Танкист

Размер шрифта: - +

Глава 14.

Утром следующего дня ровно к девяти часам на полигон явилось пятнадцать человек: десять парней и пять девушек.

«Что ж, будем выбирать из тех, кто есть», – подумал Олег, отметив, что те, кто были активны вчера, прибыли и сегодня: Игорь Гордиевский, он же Гордей; Виктор Рулетов, он же Рулетка; Анастасия Визнер, она же Германия; брат и сестра Калач – Арсений и Алена. И даже, как ни странно, Борис Сумарин, он же Сумарь. Почему-то Олег был уверен, что он не придет. Пришел.

Учебный танковый полигон под Алабино являлся таковым еще с тех незапамятных времен, когда другими были не только танки, но и весь мир, в котором существовали отдельные страны и армии. Как сто лет назад, так и сегодня начинающие танкисты получали здесь первые навыки вождения многотонных машин и стрельбы из танковых пушек по мишеням. И только потом, освоив азы, они отправлялись на игровые карты. Для самого первого испытания – на умение водить танк – Олег выбрал все три арендованных «Хорнета», предварительно заблокировав им пушки, дабы никто случайно не выстрелил и не попал куда не надо, – техника безопасности превыше всего. Сама же система обучения будущих новобранцев, выстроенная Олегом, больше всего напоминала древнюю, как мир, систему обучения плаванию, когда обучающий просто спихивал обучаемого в воду. Предварительно показав на суше несколько основополагающих движений и прочтя краткую теоретическую часть о том, как держаться на воде. Тот, кто выплывал, продолжал обучение. Того, кто шел ко дну, вытаскивали, откачивали и отправляли восвояси – не созрел еще. Система жесткая, но весьма эффективная. Особенно когда стоит задача научить плавать не всех, но быстро.

Сработала она и здесь.

После краткого инструктажа, текст которого, не мудрствуя лукаво, Олег взял на официальном сайте «КТО», сократил и слегка переработал, первые трое претендентов на высокое звание танкиста будущего великого клана, у которого не было пока даже названия, расселись по машинам и закрыли люки.

– Вперед! – скомандовал Олег.

Из трех машин одна четырежды глохла при попытке тронуться с места, пока Олег не приказал незадачливому конкурсанту окончательно глушить двигатель и покинуть танк. Оставшиеся двое выполнили задание – прошли круг длиной пятьсот метров и уложились в отпущенное время.

Всего из пятнадцати человек после первого испытания выбыли двое. Оставшиеся пообедали тем, что прихватили с собой, и продолжили. Следующий тест, включающий умение пройти «змейку», косогор, крутой подъем и страшный для почти любого новичка колейный мост, продлился до самого вечера, и прошли его семеро из тринадцати. В том числе уже неплохо знакомые Олегу Гордей, Рулетка, Германия, Сумарь и Калач. Мало того, и без испытаний на умение стрелять Олег уже видел и понимал, что ему нужны эти пятеро. Ну, четверо – точно. Сумарь по-прежнему был под сомнением. Но лишь из-за своего не по делу болтливого языка, потных подмышек, грязноватой майки и явно дня три немытых волос – Олег не любил нерях. Танк же этот неряха водил очень неплохо для человека, впервые севшего за пульт управления.

Оказалось, что и стреляет он тоже вполне приемлемо. Равно, как и все остальные.

– Ну что ж, – Олег оглядел семерых претендентов, выстроившихся перед заляпанными грязью по самые верхние люки «Хорнетами». – Вас семеро, а мне нужно пятеро.

– Продолжим соревноваться завтра? – с надеждой в голосе осведомился Сумарь. Он показал хорошие результаты, но устал явно больше других.

– Нет. Все решим сегодня, – Олег посмотрел на часы, потом на солнце, которому для того, чтобы спрятаться за верхушками деревьев на западе, осталось всего ничего. – До заката успеем. Кросс по пересеченной местности, дистанция пять километров, я веду. Кто отстанет от меня больше чем на две минуты, выбывает.

– А кто опередит? – спросила Германия.

Олег улыбнулся.

– Кросс? – ужаснулся Сумарь. – Эй, командир, мы так не договаривались. Мы же танкисты, а не пехтура! Да и той давно не существует!

– Вы пока не танкисты, вы пока никто, – сказал Олег, натягивая на руки перчатки. – Танкистов мне из вас еще предстоит сделать. Готовы? За мной.

Он развернулся и побежал, даже не глянув, следуют за ним или нет.

Через сто метров выяснилось, что бегут все, и Олег чуть прибавил ходу. Он знал местность и заранее выбрал маршрут как раз на такой случай. Свои силы он тоже знал и был уверен, что никто из присутствующих не сможет потягаться с ним на этой дистанции. А значит, он легко сможет задать темп, при котором участникам придется выложиться без остатка.

Это даже хорошо, думал он, стараясь не сбиться с ритма дыхания (на пять шагов – вдох, на четыре – выдох), хорошо, что они показали примерно одинаковые результаты в вождении и стрельбе. Физическая выносливость тоже очень много значит. Бывает, игра длится и два часа, и три, и больше. Тогда часто побеждает не самый ловкий, умный и удачливый, а тот, у кого в кульминационный момент осталось больше сил.

Метров семьдесят вниз по довольно удобному и ровному склону, поросшему низкой густой травой. Чистое удовольствие и сплошной отдых.

Затем полкилометра по размолотой гусеницами после ночного дождя в густую скользкую кашу дороге, когда ноги по щиколотку утопают в грязи и, как ни старайся, сам ты через сотню шагов превращаешься из нормального человека в его грязное, мокрое, со свистом дышащее подобие.

Подъем на холм по едва заметной тропинке. Под ноги так и лезут пни и бурелом, ветви деревьев норовят побольнее хлестнуть по лицу, проснувшееся ближе к вечеру комарье с назойливым жужжанием лезет прямо в глаза, которые одновременно заливает едкий соленый пот.

Формула «пять-четыре» (на пять шагов – вдох, на четыре – выдох) уже давно не срабатывает. И «четыре-три» тоже. Приходится включать резервную «три-два».



Алексей Евтушенко

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться