Тайны Васильков или мое нескучное лето

Размер шрифта: - +

Глава 8, в которой Катя пугается по-настоящему

- Что-то ты сегодня весь день носишься туда-сюда с таинственным видом, - сказала мне Белка, стоящая у калитки бабыгрушиного дома.

Я как раз возвращалась из магазина, с пакетами в обеих  руках.

- С каким видом я ношусь? – переспросила я.

- С таинственным, - сказала Белка.

- Объясни, - потребовала я.

- Ну, не знаю. Просто по тебе сразу видно, что ты что-то задумала. То ли глаза у тебя слишком сильно блестят, то ли руками размахиваешь больше, чем обычно... А, может, у меня просто очень развита интуиция. Ну что, я права?

- Передай своей интуиции, чтобы ела больше фосфора, - сказала я и помчалась дальше.

- Значит, не скажешь? – спросила Белка у моей спины.

- Заходи в гости, сама увидишь, - прокричала я.

 

Ваня появился, когда солнце было в зените. Я уже успела переделать все свои утренние домашние дела и сидела в беседке, в своем любимом кресле, с книгой в руках.

- Доброе утро, - сказал Ваня.

- Утро? – я подняла одну бровь и посмотрела на него.

- Ну, день, - поправил себя Ваня. – Немного проспал. Сегодня тебя никто не беспокоил?

- Спала, как убитая, - сообщила я.

- Это хорошо. Ну что, приступим?

- Приступим, - согласилась я.

И мы полезли на чердак. На первый взгляд здесь все было так же, как и в прошлый раз. И на второй взгляд тоже. Ваня внимательно осматривал и ощупывал стены и пол, я бродила туда-сюда, не зная, на чем остановить взгляд.

- Сколько тебе лет? – неожиданно спросил Ваня.

- Я уже один раз обшарила весь чердак, - сказала я. – Несколько дней назад. И с тех пор здесь ничего не изменилось. Правда, тут есть одно место, куда я толком не заглядывала. Там очень темно и страшно.

- Где это?

- А вон там, - я показала рукой. – Там, за перегородкой, небольшой закуток. Совершенно темно, свет не попадает. Нужен очень-очень мощный фонарик.

Ваня хлопнул себя по лбу.

- У меня как раз есть такой. Я его принес, оставил у калитки, - он повернулся к выходу. -  Размером с маленький телевизор, светит так далеко, что можно лунных  человечков разглядывать.

- Ну, далеко-то как раз не надо. Там довольно тесно.

- Ну, понятно. Метра два-три, не больше.

Ваня задумался, стоя у перегородки.

- Двадцать один, - неожиданно выпалила я.

- Метр? – удивился Ваня.

- Год.

Ваня смотрел на меня и забавно хлопал глазами.

- Мне – двадцать один год. Ты спрашивал.

Ваня вздохнул с облегчением.

- А я уж думал...

- Что я чокнутая?

- Что я что-то недопонимаю. Двадцать один, значит. А я все думал: есть тебе восемнадцать или нет?

- А что – хочешь научить меня пить водку? Или продумываешь план соблазнения?

- Ну чего ты сразу кусаешься? Просто ты ведешь себя, как будто тебе лет четырнадцать. А выглядишь – максимум на семнадцать.

- Ладно, проехали. А тебе сколько лет?

- Двадцать пять.

- В армии был? – строго спросила я.

- Так точно, - по военному четко ответил Ваня.

- Женат? Дети есть?

- Нет...

- Образование? Привлекался? Родственники за границей?

- Может, ты анкету составишь, а я заполню?

- В следующий раз. А пока – иди за фонариком.

- Есть, командир.

 

- Я тут кое о чем подумал, - сказал Ваня, когда мы, наглотавшись пыли и не обнаружив ни одной стоящей улики, в том числе и в закутке, решили устроить перерыв с чаем и бутербродами.

- Да?

- Тут недалеко живет один человек, который мог бы нам помочь.

- Помочь в чем? Прогнать полтергейст? – хмыкнула я.

- Можно и так сказать, - медленно кивнул Ваня. – Только я бы лучше употребил слово « поймать». Мне так больше нравится.

- Полтергейст поймать нельзя. Он нематериальный, - объяснила я.

- Поймаем, тогда и разберемся, - сказал Ваня.

- А что за человек? Экстрасенс какой-нибудь?

- Гораздо лучше. Зовут его Степан Пантелеевич, а дом его примерно в двадцати километрах от Васильков. – Ваня поставил чашку с чаем на стол и уставился на нее в глубокой задумчивости.

Вот это новости! Неужели тот самый Степан Пантелеевич, возле которого в бабушкином блокноте нарисован глаз?  Я во все глаза смотрела на Ваню и ждала продолжения. Но не дождалась.

- И что? – не выдержала я.

- Что – что? – спросил Ваня.

- Ты начал говорить про Степана Пантелеевича, который... не знаю что. Маг и волшебник?

Ваня пожал плечами.

- Я и сам толком не знаю. Но, когда один мой друг попал в очень непростую ситуацию, он ему здорово помог.

- Расскажи, - потребовала я.

- Как-нибудь в другой раз, - сказал Ваня.

Я уже собиралась обидеться или попытаться воздействовать на него другими запрещенными методами, но тут у калитки появилась Белка, и мне пришлось заглушить свое любопытство. Это было нелегко, так как любопытство – одно из самых труднозаглушаемых человеческих чувств.

Белка выпила с нами чаю, а потом мы решили провести эксперимент. Ваня полез на чердак, я пошла в свою комнату, а Белка осталась снаружи, чтобы согласовывать наши действия.

- Начали! – крикнула Белка.

Я закрыла окно, оставив форточку приоткрытой, как  было в ту ночь, легла на свою кровать и прислушалась. Ничего. Полежав минут пять, я высунулась в окно.

- Ну что? – спросила Белка.

- Я ничего не слышала.

- Теперь попрыгай и потопай, - крикнула Белка Ване.

Я снова закрыла окно и подошла к кровати. Через некоторое время я услышала слабые приглушенные удары, доносящиеся как будто через толстый слой ваты.



Лина Филимонова

Отредактировано: 15.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться