Телохранительница Его Темнейшества

Размер шрифта: - +

Глава 8. Лика и ее легенда номер два

 Ирек, фыркнув, поставил меня на пол, опустил ладонь на рукоять того самого кинжала.

- Ты обещал без угроз, владыка.

- Да. Убивать надо сразу, без угроз, - криво усмехнулся Сатарф. - А раз я заговорил c сельо, то и жизнь ей оставлю. Ирек, ступай.

Тот как не слышал. Владыка приподнял бровь, горькая складка пролегла у губ.

- Что, моих приказов можно уже и не слушать?

- Я хотел показать тебе вот эту находку, владыка, - отстегнув ножны, парень протянул кинжал рукоятью вперед. И рассказал, при каких обстоятельствах он к нему попал.

- Так эта суматоха — ваших рук дело? - фыркнул Сатарф, внимательно рассматривая оружие.

- Не наших, и не рук, а лап мантихоры.

Владыка положил кинжал на стол.

- Это не подделка, Ирек. Один из настоящих близнецов Ошсах, которыми меня и... подрезали, - синий глаз вперился в меня. - Поздравляю. За такую находку прощу вам обоим все грехи. И мантихоре, так и быть, - демон опустил взгляд на свернувшуюся у его ног «киску». - Попробуем восстановить ваш путь и вычислить, где вы могли подцепить кинжал. Передай его и животных Сэйвану, Ирек. Слышал я, разлученные братья Ошсах стремятся соединиться. Может быть, нам повезет отыскать второй кинжал и вырвать зубы у змеи. Без них он не закончит то, что начал.

Второгодник слегка покраснел, но не пошевелился. Владыка устало усмехнулся.

- Ступай, парень, ничего я не сделаю малышке сельо. Поговорить нам надо.

Ирек, забрав кинжал и уцепив за ухо мантихору, вышел, но перед уходом бросил такой грозный взгляд на владыку, что тот закашлялся в кулак. Как только за парнем закрылась дверь, Сатарф расхохотался:

- Вот паршивец! Мне угрожать! - но через миг улыбка слетела. - Впрочем, теперь каждая букашка может попробовать залезть на Темный трон. Ты понимаешь, малышка сельо, что теперь, когда ты меня увидела... таким... либо мы договоримся, либо...

Я кивнула. Что тут не понимать. Если что, живой меня не оставят. Сатарф и сейчас может раздавить меня, как ту же букашку. И вон те тени по углам — наверняка не просто тени. И не случайно владыка решил показать мне сразу истинный свой вид. Мог бы и иллюзию наложить, но предпочел правду.

- Сядь, - он указал на скамью. - Чтобы не терять времени, скажу, что мне уже известен твой разговор с мадам Кикерис. Повторяться не надо. Начнем с твоего настоящего имени, Лика Тария.

- Аэлика Интаресс из клана Лунных Дев, - представилась я прежде, чем сесть на лавку напротив владыки.

- Твоя богиня сошла с ума, если отправила ко мне именно тебя. Интаресс! И та самая Аэли! - он стиснул зубы, гася вспыхнувшее бешенство, и положил ладони с вырванными когтями на стол. - Видишь это?

Я кивнула, судорожно сглотнув. Словно можно проглотить страх, комком вставший в горле.

- Не ты ли обещала моей дочери Зарге, что вырвешь когти Темного трона? Проклятия сельо всегда сбываются, - владыка сжал кулаки, спрятав изуродованные пальцы.

Как и клятвы Темного Трона, - некстати вспомнила я и поежилась.

- Это были ненависть и ярость семилетней девчонки, но не проклятие, - тихо ответила я, опустив глаза под сверлившим меня синим оком. - Я вовремя сбежала, не дошло до этого. Унижения в плену – еще не повод для проклятия сельо. Богиня не приняла бы мою месть на себя. И я тогда имела в виду не Темный трон, а только Заргу...

- Кто еще слышал твои слова, кроме моей дочери?

- Никто! - подумала под пронзительным синеоким прищуром и добавила: - Не знаю.

- Но богиня всегда слышит своих жриц. Кто знал, кроме Лойт?

- Верховная жрица. Она осматривала меня после возвращения и принимала исповедь. Но десять лет прошло, владыка. Даже если кто-то случайно услышал, или ваша дочь кому-то сказала, кто мог помнить какую-то пленницу?

Он усмехнулся:

- Какую-то? Удивительная скромность для дочери таких родителей…

- У жриц Лойт только одна мать – богиня.

- Не лукавь, дитя, - поморщился Сатарф. - Ты носишь фамилию своей родной матери Эльды Интаресс.

- Но все наши отцы – безымянны.

- Не поверю, чтобы ты не знала, кто твой отец.

Я пожала плечами.

- Никогда не интересовалась его личностью. И знать не хочу.

- Узнаю характер Эльды. Даже дочери не сказать! А ты знаешь о том, что твоим отцом мог быть я, Аэлика?

- Я точно знаю, что это не вы. Это так важно?

 - Да. Я бы не стал тратить время на пустую болтовню с сельо. Видишь ли, раз уж богиня не взяла на себя месть за твое унижение, это мог сделать твой отец. Он светлый маг.

Вот, - нервно сглотнула я. Чувствовала же, что-то не так с папашей. Ну, мама... Как она могла?!

- Довольно сильный маг... хм, -Сатарф горько усмехнулся какому-то своему воспоминанию Видимо, в отличие от меня, он с моим папочной встречался. - Он мог узнать об обстоятельствах твоего пленения и много лет спустя. Я поначалу так и решил, что это он заманил меня в ловушку. Но оказалось, я погнался за серийным убийцей, а до таких убийств твой отец не опустится ни при каких обстоятельствах,хотя и он не святой.

- Так вы знаете, кто убийца? Вы поймали его? - подалась я вперед.

Сатарф отрицательно качнул головой.

- Это он поймал меня. Меня! Знаешь, девочка, в чем главная слабость магов, особенно, высших? Мы слишком привыкаем к могуществу. Наша магия неисчерпаема, как воздух, естественна, как дыхание. И когда нас внезапно лишают ее двумя уколами древних кинжалов… Самое отвратительное – я так и не увидел своего врага. Мне его не узнать, даже если буду говорить с ним лицом к лицу, как сейчас с тобой. Интересно, на что рассчитывала Лойт, отправляя тебя на смерть? Или это ее изощренная месть твоей чересчур самостоятельной матери?

- Никто же не подозревал о древних кинжалах-близнецах…



Ирмата Арьяр

Отредактировано: 13.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: