Темна вода в облаках Книга 2 Предрассветные боги

Размер шрифта: - +

Пролог

 

Александра Сергеева

 

ТЕМНА ВОДА В ОБЛАКАХ

 

Книга 2

 

ПРЕДРАССВЕТНЫЕ БОГИ

 

 

Пролог

 

 

– Уважаемый, дозволь, я сделаю, – пророкотал тихий мужской басок над самым ухом.

Кэйды невольно вздрогнул – задумался он, сбирая в корзину подношение плененным духам. Понятно, что сразу узнал и этот голос, и неуместное обращение. Уважаемым можно поименовать любого, кто того заслуживает в глазах людей. А его многие годы иначе, как эркэ никто не называет. Ибо он – единственный избранный, возвеститель воли бога. И первый служитель Ыбыра – небесного отца народа сакха. Солнцегривого покровителя низинного мира живых, что привел их народ к славе и процветанию. А прочие народы кинул под копыта их лошадей. И только к нему – Кэйды – грозный Ыбыр снисходит, делясь своими великими мыслями. Только у своего эркэ он может иной раз испросить совета, но такое случается редко. Ибо всеведущ бог-солнце. Только в земном своем воплощении попирает он землю ногами, а в божественном следует по небу. И видит оттуда сверху весь низинный мир. А вместе с тем и верхний мир, и подземный, где правит злыми духами дэвэ дед Абыэхэ откованный из аяса. Из его смертельных лап вырвал солнечный Ыбыр тайну аясова камня, а самого посрамил, но отчего-то оставил жить. После долго перебирал многие народы и выбрал сакха. Передал ему тайну аясовой плавки и научил делать невиданные по прочности и остроте мечи, ножи и топоры. И вот повел Ыбыр за собой…

– Уважаемый, – вклинился в размышления эркэ тот же голос. – Срок выходит. Ыбыр будет недоволен, если плененные им духи сдохнут от голода.

Кэйды недовольно поморщился и обернулся. Его любимый ученик и служитель бога-солнца шекэри Мирас застыл в полупоклоне на пороге жилища эркэ. Мужчина трех десятков лет и великого ума не упускал случай показать свою ничтожность перед мудрым учителем. И не было в том подобострастия, а одно лишь чистое знание о его превосходстве. И вера, что когда-нибудь и он станет великим эркэ народа сакха. За спиной Мираса виднелась согбенная фигура второго шекэри – мальчишки Тэлмэ. Его Кэйды выискал и забрал от семьи два лета назад. Тэлмэ было десять, а он уже ловко считал до десяти десятков и слагал песни, что пели все пастухи его рода. Он не был сакха чистой крови – его мать привел с полоном дед-воин из полуночных земель. Сероглазая рабыня с соломенными волосами стала женой его сына и матерью шекэри. И пусть такое не приветствовалось, но Кэйды пренебрег давно состарившимся обычаем. Он избрал полукровку из-за его ума, не найдя ему достойного соперника среди сверстников. Солнцегривый Ыбыр иногда снисходил вопросами и к простым смертным. И не дай, кому выставиться перед ним дурнем – бог приходил в такую ярость, что мог и убить. А уж случись такому поселиться рядом с его земным, сложенным из камня домом, где отдыхало его тело, бог не помиловал бы и эркэ. За то, что притащил недоумка на священную землю. Потому-то и не было у Кэйды особого выбора: чистая там кровь у мальчишки или нет. Важно, что Ыбыру понравились его песни. А милость к юному шекэри осенила и его учителя, столь мудро выбирающего последователей.

– Учитель! – уже громче взывал Мирас, косясь из-под склоненной головы на рассеянного старца. – Дозволь, мы с Тэлмэ покормим духов! А ты сможешь заняться более важным. Продолжишь свои мудрые размышления, что ценней всех благ на свете.

– Нет, – изрек, наконец, тот, опуская глаза на все еще пустую корзину. – Солнцегривый не любит, когда нарушаются его повеления.

– Учитель, – не утерпел и встрял весельчак Тэлмэ. – Мы не нарушим повеления. Ыбыр приказал, чтобы духов кормили в положенный час. Но не указывал, что это должен делать самолично сам великий эркэ. Он знает, что твое время драгоценно, учитель. А путь к аясову сундуку не близкий. Дорога же на гору и вовсе тяжела.

– Учитель, – перебил его не столь многословный старший шекэри. – Клянусь милостью солнцегривого Ыбыра, мы не станем говорить с духами. Наши губы не разомкнет ни страх, ни боль, ни смерть. Мы опустим в глотку сундука корзину и сразу уйдем.

– Позовите уэле, – решился старик, которому и впрямь всей душой не хотелось тащиться к горе, в которой стоял громадный сундук с толстенными стенами из плавленого аяса, куда замуровали духов.

Правитель аила, в котором стояли и земной дом бога, и домишки, в которых жили его служители, явился тотчас – как знал, что позовут. Мэжи и стал уэле в самых молодых на памяти Кэйды летах, и держался на этом месте дольше всех. Умел он услужить – сам Ыбыр почасту бывал доволен расторопным мужичком из бывших рабов. Да и Кэйды нечем было того упрекнуть – знал свое дело бывший раб прежнего уэле.

– Пойдешь с ними, – кивнул он на вытянувшихся жердинами учеников и пояснил странную просьбу: – Поможешь, если что. Мои шекэри будут держать духов в узде, потому могут забыть о корзине. Тогда своими руками спустишь ее вниз.

– Услышал и повинуюсь, – привычно пробормотал уэле, выползая из жилища эркэ спиной вперед.



Александра Сергеева

Отредактировано: 22.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться