Танцы с Судьбой. Часть 8. Ничто не вечно под луной.

Танцы с Судьбой. Часть 8. Ничто не вечно под луной.

Все имена и действующие лица вымышленные. Любое совпадение с реальными людьми является совершенно случайным.

 

О, как убийственно мы любим,

Как в бурной слепоте страстей

Мы то всего вернее губим,

Что сердцу нашему милей!

 

Ф. Тютчев.

 

В разлуке есть высокое значенье -

Как ни люби, хоть день один, хоть век,

Любовь есть сон, а сон — одно мгновенье,

И рано ль, поздно ль пробужденье,

А должен наконец проснуться человек.

 

Ф. Тютчев.

 

Время шло, а Софья понимала, что происходит нечто странное, нарушающее душевный покой и умерщвляющее прежние чувства. Шел седьмой год Эры Благополучия — времени Президента Бэна Риддла. Событие, перевернувшее дальнейший ход жизни некоторых людей, произошло в теплый весенний день. Софья, заботясь о жителях Картаэга, решила сменить покрытие для катеров на Центральной улице. На время дорожных работ проезд и посадку в этом районе запретили, поскольку расплавленное покрытие и разогретый двигатель катера несовместимы. Но неужели жена Президента — Ольга Риддл — будет соблюдать какой-то дурацкий запрет! Первая Леди Федерации всегда считала, что ей можно все. И вот она, взяв четырехлетнюю дочку и будучи в положении, приземлилась перед новым домом своих родителей прямо на только что залитое покрытие. Она даже не успела сообразить, почему зажегся сигнал опасности на панели управления. Раздался взрыв. Сознание успело запечатлеть стену огня и перепуганное личико дочери. Очнулась Ольга уже в больнице. Сама она отделалась ушибами, ссадинами и сотрясением, но вот девочке и еще не родившемуся сыну не суждено было остаться в живых. Последовало серьезное разбирательство, но правда была печальной. Трагедия произошла из-за невнимательности Ольги. Но молодая женщина, пережив такой удар, ожесточилась и забила себе в голову, что во всем виновата Софья. Зациклившийся на этом мозг требовал мести, и Ольга решила заставить мэра Картаэга страдать от душевной боли. Сославшись на то, что трагическое событие притупится в памяти благодаря работе, Первая Леди Федерации решила занять место в аппарате Министерства обороны. С этого дня все и перевернулось с ног на голову.

Фернандо частенько стал ночевать вне дома. На жену постепенно перестал обращать внимание, о дочери тоже стал забывать. Ольга. Перестав заботиться о Рее и муже, тоже начала забывать дорогу в дом Президента. В общем, и Софье, и Бэну была ясна картина происходящего. Вот только никак не удавалось застукать их с поличным. Судьбе было угодно затянуть агонию полуразвалившейся постройки, фундамент которой трещал по швам.

На дворе стоял сентябрь. Окончательно истязав подозрениями свою душу, Софья пошла к Дейву. Она застала его в рабочем кабинете. Хикс с радостью встретил ее. Софья, положив сумочку на стол, тяжело опустилась в кресло.

- Что у тебя стряслось?! - беспокойно спросил Судья. - Только не уклоняйся от разговора. Все видно по твоим глазам.

- Дейви, я устала. Не могу больше терпеть это безразличие. Он что, не думает о том, что я обо всем догадываюсь?! За что он причиняет мне боль?! Что я ему сделала?! - проговорила Софья и, взглянув на друга, закрыла лицо руками, разревевшись от обиды и отчаяния.

Дейв подошел к женщине и, поставив ее на ноги, крепко обнял:

- Судьбе угодно, чтобы некоторые события прошлой жизни повторились. Подумай, может быть это — шанс все изменить.

Софья посмотрела в его зеленые глаза:

- Я поняла, о чем ты. Но это не похоже на твои жизненные устои.

Дейв погладил ее по щеке:

- Пораскинь умом. Ничто не происходит просто так. А может, реинкарнация в тоже тело — знак свыше? Тебе не надоело страдать?!

В Софьиных глазах загорелись какие-то непонятные огоньки. Она взяла Дейва за галстук, заставила наклониться и, поцеловав Хикса в губы, выскочила на улицу. Была полночь. С неба лились потоки воды. Софья подняла катер и вскоре приземлилась во дворе президентского дома. Свет горел лишь в одном окне. Женщина нажала кнопку вызова. Ответа не было. Софья, не на шутку встревожившись, набрала хорошо известный ей код. Дверь открылась, и гостья простучала каблуками по лестнице. Она вошла в спальню. Бэн спал, раскинувшись на кровати прямо в костюме и ботинках. На столике лежали две ампулы и инъектор. Софья, прочитав название, поняла, что Риддл принял сильное обезболивающее. Женщина потрясла Президента за плечо. Бэн проснулся и перевернулся на спину. Увидев Софью, он улыбнулся, и в серых глазах загорелись любовные огоньки.

- Ну что с тобой?! - заботливо спросила Софья, садясь рядом.

- Когда такая отвратительная погода, моя бедная спина просто готова разорваться, - ответил Бэн, взяв женщину за руку. - Даже две ампулы полностью не сняли боль.

- Бэнни, можно мне остаться у тебя? Не хотелось бы проводить ночь в пустом доме.

- Конечно можно, - глаза Риддла загорелись надеждой. - А где твоя дочь?

- У дедушки. Секара всегда берет ее в конце недели, - ответила Софья. - Раздевайся, попробую расслабить твои мышцы.

- Я не заметил, как уснул в одежде, - сказал Бэн, снимая костюм и убирая его в гардероб. - Когда же эта чертова спина перестанет болеть?

- Ложись. Сейчас ты расслабишься, и боль утихнет.

- Переоденься, а то изомнешь свое платье, - Риддл дал женщине рубашку.

Софья разделась и накинула предложенное ей на нижнее белье. Рубашка оказалась чуть выше середины бедра. Глаза Бэна пожирали женское тело. Софья заметила это и улыбнулась. Но боль оказалась сильнее, и мужчина плюхнулся на постель:

- Да что же это такое?!

- Ты случайно не ложился в диагностическую камеру? - спросила - Только вчера. А как ты догадалась?! - удивился Бэн, чувствуя, как нежные руки заскользили по обнаженной спине, заставляя мышцы расслабляться.



Влада Николаевна

Отредактировано: 04.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться