей, обнаружились пропажи. У Ермолиных пропала мать, молодая женщина Ермолина Зинаида Петровна. Антоновы недосчитались деда Петра, который спас своего внука, закрыв его в чулане. Мужчины, способные держать оружие, разделились. Одна группа прошла с обыском всего поселка, другая группа ушла на поиски пропавших жителей. Поисковую группу возглавил Дикобраз. Людмила, жена Гармаша, с остальными женщинами и местным врачом бабой Галей, помогала раненным. Обрабатывала раны укушенных спиртом и перевязывала их. Много людей находилось в состоянии паралича. Пострадавшие ничего не говорили, не двигались, взгляд был устремлен в никуда. Что это за инфекция или вирус, никто не знал. Всех пострадавших перенесли в местную небольшую больницу. У дверей входа в клинику организовали караул. Первая группа к тому времени окончила досмотр поселка. Кроме разбитых окон, больше ничто не указывало на то, что в поселке была беда. Вторая группа вернулась с поисков под вечер. Никого не нашли. Следы обрывались у ямы, которой раньше не было рядом с Ёлкино. Выставив новый периметр и немного успокоившись, было принято решение о местном собрании, не смотря на столь поздний час.

- Давайте, товарищи, активней, активней подходим, - поторапливал на собрание жителей староста Медведь.



Сергей Грей

Отредактировано: 11.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться