Свердловск 45. История закрытого города.

Размер шрифта: - +

Глава 15. Ёлкино. Незваные гости.

В Ёлкино закончились работы по укреплению периметра. Образовавшиеся ямы запечатали металлическими листами, кроме одной. Никита Флоров трудился практически сутками. Нет ничего бесконечного и безграничного, так устроен наш трёхмерный мир. Закончился материал и иссякли силы работников. Было принято решение попробовать в Чащавите выменять часть материала, либо собрать рейд до Нижней топи.­ Солнце подходило к своему закату. Люди расходились по домам, готовя ужин, обмениваясь последними новостями. Поселок оправился от потрясений, постепенно вливаясь в привычный ритм жизни людей. Тем временем к селу не торопливо приближалась тройка незнакомцев. Как только незнакомцы стали заметны, на них направили лучи прожекторов и ненадолго завыла сирена, что вызвало приступ страха и дискомфорта по старой памяти минувших событий.

- На месте стоим! Стреляем без предупреждения! - прокричала вахта на вышках.

Тройка остановилась, люди покорно опустили головы и разом подняли руки вверх. К проходной подошел Медведь в сопровождении четырех вооруженных людей.

- Кто такие? Откуда?

- Не стреляйте, дядечка, мы хорошие, не стреляйте! - пропищала девчушка неопрятного вида.

- Дык чего же вы в людей пистолями тычете? Вот нет на вас управы Сталина. Я фронтовик… Да мой дед того… да… да на Колчаковских фронтах еще воевал, - пробасил дед, такой же чумазый в рваной фуфайке.

- Вот говорила тебе, Валентин, что люд нынче весь испортился. И жили бы в Топях дальше. Так нет, понесли тебя черти сюда, к этим небожителям. Внучку и сами воспитаем, пошли назад.

- Да как же назад, не емши, не спамши… того гляди не дойдем.

- Ууу, старый козёл, упертый… Вот говорила мне мать про тебя, что покою и житью от тебя не будет.

Старики, не обращая внимания на вооруженных людей и свет прожекторов, устроили семейную разборку. Девочка тем временем пристально смотрела и улыбалась подошедшим мужчинам, включая Медведя. Затем, ловко прыгая то на левой ноге, то на правой, стала прыгать вокруг своих родственников, читая стишок:

- Прыг-скок, прыг-скок, подвернулся каблучок,

Прыг-скок, прыг-скок, развалился сапожок,

Прыг-скок, прыг-скок, я осталась босиком,

Прыг-скок, прыг-скок, ржавый гвоздь торчит в ноге,

Больно, больно очень мне, а я прыгаю везде,

Пофиг мне, что гвоздь в ноге.

Все присутствующие, глядя на этот сумбур, впали в некоторое замешательство. Неловкое чувство того, что ты являешься свидетелем столь не совсем ­приятного разговора пожилых людей. Многие опустили оружие, смотря на Медведя.

- Ладно, ладно, успокойтесь уже. Мы вас пропустим, предоставим ночлег, а с утра решим, что с вами делать.

- Нуу, вот так бы сразу, а то понапрасну на людей оружие наводите, - промямлил старик с хитрой улыбкой.

- Как вас зовут? Откуда пришли? Отметиться нужно на вахте. После вахтенный вас проводит на постоялый двор к Людмиле, где вас накормят.

- Нуу, надо дык надо… А харчевать нам не требуется… хе-хе-хе… всё с собой, - старик бросил на землю набитый вещмешок, тем самым показывая, что в еде недостатка у этой семьи нет.

- Хорошо, настаивать не буду. Бурый, оформи наших гостей в журнал на вахте, после размести на ночлег, - распорядился Медведь.

- Хорошо. Медведь, надо бы разобраться с часами вахт. Многие до сих пор стоят усиленные вахты. Люди не железные.

- Да понимаю я. Сами видите, что происходит. И когда только закончится этот бедлам?

- О, бедлам скоро закончится, дядечка, правда, правда. Теперь мы с вами, – вмешалась Маша в разговор исследователя Бурого и Медведя­. Маша взяла Медведя за руку и широко улыбнулась.

- Вы мне так нравитесь, дядечка, вы такой большой и у вас нет рукавиц. Только имя у вас странное. Вы, правда, медведь? А у вас есть дети, с которыми я буду играть? Я буду вас навещать, дядечка. У меня давно нет папы. Наверное, он был как вы, только с другим именем, - Маша говорила, не смотря Медведю в глаза, но почему-то изучая его ладонь очень пристально.

Медведь всегда отличался крепким здоровьем, немного грубым характером и крутым нравом. Но мужик он был честный, порядочный. Но опять под одежду закралось какое-то липкое чувство, как во время разборок стариков. Не привык он к нежностям, даже его собственные дети никогда не брали его за руку. Не сказать, что он был плохим отцом, нет. Но с детьми нянчиться не умел. Жил как все: семья, дети. Освобождая свою руку от цепких ручонок Маши, он пробасил:

- Есть у меня дети, Димка и Татьяна. А рукавицы еще не сезон носить. Да и не бывает тут больше полноценных зим. Странная ты.

- Ммм, как хорошо, завтра я непременно зайду к вам в гости! Буду знакомиться и играть с моими новыми друзьями! Ха-ха-ха. Скорей бы завтра уже наступило!

Отделавшись от Машки, Медведь заторопился домой.



Сергей Грей

Отредактировано: 11.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться