Тени холодного солнца

Font size: - +

Главы 20 и 21

Глава 20. Визит инспектора полиции. Продолжаем поиски мёртвого лежбища. Последняя тайна дневника вампира: "Исповедь отца Носферату".

Завтрак прошёл в довольно мрачной обстановке. Члены нашей маленькой компании молча поглощали пищу перебрасываясь редкими, мало значащими фразами. Анна-Мария выглядела очень задумчивой, словно её мысли витали где-то очень далеко от нашей столовой. Бруно и доктор Войцеховский сидели с мрачными, утомлёнными лицами. Оба были нервны и раздражительны, с красными от бессонной ночи глазами. Сразу было видно что эти двое, сутки напролёт, корпели над своими картами но так и не узнали ничего путного. Один лишь Струэнзе казался как всегда весёлым и беззаботным. -Господин Ван дер Страатен, я думаю вы просмотрели все планы местности хранящиеся у меня в библиотеке,- заметил граф. - Скажите: вам удалось узнать что-нибудь полезное? -Бруно нервно скривился и выронил вилку. - Дорогой граф, мы делаем всё возможное, но давайте не будем обсуждать эти дела за столом. - Сказал он достаточно резко. - А как тебе спалось, дорогая,- поинтересовался фон Траумберг у своей дочери. Анна-Мария глубоко и печально вздохнула будто не желала возвращаться в наш мир из своих грёз. - Очень хорошо, папенька. Я прекрасно спала и никакие призраки меня не беспокоили. И розы тоже не дарили. - Примерно с минуту она молчала а затем добавила ни к кому не обращаясь: - А ведь они действительно прекрасны эти голубые розы. И как же должен быть восхитительно-чудесен мир в котором они растут. Бруно поперхнулся и пристально посмотрел на неё. Взгляд его был очень тревожным и озабоченным. Но доктор Войцеховский только усмехнулся и пробормотал на латыни: - Omne jgnotum pro magnifico1

________________________________________________________________________________ 1. " Всё неведомое кажется великолепным" (лат.). Тацит " Жизнь и нравы Юлия Агриколы"
________________________________________________________________________________

* * * Спустя пару часов после завтрака в нашу комнату постучался управляющий Фриц. Он сообщил что граф срочно ожидает меня в своём кабинете. Понизив голос до шёпота, он по секрету добавил: - В замке полиция, господин барон. Войдя в кабинет фон Траумберга я действительно увидел там троих незнакомых мне людей. Двое из них были в полицейской форме, третий - пожилой мужчина с пышными усами носил коричневый, не очень модный и слегка потёртый костюм. Все трое незнакомцев уставились на меня едва я переступил порог кабинета. Граф выглядел довольно смущённым. - Вот, Людвиг, познакомься,- показал он рукой в сторону пожилого господина. - Это инспектор полиции господин Дальберг. Я ничего не понимаю, но похоже что у полиции есть к тебе вопросы. - Слушаю вас, господа,- сказал я усаживаясь в кресло. - Скажите, господин барон, вы подтверждаете что у вас был конфликт с местным священником отцом Паулем?- спросил инспектор раскрыв блокнот. - О чём вы, инспектор? - удивился я. - Можно ли назвать конфликтом то что я не позволил этому негодяю забрать лошадь моей невесты. Вообще-то его действия находятся целиком в вашей компетенции, инспектор. Воспользовавшись нелепыми, старинными легендами этот человек возбудил против владельцев замка местное население. Они ворвались, и будучи вооружёнными до зубов, увели всех коней с конюшни господина графа. И всё это самоуправство , заметьте, они устроили в военное время. - А вот у нас имеются сведения о том что вы угрожали отцу Паулю, обещали его повесить и даже наставляли на него револьвер, - заявил Дальберг медленно поглаживая свои усы. - Послушайте, инспектор, я не понимаю ваших вопросов,- взвился граф. - Что вы себе позволяете?! Барон фон Хагендорф защищал всех нас. Защищал мою дочь - свою невесту. Всё что он рассказал- истинная правда. Этот мерзавец отец Пауль, во главе нескольких десятков других негодяев вооружённых ружьями, ворвался сюда и угрожал нам. Вместе со своими баши-бузуками они до смерти напугали наших слуг и увели лошадей. - Благодарю вас, Ваше Сиятельство, но я бы хотел прежде всего выслушать господина барона, - вкрадчивым голосом произнёс усатый инспектор. - Что ж, я действительно пригрозил отцу Паулю висилицей. Но, господин инспектор, я скорее выполнял вашу работу. Ведь организация вооружённого бунта, да ещё в военное время это очень серьёзное государственное преступление. Или вы считаете по другому? - Нет-нет, вы совершенно правы, господин барон,- поспешно согласился инспектор Дальберг. - Тогда к чему ваши вопросы? Да, я слегка помахал револьвером перед его носом... но исключительно для острастки этого зарвавшегося типа. Неужели достопочтенный отец Пауль на меня так сильно обиделся? - К сожалению, отец Пауль сегодня ночью был убит, - тяжело вздохнув сказал инспектор Дальберг. - Да ещё совершенно невероятным и чудовищным способом. - В кабинете повисло неловкое молчание. - А скажите, господин барон, вам известен человек по имени Йозеф Плешнер?- продолжал инспектор свой допрос. - Я лишь пожал плечами. - Кажется такую фамилию носит один фельдфебель из моего полка. Но... вроде-бы того зовут Франц. - Нет, - инспектор устало махнул рукой. - Это другой Плешнер. За ним числится несколько случаев воровства, скупка краденного, брачные афёры, незаконное содержание барделя, лжесвидетельство, участие в контрабанде. А теперь вот ещё и шантаж. - Вы в своём уме, инспектор?! Какого чёрта вы мне морочите голову своими Плешнерами! Что может быть у меня общего с подобной категорией людей?- воскликнул я почувствовав сильное раздражение. - Успокойтесь, господин барон,- пролепетал инспектор. - Нижайше прошу меня простить, но труп этого прохвоста, также был сегодня обнаружен возле церкви Святого Максенция. - Так значит погибли двое?- удивился граф. - Вот именно, Ваше Сиятельство. Это уже десятая жертва в вашей округе за последние две недели. - Это очень прискорбно, инспектор. Но причём здесь мои гости? -Надеюсь что ни причём, Ваше Сиятельство. Но как-то слишком много получается. И последний вопрос, господин барон, простите мне мою назойливость но, где вы были нынешней ночью? - Да здесь же, любезный инспектор Дальберг. Видите ли, по ночам я обычно сплю, если служебный долг не побуждает меня к обратному. - Это так,- подтвердил граф. Ночью мы все спали. - Усатый инспектор лишь кивнул головой, мол - "именно так я и предполагал". - Извините Ваше Сиятельство, и вы, господин барон. Я по долгу службы был обязан задать вам эти вопросы. - А не расскажите ли, инспектор, как погибли те двое? - спросил я. - Ужасно. Просто ужасно, господин барон. Тело Плешнера было найдено возле церковной сторожки. У него была сломана шея и разорвано в клочья горло. Очень удивительно, что при такой страшной ране обнаруженно очень мало пролитой крови. Это очень и очень странно. Смерть же отца Пауля вообще беспрецедентна по своей чудовищности. Его тело, ниже пояса было фактически разорвано надвое. Все внутренности вывалились наружу. И в таком виде он был насажен на крест что венчает крышу церковного здания. Ужасно! Я уже почти сорок лет служу в полиции но никогда не видел ничего подобного. Одним словом - кошмар какой-то. - Вздожнув инспектор закрыл свой блокнот и поднялся. - Ну что ж, господа, позвольте откланяться,- сказав это он взял со стола свою шляпу украшенную зелёными перьями. - Послушайте инспектор, - остановил я его. Внезапно мне в голову пришла одна мысль. - Я хочу осмотреть это... ну как у вас говорят, место происшествия? - Вы имеете в виду - место преступления? Пожалуйста, господин барон. Раз у вас есть такое желание.



Пучков Андрей Николаевич

Edited: 30.04.2017

Add to Library


Complain