Тёмный властелин желает развлечься

Размер шрифта: - +

Глава 26

Его голос к концу рассказа становился всё тише и тише, так же как и гул за окном. Буря утихала, забирая с собой ту невыносимую боль, что испытывал этот невероятный, во всех смыслах этого слова, мужчина.

Я даже и представить себе не могла, через что он был вынужден пройти – ведь он говорил обо всём поверхностно, но если сопоставить все факты, все случайно брошенные фразы вместе с его историей, то становится ясно: он очень многое испытал. И он вышел абсолютным и единственным победителем.

 Да, по идее, его можно считать самым настоящим злодеем – он грабил, ещё будучи подростком, пытал и превращал других демонионов в нежить. Он возглавлял армию. И сам убивал. Его руки не то что по локоть в крови, он весь в ней с ног до головы. Но, возможно, что только его метод был единственным, чтобы на Армадане наконец-то воцарился мир, а его народ больше не был так угнетен той кастовой системой. Я, конечно, могу опираться только на его слова о том, что более нет на той планете никаких войн, и все живут в мире, и от этого ему скучно... Однако почему же я не могу доверять его словам? А если всё так и есть – значит его злодеяния можно рассматривать под разными углами. Классифицировать и как благое дело, и как злое. Кому-то, конечно, стало жить хуже, а вот большинству, отчего-то я была в этом полностью уверена, – лучше.

Без сомнения, у него была долгая и сложная жизнь. И, как мне кажется, Мао всегда был одинок. Сначала его бросили родители, потом, когда он немного подрос, сразу «вляпался» в криминальный бизнес. Может, и были у него знакомые, но никогда у него не было никого, кто бы его выслушал, кто бы просто утешил...

Слёзы навернулись на моих глазах, и, когда он окончательно затих, а его дыхание выровнялось: мужчина наконец-то смог уснуть, я украдкой вытерла краешком одеяла капельки пота с его виска. Это насколько же сильную боль он всё это время испытывал, что даже вспотел и обессиленный уснул! Но у него ведь во время его повествования ни разу голос не дрогнул! Он усмехался, он злился или просто ровным, спокойным голосом пересказывал кратко главные вехи своей жизни… Удивительный и невероятно сильный мужчина. Сильный не только телом, но и духом.

Приподнявшись на одной руке, я, убедившись, что дышит он всё так же ровно, начала без зазрения совести внимательно его рассматривать.

Почему-то, с учетом новых знаний о нём, он стал ещё более привлекательным для меня. И опять дело было не в том, что он какой-то крутой там, на Армадане. А в том, что, пройдя через столько испытаний, Маору... остался намного более добрым, чем он, наверное, и сам осознает. Ведь он не бросил меня. Ни тогда, когда мы с ним только повстречались, ни потом, когда я начала «косячить» по-чёрному. Мужчина пришел мне на помощь. Он думал обо мне...

Я тяжело вздохнула и, вытянув другую руку, которую он до сих пор прижимал к своему лбу, нежно, едва прикасаясь пальцами, провела по его татуировке на лице. Мао ведь её специально напоказ выставляет. Теперь мне понятна его странная прическа со сбритым, практически под ноль, виском и выбритыми линиями. Он всегда заплетает волосы, чтобы все видели чёрную татуировку, хотя под такой гривой длинных волос запросто мог бы её скрыть. Это его воспоминания обо всём, через что ему пришлось пройти. Теперь это станет и моим воспоминанием о его рассказе. О том, чем мужчина со мной поделился.

Кстати, когда я попала в этот мир, я видела какие-то обрывки то ли воспоминаний, то ли видений, в которых были Мао и беленькая большая кошка, больно похожая на меня в кошачьем обличье. Возможно ли, что мои превращения да и то, что я вообще попала в этот мир и оказалась рядом с ним, это не такая и случайность? И всё это как-то взаимосвязано? Ведь тогда та кошка, судя по всему, умерла, а Маору был к ней сильно привязан. Я помню выражение невыносимой боли и страданий на его красивом лице, когда у него не получилось оживить её... Хотя, не скажи он мне сейчас, что он испытывает, что ему больно, я бы никогда и не догадалась. А тогда... тогда даже Мао не смог сдержать своих чувств.

И именно в этот момент меня словно «прорвало». Я наконец-то осознала, как я всё это время сильно ошибалась. Сколько я наделала ошибок. И почему многие, не все, конечно, люди такие? Мы не замечаем добра от других до того момента, пока не станет уже слишком поздно. Мы зачастую принимаем помощь как само собой разумеющееся. Будто нам кто-то что-то должен. Мы думаем прежде всего о себе, а о других в последнюю очередь, даже о тех, кто рядом с нами. Кто проходит через те же беды, поддерживает нас. Глупые люди. Глупая я. Всё это время я думала только о себе: как мне плохо, что я попала в другой мир и стала полу-кошкой, что какой-то мужчина считает меня своей собственностью, что мне приходится всё время испытывать дискомфорт... А о том, что Маору, пусть и своеобразно, но всегда обо мне заботился: он не бросил меня, не оставил, кормил, разрешал спать на кровати, даже если я была в образе кошки, не думала... Он защищал и оберегал. Мао спасал мою жизнь и уже не раз. Он по своей воле покупал мне одежду, хотя я и не просила. Он кормил... Для меня он делал всё. А я только ходила, ныла, вредничала и умничала. Идиотка! Я показала себя самой настоящей самовлюбленной дурочкой. Даже не додумалась поблагодарить-то сразу. И ведь, хоть он и злодей, и я ему на фиг не сдалась, он ничего плохого мне за все мои выкрутасы не делал.

А я ещё и отомстить ему хотела! Чтобы он был моей ручной «золотой рыбкой»... Вот я балбесина! Какая может быть «мстя»? Ну поставил он тарелку на пол, ну нацепил ошейник – так по сравнению с тем, что я начудила, и что он мог бы сделать в ответ, это ерунда.



Ника Фрост

Отредактировано: 25.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться