Там где твоё место

глава 5

Глава 5

К вечеру у нас был довольно точный план оборонительных позиций противника, с нанесением огневых точек и графиком смены постов. Радовало то, что в траншеях и ДОТах постоянно находились только дежурные расчеты. Выяснилось, что первая линия окопов оказалась обманкой, углубленной всего на двадцать сантиметров. Солдаты, изображавшие передовое охранение, имитируя панику, отступили бы по ходам сообщения, подстегивая азарт атакующих. Красноармейцы, рвавшиеся к ним в надежде захватить надежные укрытия до подхода основных сил, попадали бы под убийственный фланговый огонь двух станковых пулеметов и не имели возможности спрятаться. Наличие танков от предполагаемого противника особо не скрывалось. Деревня была не большой - полсотни домов в две улицы. Рыть капониры или строить специальные укрытия немцы не стали. Мы видели два танка, да плюс штурмовое орудие, обнаруженное нами на западной стороне, думаю на такой небольшой участок обороны этого более чем достаточно, все-таки до основных наших сил около тридцати километров. А «лесная дивизия» хоть и звучит гордо, но в прямой атаке сможет взять позиции только ценой очень больших потерь. Но основной целью наблюдения являлось выявление домов, где квартирует командование, танкисты и артиллеристы с минометчиками. Они станут первоочередной целью нашей ночной вылазки, без поддержки техники и артиллерии немецкая оборона долго не продержится. Укрепленные огневые точки подавят наши орудия, выкаченные на прямую наводку. То, что мы не увидели ни кого из местных, развязывало руки в плане свободного применения гранат внутри помещений. Резать ножами спящих, я не собирался с самого начала, в виду глупости такого мероприятия.

Вернувшись в расположение «лесной дивизии», обменялся мнениями со Шляпиным и присутствующими командирами, которым предстояло вести людей в атаку. Без ущерба для боевой работы соединения, все-таки враг со всех сторон, для участия в операции выделили два батальона, усиленных двумя полковыми пушками и минометным взводом. Снимать орудия с других, танкоопасных направлений не стали, все равно снарядов хватит только на стрельбу прямой наводкой. О создании «огневого вала», как предписывается в наставлении речь даже не идет. Кроме того тяжелую технику мы рассчитывали вывести из строя в самые первые минуты боя. План, согласованный еще с Болдиным особых изменений не претерпел. В предутреннем тумане, два десятка отобранных бойцов, при помощи лодок, на которые будет погружено снаряжение, сплавляются к деревенским огородам. Я с двумя пограничниками и пятеркой разведчиков от Шляпина, тоже выдвигаемся к точке сбора. На берегу одеваемся, вооружаемся и, разбившись на тройки, подбираемся к намеченным объектам. После того как мы начинаем действовать, забрасывая гранаты в дома и расстреливая выбегающих, к штурму приступят основные силы, нанося одновременные удары с двух сторон. Расчет делается на панику, вызванную нашими действиями в деревне, что позволит отряду Болдина сбить небольшой заслон на западной окраине, а потом уже всем вместе додавить оборону восточной стороны, лишенную своей главной силы - танков. Переправить более сильный отряд в деревню вряд ли получится, и так рискуем. Чем больше людей, тем шанс быть обнаруженными выше, обязательно кто ни будь чем ни будь, да звякнет. Плохо и то, что не все немцы расположились в домах, а используют в качестве спальных мест сеновалы, сараи и бани, да мало ли где летом во дворе можно устроиться с удобством. А нам придется эти лежки тихо обходить, выходя к выбранным целям. Задача захватить и удерживать деревню не стоит, главное обеспечить проход группы на соединении с нашими. Затяжной бой на полное уничтожение врага, нам не нужен, не те обстоятельства. Пусть кому повезет, драпают в сторону пруда, тем более в той стороне, на опушке соснового бора, у фрицев есть еще одна позиция с огневой точкой, которая и перекрывала возможность обойти это поселение. В сложившихся обстоятельствах, она прикроет отход убегающих, но нам угрожать не сможет.

Все настолько были уверены в успехе операции, что Осипов в сопровождении капитана разведчика в ночь выдвигались к линии фронта, чтобы установить связь с командованием и договориться о месте и времени прорыва. Пришлось писать короткий рапорт для командования и указывать позывные для прямой связи со штабом фронта. Когда текущие дела были закончены, меня пригласили к ужину.

Отказываться я и не подумал, сухомятка за сутки надоела, а тут так соблазнительно пахло. В котелок мне налили не густую, но довольно-таки наваристую похлебку, подернутую пленкой жира.

- Смотрю, неплохо вы тут устроились, - обращаюсь к Шляпину, который присел рядом на поваленное дерево, выполняющие роль скамейки.

- Это с хлебом у нас не очень хорошо, а с другими продуктами полегче. А то, что жирок в еде присутствует, так это нас местная жительница научила. Наш повар мясную похлебку варил, а кости срезав мясо, выбрасывал она, как увидела такое, так чуть половником его не отходила. Потом заставила кости разбить, да костный мозг в бульон добавить. А у коровы кости вон, какие здоровые, чисто мамонт.

Посмеявшись, дальше поглощал пищу молча, думая о своем, лишь изредка вставляя в общий разговор какие ни будь реплики. Насытившись, пошел к месту, выделенному нам для отдыха. Там меня уже дожидались разведчики, выделенные полковым комиссаром. У них задача - максимально затруднить занятие противником своих позиций по тревоге. Пулеметный расчет и прикрывающая их тройка бойцов, высадятся сразу за немецкими постами и заняв «господствующую высоту» фланговым огнем будут сдерживать врага, не пуская его к окопам. Еще днем старшина Петров, вместе со мной залез на дерево, определенное для наблюдения, и выбрал себе позицию. Быстро согласовав порядок выдвижения и последующие действия, улеглись отдыхать.

Кажется, что только сомкнул глаза и уже подъем. К оставленной лодке, через лес нас вел сопровождающий, иначе мы бы точно заблудились. Дорогой вдоль реки местные практически не пользовались, у немцев она тоже спроса не нашла, так как южнее путь был удобнее и безопаснее. Близость реки сказывалась на состоянии грунта, было много низинок и размывов. Но именно эта дорога, из-за возможности скрытого продвижения, была выбрана для выхода на исходный рубеж наступающих и последующего вывода отряда Болдина. Сейчас группы бойцов в самых трудно проходимых местах приводили ее в порядок, готовя к прохождению небольшой автоколонны прорывающихся. Еще через полчаса мы, наконец, подошли к заводи, в которой оставили лодку, после чего вперед выдвинулся я, нужно было снять, установленные вчера, сюрпризы. До немецких позиций оставалось примерно полтора километра, из них больше километра чистого поля, почему-то ничем не засеянного. Быстро раздевшись, погружаемся в воду. Опять начинаю завидовать пулеметчику, который поплывет с относительным комфортом. Речушка мелкая, на всем протяжении предстоящего пути, вода едва скрывает плечи. Но если сплавляться вниз по течению, изредка подгребая ногами, было относительно удобно, то сейчас приходилось упираться в дно, с трудом толкая лодку вперед. Хорошо, что разыгралась рыбешка, выпрыгивая из воды и своими всплесками, маскируя наше передвижение. У самой деревни один из бойцов зацепился ногой за установленную в воде «морду»,  «вершу» или другие какие-то самодельные снасти, и с приличным «плюхом» ушел под воду. Со стороны позиций врага раздались радостные возгласы, из которых я понял только «Фиш - рыба». Максимально ускорившись, изо всех сил упираясь в вязкое дно, мы старались быстрее проскочить опасный участок. На противоположном берегу затопали сапоги, и зазвякала дужка ведра. К счастью ни нам не удалось, ни кого разглядеть, ни противнику. Все скрыл туман. Но в эти мгновения мне казалось, что я весь покрылся потом, что в проточной воде в принципе не возможно. 



Влад Молоков.

Отредактировано: 06.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться