Танасори

Глава седьмая

Эйя с опаской разглядывала цветочные гирлянды, подвешенные над всей лужайкой их заднего двора, от умопомрачительно красивых бело-зеленых и розовых композиций исходил приятный легкий аромат, огромные букеты, вторящие висящим в воздухе, были расположены на земле, стоя то тут то там, привнося в атмосферу вечера больше праздничных ноток. Огромный длинный стол, покрытый белоснежной скатертью, ломился от яств, чуть в стороне был столик поменьше, на нем высилась громоздкая причудливая конструкция бокалов, пока пустых, но, по задумке, их вскоре наполнят игристым вином, используя вышестоящее стекло для доступа к напитку их собратьев ниже по лестнице, словно водопад с порогами, алкоголь должен будет переливаться через край из одного бокала в другой. Эту конструкцию придумала Моррена, заявив, что сегодняшний день должен отпечататься в памяти гостей, а ничто не запоминается так хорошо, как неизведанное ранее.

Перед приходом гостей их небольшой особняк был похож на улей, в котором роились трудолюбивые пчелы, что-то постоянно выкрикивая, перетаскивая с места на место и приводя родовое гнездо в будущие приемные покои. Нет, разумеется, семья Эйи не могла себе позволить оставить кого-либо на ночлег, ибо мест в самом доме было катастрофически мало, но вот приспособить под прием милый садик с весьма широкой лужайкой (былая роскошь, доставшаяся им с мамой от прошлых поколений), заставляла верить в то, что даже самые предвзятые гости будут удовлетворены. В конце-концов, сейчас было еще достаточно тепло, да и Дерентар обещал накинуть на двор Полог (пусть временный, но он сможет согреть озябших), к тому же для феникса огонь был неотъемлемой частью, так что чуть в стороне, ближе к зеленой изгороди, будет разожжен большой костер, на котором все желающие смогут поджарить хлебцы.

День рождения будет похож на пикник, и попытки Моррены скрасить факт невозможности устройства бала, в лишний раз молчаливо указывали Эйе, что ей действительно пора найти мужчину, который сможет снять с шеи Дерентара обременение в ее лице. Да, ее семья была не богата, но разве в деньгах счастье?

Когда Эйя решилась на разговор с матерью о ее возможной повторной беременности, у Моррены засияли глаза, и показалось, будто она изнутри засверкала.

- Девочка моя, ты и вправду не против того, что у тебя будет братик или сестричка?

Эйя покачала головой, ласково улыбаясь.

- Ну что ты, мам, конечно же нет! Да и глупо с твоей стороны спрашивать у меня разрешение. Вы с Дерентаром итак сделали для меня слишком многое, чтобы продолжать считать ребенком. Я выросла и хочу, чтобы ты была счастлива.

- Но, Эйя, мне казалось, что твое сердце еще свободно…

- Повторю, мамуль, я выросла. И, хотя продолжаю верить в сказки, понимаю, что брак по любви в наше время большая редкость. Сейчас, если в нашей семье станет больше голодных ртов, помощь моего будущего мужа, кем бы он ни был, будет неоценима.

Она говорила тогда уверенно, но сама не верила тому, что произносит. Ее сердце сковало в клетку разума, и лишь желание сделать мать счастливой заставляло безропотно идти на заклание своего собственного счастья.

- К тому же не думаю, что вы с Дерентаром выберете для меня плохую партию.

Моррена закусила губу, виновато потупив взгляд.

- Не такого будущего я для тебя хотела, малышка.

Эйя протянула руку вперед и положила ладонь на сжатые в кулак пальцы матери.

- Все в порядке, мам. Уверена, что со временем я смогу полюбить мужа. И, может, даже встречу взаимность.

У Моррены по щеке скатилась первая слезинка.

- С самого твоего рождения я представляла, как буду передавать тебя в руки мужчине, которого ты будешь любить еще перед брачным обрядом. Я мечтала, что ты будешь рваться к нему душой и телом, а не вынужденно переступать через себя…

- Мама, остановись, – Эйя чуть сильнее сжала ладонь, заглядывая в родные глаза. – Вы даете мне выбор, Дерентар сказал, что я сама смогу определить, кто из приглашенных будет стоять возле меня перед священником. А это уже не мало. Многим девушкам даже подобное не предоставляется.

Еще пару слезинок безмолвно упали на их переплетенные пальцы.

- Не переживай, мамочка, я обещаю, что буду внимательно присматриваться к каждому из одобренных кандидатов и выберу того, кто окажется наиболее подходящим.

- Но…

- Все в порядке, – снова повторила Эйя, в очередной раз тепло улыбаясь, хотя ей хотелось завыть в голос и предаться истерике.

Она даже не стала противиться выбору платья, в которое ближе к обеду облачилась, заставляя тело привыкать к корсету, утягивающим талию, что ее можно было обхватить двумя ладонями (большими мужскими ладонями, разумеется), так, по крайней мере вещала матушка, сильнее затягивая шнуровку, грозя вообще перекрыть доступ легким к кислороду, но соблазнительно приподнимая своими манипуляциями аккуратную грудь, что сейчас являла собой два спелых полушария, напоминающих грейпфруты. Легкая белая ткань с игривыми голубыми цветочками, по словам Моррены, очень ей шла, юбка в пол скрывала чересчур стройные ноги (или, как любил говорить Дерентар, «недостающие мяса в области бедер»), а мягкие кожаные туфли без каблука были призваны чуть приукрасить чрезмерно высокий рост (неприлично высокий для девушки).

Волнистые темные волосы Моррена решила оставить дочери распущенными, лишь прихватила с обеих сторон от висков по прядке, переплетая их на затылке в легкую косичку, позволяя основной густой массе легко падать на спину.

Эйя возносила хвалу Гисхильдису, что маме не пришла в голову идея выбрать наряд с открытыми плечами, и платье надежно скрывало ее руки вплоть до локтя, расходясь до запястья широкими рукавами с белоснежным кружевом. Взглянув перед выходом в сад на отражение в зеркале, шатенка пришла к выводу, что мама действительно постаралась на славу, сделав из нескладной и немного угловатой, весьма привлекательную девушку с сияющими синими глазами, цвет которых подчеркивали серьги-капельки – подарок на нынешний день рождения.



Анастасия Зинченко

Отредактировано: 07.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться