Тени холодного солнца

Font size: - +

Глава 24 и Эпилог

Глава 24. Схватка с нежитью. Мы теряем наших друзей. Откровение Носферату: "Как мало знают живые". Пророчество о двух кровоприношениях.


 

Вскоре чудовищная фурия, закончив свой отвратительный пир, присоединилась к общему хороводу подобных себе тварей. - Вы разрушили наш дом. Вы все умрёте, смертные. Все до одного,- произнесла упыриха своим механическим голосом, не открывая рта. Чувствуя невероятное отвращение, я старался не смотреть на это чудовище только-что убившее моего несчастного Алоиса. Но всё же заметил что на её ослепительно-белом саване нет ни капли крови. - Плохая кровь! - сказала молодая вампирша. - Дурной запах. Много страха и крепких напитков. - Всякая кровь хороша,- ответила ей убившая Алоиса тварь и они продолжили кружиться. Вращение их всё убыстрялось и убыстрялось, и, холодея я увидел как начали гаснуть свечи во втором охранительном круге. - Людвиг, Людвиг, я больше не выдержу,- прошептала Анна-Мария прижимаясь лбом к моему плечу. - Он снова говорит со мной! Он опять у меня в голове! Я не хочу его слышать... сделай же что-нибудь!- и она всхлипнула совсем как маленькая девочка. Повинуясь охватившему меня бешенству, я выстрелил в ненавистную, с застывшей зловещей улыбкой на мёртвом лице, тварь. Одновременно, или даже на долю секунды раньше меня, граф плеснул в него святой водой. На мгновение мне показалось что я попал, но всё же это оказалось не так. Мёртвая тварь, издав ужасающий внутриутробный рык, успела отшатнуться в сторону. Глаза упыря вспыхнули ненавистью а кукольно-клоунская улыбка стала скорее напоминать хищный оскал. По видимому святая вода попавшая на вампира сделала его реакцию чуть более замедленной и выпущенная мной серебряная пуля едва-едва не достигла цели. Упыри замедлили своё кружение и слегка отодвинулись в темноту. Устремив ненавидящий, пылающий адским пламенем взгляд на своего далёкого родственника, мёртвый Траумберг сказал живому: - Ничтожные смертные людишки, вы так и не поняли с кем вам довелось иметь дело! Я не хотел убивать своих ныне живущих родичей, но теперь вы все умрёте, все до единого"! И вы не сможете остановить меня. Ваши тела обратятся в прах. Но ты, моя прекрасная возлюбленная, моя нынешняя Анна-Элеонора, избежишь тления и могильных червей, ты восстанешь и проснёшься готовой к новой бессмертной жизни. И она будет достойной тебя и по истинне прекрасной, прерасной как тот мир где ростут голубые розы. Ты же уже думала об этом, о моя возродившаяся возлюбленная, моя бессмертная Анна-Элеонора. Наконец мы будем вместе и ты избавишь меня от многовекового проклятья, которое словно цепями приковало меня к этому миру смертных. - Никогда!!! - выкрикнула Анна-Мария собрав все свои силы. Слёзы заблестели в её огромных зелёных глазах. - Никогда ты не получишь мою душу, ублюдок! Проклятый мерзкий дядюшка! Пропади ты пропадом, исчадье тьмы! Убирайся к себе в приисподнюю и гори там вечным пламенем! - с этими словами она выхватила бутылочку со святой водой и выплеснула её содержимое прямо в улыбающуюся физиономию потусторонней твари. Упырь мгновенно отскочил в сторону, и издав всё тот же рык, закрыл лицо рукавом. Несколько капель всё-таки попали в лицо вампира и на его зелёный длиннополый кафтан который слегка задымился. - Очень жаль, прекрасная дева, что ты противишься неизбежному,- произнёс он своим ровным, холодным голосом вернув на своё безжизненное лицо, дьявольскую улыбку. - Теперь ты моя! Я ждал тебя почти четыреста лет, и на этот раз не позволю никому стать между нами. Ни господарь Валахии, ни австрийский император ни твой возлюбленный барон фон Хагендорф не в силах помешать мне. Твой нынешний избранник умрёт так же как когда-то умер Дракула. - Ты предал и подло убил своего друга и сюзерена. И за это навеки проклят и никогда не сможешь обрести покой. Ты чудовище и позор нашего рода,- громко прокричал граф. - Твоё мерзкое предательство нельзя оправдать страстью к девушке что не ответила тебе взаимностью. В бессильной ярости ты убил и её. Ты проиграл тогда, проиграешь и сейчас! И никогда не получишь мою дочь, чёртов дядюшка! - Нельзя оправдать?! - вампир разразился громким зловещим смехом. -А вспомни как ты строил планы убийства своего лучшего друга Петера фон Вальдерзее. Тогда вы оба влюбились в дочь герцога Текского, но к Петеру красотка была более благосклонна. Так как же насчёт подлости? Ведь ты его вовсе не на дуэль собирался вызвать: и фехтовал и стрелял он куда лучше тебя? Нет, зная всё это, ты задумал столкнуть его со скалы во время пикника, а потом представить это как несчастный случай. Что тогда тобой двигало если не страсть?- голос упыря гулко разносился под тёмными сводами зала. Я вновь подивился этой их способности произносить слова не открывая рта. Действительно, когда упыри говорили, то ни один мускул не дрожал на этих неподвижных безжизненно-мраморных лицах. Но все мы, совершенно ясно слышали их дьявольские, механические голоса. Это можно было-бы обьяснить неким гипнотическим внушением, но ведь голоса звучали не в наших головах, а, как и положено, в пространстве. Услышав слова вампира несчастный граф чуть не свалился в обмороке. - Как... Как ты ... Откуда?- забормотал хозяин замка односложными фразами. - Но ведь... Боже! Боже мой! - Как, папочка, ты собирался убить дядю Петера?! - удивилась Анна-Мария. Я тоже был поражён подобной осведомлённостью нежити. Покрытое потом лицо графа и его вытаращенные глаза, могли бы показаться смешными, но только не в нашем случае. - Но я вовремя остановился! Я не совершил того о чём-бы сожалел всю жизнь! Я не стал убийцей! - выкрикнул он в темноту. - Держите себя в руках, Ваше Сиятельство,- Бруно с силой сжал плечо графа. - Он стремится завладеть вашим разумом. Я уже говорил: мёртвые знают много. Упыри же снова продолжили свой "Танец смерти". Медленно и синхронно кружась вокруг нас, они напоминали охотников загоняющих зверя. Мне казалось что с каждым новым их оборотом в зале становилось всё темнее и холоднее. Постепенно гасли свечи и на нас наползал непроглядный мрак в котором таилась смертельная угроза. Погасла уже половина свечей второго круга. - Бруно, я ошибаюсь или наша защита быстро ослабевает? - Вы совершенно правы, господин Струэнзе, наши гости оказались очень сильны. Из обычных вампиров-слуг "Упокоение немёртвого" уже давно бы высосало всю некротическую энергию. - Так сколько у нас осталось времени?- спросил датчанин с некоторой обречённостью в голосе. - Думаю немногим более часа. Может быть полтора. - А что будет дальше? - Дальше они смогут проникнуть внутрь третьего круга. К сожалению до рассвета наша магическая защита точно не продержится. - И что это значит? - К чему эти вопросы, господин Струэнзе?- вспылил Бруно. - Вы что до сих пор чего-то не поняли? Или вы не видели что сделали мертвецы с денщиком вашего друга господина барона? - То есть вы считаете что нам конец?- воскликнул граф. - Тогда, чёрт возьми, какой же толк от всех этих ваших заговоров и этой якобы чудодейственной иконы? - Только тот что мы ещё живы, Ваше Сиятельство! - резко ответил голландец. - Господа, не будем отчаиваться! Мы вооружены и можем сопротивляться. Одна из вампирш напилась крови и стала гораздо более уязвимой, а "упокоение немёртвого" наверняка отобрало у них немало силы. Мы можем с ними биться, господа. - И тут заговорила молодая вампирша. - Глупцы, ничтожные смертные людишки, вы все ещё до восхода солнца будете мертвы. - Она говорила ровным, и подобно другим вампирам, слегка металлическим голосом. Но голос этой юной нежити звучал гораздо более звонко и притягательно. - Наш господин пришёл за тобой, Анна-Мария. Почему же ты отказываешься следовать за ним? Почему отрекаешься от великого дара - бессмертия. Ты даже не представляешь каким прекрасным может быть мир без солнечного света. Какое это наслаждение пить человеческую кровь и жить вечно. Прийди к нам, Анна-Мария, стань нашей сестрой и ты познаешь всю прелесть мира холодного солнца, мира бессмертных. Всю его истинную красоту, великое совершенство и гармонию. - Слушая её слова я почувствовал как ослабла в моей ладони рука Анны-Марии. Всё тело моей невесты как-бы расслабилось и обмякло, а её огромные зелёные глаза будто застлала пелена тумана. Похоже что вампирский зов снова начал на неё действовать. Я обнял её за плечи и слегка встряхнул. Она молча подняла на меня свои помутневшие глаза и её лицо приняло необыкновенно-мечтательное выражение. - Милая, прошу тебя - очнись,- я крепко обнял её и поцеловал в губы. - Сопротивляйся этому, дорогая! Борись! У них нет над тобой власти, здесь, в освещённом круге, их колдовские чары бессильны. - Ответом мне был звонкий смех молодой вампирши гулко разнёсшийся по всему залу. - Не слушай их безумные речи, сестра, Ты можешь стать избранной, а они нет. Они завидуют тебе и хотят чтобы ты осталась в их убогом, зловонном мирке смертных. Эти люди не друзья тебе а враги, ибо они хотят обречь тебя на жалкую жизнь смертной, со страданиями увядающей плоти, мерзкой немощи старения и безобразием тлена. Оставь этих ничтожеств, Анна-Мария, выйди из круга и иди к нам. Мы теперь твоя семья, наш господин откроет тебе путь в бессмертие. Подумай, сестра! Мгновенная, быстро-проходящая боль, недолгое забытьё и перед тобой раскроются все невиданные красоты мира бессмертных. Мира холодного солнца, нашего мира, где ты никогда не узнаешь ни болезней ни старости. Где ты всегда будешь молодой, прекрасной и бессмертной. - Этот дьявольский вампирский зов завораживал и словно проникал в самую глубину души. Бессмертие - изначальная и самая желанная мечта человечества. А в купе с вечной молодостью и красотой может стать непреодолимым соблазном для любого. Но в отношении Носферату это всё являлось обманом. Их вечная жизнь, на деле оказывается всего лишь бесконечным небытиём, особой формой смерти. Существованием вне времени, без чувств, ощущений, вкусов и запахов. А вечная неувядаемая красота - только наведённым мороком. Уж мы-то видели как они выглядят на самом деле. Анна-Мария медленно высвободилась из моих обьятий. Её лицо было абсолютно спокойно а глаза пусты. - Они зовут меня, Людвиг,- произнесла она подобно сомнамбуле. - Мир холодного солнца, мир бессмертных... Людвиг, мир где растут голубые розы должен быть невероятно прекрасен. Мы обязательно должны его увидеть. - Продолжая смотреть мне в глаза, Анна-Мария медленно отступила и сделала шаг назад. - Людвиг... дорогой Людвиг, меня зовут и я должна идти. Пойдём со мной, милый... пойдём в тот прекрасный мир. - Помня что только-что случилось с несчастным Алоисом, я бросился к ней холодея от ужаса и схватил за руку. Я попытался оттащить свою ничего не соображавшую невесту в центр круга, подальше от роковой черты. Струэнзе кинулся мне на помощь, но Анна-Мария с невероятной ловкостью увернулась от нас обоих. Глядя на меня она бессмысленно улыбнулась и покачала головой. Девушка стояла практически на той самой, проведённой освящённым мелом, линии окружности что отделяла нас он беспросветного мрака в котором кружились вампиры. Позади неё из тьмы, как раз выплывала одна из этих тварей с белым неподвижным лицом. - Боже мой, моя дочь!!! - вскричал граф как безумный. - Людвиг, не стойте же как идиот!!! Сделайте что-нибудь!!! Я вскинул револьвер и выстрелил в вампиршу два раза. Издав громкий шипящий звук она метнулась в сторону. По крайней мере один раз я в неё точно попал. Но на её месте мгновенно возник их господин в зелёном кафтане. Его длинные руки с бледными, тонкими пальцами украшеными хищными острыми ногтями потянулись к моей невесте. Я снова поднял револьвер, но тут произошло нечто непонятное: На груди у Анны-Марии вдруг ярко вспыхнуло алое пламя. Это пробудился её волшебный кинжал, который висел у неё на шёлковом шнуре подобно амулету. Он светился необыкновенно ярко, Ослепительный свет пробивался сквозь металлические ножны как-будто они были сделаны из тонкого стекла. Чудовище резко отдёрнуло руки словно обжёгшись и скрылось в темноте. Анна-Мария, мгновенно очнувшись, вскрикнула и отскочила назад, в глубину освещённого пространства. Помотав головой будто избавляясь от наваждения она тутже вцепилась в мою руку. - Людвиг, милый, что это было? - Пустяки, дорогая, уже ничего, всё нормально. Но я очень тебя прошу: вынь свой кинжал из ножен и всё время держи его в руке. Похоже они действительно очень боятся этой штуки. - А тем временем во втором круге горело всего несколько свечей. Тьма подползала всё ближе и холод усиливался. Заметив что Анна-Мария зябко поёжилась, я снял свой мундир и надел ей на плечи. Она и не подумала возражать, только потеплее в него закуталась. - Послушайте, Бруно,- обратился я к голландцу. - Одна из моих пуль точно попала в вампиршу. Ту, с чёрными волосами, что когда-то кажется звали Агнешкой. Пули в моём револьвере серебряные, отлитые лично вами, так обьясните мне, чёрт возьми, почему она всё ещё летает вместо того чтобы издыхать корчась на полу? - Чтобы убить немёртвого серебряной пулей необходимо попасть ему точно в сердце. Если пуля попадёт в голову чудовища, это может надолго его остановить. Ваша пуля, барон, как я заметил, попала вампирше в бок. Это причинит ей боль и раздражение но не убьёт. Просто, на какое-то время, на месте раны у неё образуется язва из гниющей плоти, но затем пройдёт и она. - В этот момент я заметил что погасли и две последние свечи второго круга защиты. Фрау Магда, высоко подняв свою икону опять начала на распев читать молитву на славянском языке. Продолжая читать, она поворачивалась вокруг своей оси по часовой стрелке держа икону на вытянутых руках. Пролетавшая рядом юная вампирша вдруг истошно вскрикнула и исчезла в темноте. Две другие твари также немного отступили. Мгновение спустя все потухшие свечи второго круга вдруг сами-собой ярко вспыхнули. - Все серебряные пули попавшие в живого мертвеца но не причинившие ему смерти, с лёгкостью выйдут из его тела в первое же полнолуние, стоит лишь вампиру напиться крови, - Продолжал Бруно свои разъяснения. Я всегда подозревал что чтение лекций доставляет господину Ван дер Страатену большое удовольствие. Внезапно вновь потянуло холодом, заклубились, невесть откуда взявшиеся, клочья сырого тумана. Мёртвая Агнешка, издав пронзительный визг выплыла из темноты и попыталась ворваться в освещённый круг. Но охраняющее нас заклинание "упокоение немёртвого" всё ещё продолжало действовать и вампиршу отбросило назад. Её идеально-мраморное лицо исказилось гримасой злобы и страха. - Господин, я не могу приблизиться,- произнесла она на чистейшей латыни. - У них есть что-то очень сильное и древнее. Оно страшит меня. - Но господин в зелёном не удостоил её ответом. Упыри снова возобновили своё кружение. В сгущающимся тумане стали постепенно тонуть и гаснуть огоньки второго защитного круга. Вдруг доктор Войцеховский положил на пол своё ружьё и схватился обеими руками за голову. С поляком происходило что-то непонятное. - Нет! Нет! Это неправда!- промычал он глухим сдавленным голосом. - Он был мне другом, я не мог это сделать... Я не предавал его... О-о-о, Матка Боска... За что?... За что вы так жестоко меня мучаете?! - начал он причитать снова перейдя на польский язык. - Доктор, что с вами?- удивился граф. - Они залезли к нему в голову! - вскричал Бруно хватая доктора за рукав. - Бронислав! Бронислав посмотри на меня! Борись дружище, не поддавайся им, читай молитву... Ну же, читай вслух...- но доктор похоже его не слышал. Он только мотал головой из стороны в сторону, и всё время повторял: - Нет это неправда... Я не предавал... Это сделал не я!!! Русские жандармы сами вышли на отряд Анджея Добжинского!!! - Глядя на нас пустыми, совершенно безумными глазами доктор начал пятиться и при этом опрокинул несколько свечей которые тутже погасли. - Стой!!! - крикнул что было силы Ван дер Страатен, но было уже поздно. Неуклюже споткнувшись, наш товарищ переступил роковую черту круга. Бруно, сломя голову, бросился вперёд, поймал несчастного доктора и ухватив, дёрнул его назад. Но конечно же он не мог соперничать в скорости с мертвецами. Зелёной молнией мелькнул Носферату, и, как мне показалось лишь слегка коснулся своими длинными белыми пальцами с острыми ногтями до шеи нашего доктора. Увы, всё было совсем не так... Длинные и острые как бритва ногти чудовищного мертвеца, глубоко рассекли горло доктора. И тут же юная вампирша, издавая зловещие визги, подхватила его тело одновременно впившись губами в ужасную рану. - Нет! Боже мой! Броник, друг мой!- выкрикнул голландец разрядив в вампиршу своё ружьё. А стоявший рядом с ним Фриц выплеснул в кровососущую тварь все остатки святой воды из своего флакона. Извергнув непередаваемый вопль, от которого кровь застыла в наших жилах, мертвячиха выпустила свою жертву и взлетев вверх скрылась под сводами зала. Безжизненное тело доктора рухнуло в самый центр спасительного круга, но это уже ничем не могло ему помочь. Нашему несчастному товарищу оставалось жить считанные секунды. Из страшной раны на шее струёй била кровь и всё тело доктора сотрясалось в предсмертных конвульсиях. Бедняга был явно обречён, но Бруно, прижав к его ране платок, тщетно пытался остановить хлещущую кровь. Глядя на его действия я подумал что голландец видимо повредился умом если всё ещё надеется спасти своего друга. Словно в подтверждение моих слов он прокричал: - Господа, во имя вашей собственной жизни, срочно найдите мне какую-нибудь матерью, надо немедленно остановить кровь! - Бруно, Бруно, нам очень жаль... но всё это уже бесполезно. Бронислав мёртв,- скорбно произнёс граф. Наверное он тоже решил что Ван дер Страатен не в себе. Но наш храбрый охотник на вампиров, содрав со своего уже мёртвого друга тонкую сорочку обматывал её вокруг истерзанного горла доктора. Наложив подобную неуклюжую повязку, он поверх, стянул её ещё и кожаным ремнём для верности. - Не думайте что я сошёл с ума, господа. Я знаю что Войцеховскому уже ни что не поможет! - яростно прокричал он. - Но сейчас необходимо остановить кровь, если она вытечет за пределы круга, то всем нам конец! Охранительное заклятье тутже потеряет силу! Как только пролившаяся кровь пересечёт очерченную мелом линию, то вампиры по ней как по широкому мосту смогут войти в круг! А это конец, господа! Услышав это, мы поспешно стали кидать ему носовые платки. Анна-Мария отдала свою шаль, а Фриц снял с себя рубашку и тоже пожертвовал её для общего дела. Сделано это было как раз вовремя: несколько тонких кровавых ручейков растеклись по полу и уже устремились к очерченной мелом границе нашего жизненного пространства. Привлечённые запахом крови упыри приблизились вплотную к кругу из горящих свечей. Их лица уже не напоминали прекрасные античные изваяния. Нет! Глаза вампиров горели в темноте, их ноздри трепетали как у хищных животных, а оскаленные рты обнажали острые и тонкие, блестящие клыки. Бруно, всё ещё ползал на коленях вытирая пролитую кровь рубашкой Фрица, не давая ей вытечь за пределы круга. - Господа, вампирши напившись крови стали вполне уязвимы,- выкрикнул он продолжая собирать кровь тряпками. - Стреляйте в них, господа, стреляйте! Теперь их можно убить, и пусть наши погибшие друзья отдали свои жизни не напрасно! Опустившись на колени рядом с телом доктора Войцеховского он приподнял его голову. Но доктор был уже мёртв, и всё что смог сделать Бруно это просто закрыть глаза своему другу детства. После этого он схватил ружьё доктора что стояло прислонённое к столу, и выстрелил в молодую вампиршу. Мёртвая бестия мгновенно исчезла. Где-то наверху послышались раскаты мелодичного смеха, и она снова появилась в нескольких шагах. Юная упыриха издевательски улыбалась, хищно демонстрируя острые влажные клыки. Бруно пальнул в неё из другого ствола, но результат был тот же. Вампирша снова рассмеялась и продолжила кружиться. Погасли две последние свечи второго круга. Фрау Магда снова принялась громко читать молитву. - Господа! Читайте молитвы! Прошу вас, господа, это единственное что сейчас может нам помочь! - прокричал Бруно заряжая оба ружья: своё и доктора. Но в тот момент когда он стрелял в предыдущий раз, я заметил кое-что, как мне показалось, очень важное: В том месте, где сразу после выстрела голландца вновь возникала вампирша, за долю секунды до этого, темнота становилась чуть светлее и словно-бы колыхалась волнами. Всё это продолжалось лишь ничтожный миг и было едва заметно для глаза, но всё же... - Струэнзе, друг мой, не о чём меня сейчас не спрашивайте, просто выполняйте мои распоряжения. И выполняйте их абсолютно точно,- сказал я датчанину. - От этого зависит наша жизнь. -Вообще-то, дорогой Людвиг, я ваш военнопленный а не подчинённый... Но извольте. Что я должен делать? - Видите ту вампиршу... что постарше и которую я уже слегка подстрелил? Держите её на прицеле и стреляйте как только я вам скажу. Ну а тем временем, адские создания продолжали свой хоровод. Привлечённые запахом свежепролитой крови они всё больше наращивали скорость. Теперь выражения их лиц дышало нетерпением хищников в предвкушении кровавого пира. Когда мимо нас проплывала старшая из упырих, с горящими глазами и развивающимися по ветру волосами, та что убила моего несчастного денщика, я скомандовал датчанину: - Стреляйте! И он выстрелил в неё, выстрелил почти в упор, из своего старинного дуэльного пистолета. Промахнуться с такого расстояния было невозможно. Как совершенно немыслимо было и уклониться от пули, невзирая не на какую скорость и отменную реакцию. Но вампирша конечно же не была живым существом. Тварь без труда увернулась от смертоносной пули Струэнзе и мгновенно исчезнула в темноте. Но именно на это я и рассчитывал. Держа под контролем противоположную часть нашего круга, я до боли в глазных яблоках всматривался в окружающую темноту. В ту же секунду, примерно в трёх шагах слева от меня, кромешный мрак слегка посветлел и пошёл рябью. Очертание фигуры в белом саване едва-едва начало материализовываться и уплотняться, когда я дважды в него выстрелил из револьвера целясь туда где должно быть сердце. Третий свой выстрел я сделал в тот момент когда вампирша уже полностью выплыла из темноты и зависла над полом, широко раскрыв рот в недоумении. И вот третий-то мой выстрел точно попал в сердце потусторонней твари. В этом не могло быть никакого сомнения. Думаю что с такого расстояния не смог бы промахнуться даже слепой. Извергнув из себя чудовищный, душераздирающий вопль, мертвоживущее существо рухнуло на пол и забилось в припадке. Царапая когтями плиты, она заползла за запретную черту проведённую освящённым мелом и затихла. Зловонный, удушливый дым тут же повалил от вампирши, и я отшатнулся снова увидев поверженную упыриху в её подлинном виде. Обтянутый иссохшей жёлтой кожей безобразный череп с прилипшими к нему клочьями редких седых волос. Ужасные чёрные провалы глаз и носа, с сочащейся из них серой отвратительной жижей. Грязный, полуистлевший саван со следами чёрной крови. Вот такой предстала перед нами эта "бессмертная" и "вечномолодая"дева ночи, после того как исчез морок дарованный ей потусторонними силами. Мои друзья, остолбиневшие от этого зрелища, наконец опомнились. Струэнзе глубоко вогнал в тело вампирши посеребрёную пику пригвоздив её к полу, а Бруно, выхватив свой огромный тесак, отсёк чудовищу голову. Издавая злобное рычание, оставшиеся два немёртвых существа отступили в темноту. Хотя вампиры отступили всего на несколько шагов - для нас это была большая победа. Я заметил что все потухшие свечи в третьем, последнем круге, вновь ярко запылали высоко взметнув своё пламя. - Браво, господин барон! - сказал Ван дер Страатен. - И здесь вы всех нас обошли. - Что ж, поздравляю! - Хотите устроить соревнование, господин Бруно? А мне показалось что ещё минуту назад вы просто пытались выжить,- ответил я ему достаточно резко. Ревность этого странного человека к своей профессиональной репутации начинала меня раздражать. - Не обижайтесь, барон, это всего лишь нервы,- сказал голландец и рассмеялся. Свои страшные трофеи, в виде истлевшего, обезглавленного тела и мумифицировавшейся головы вампирши, мы закинули как можно дальше в тёмную глубину зала. - Есть ещё одна очень неприятная необходимость, господа,- тихо произнёс Бруно, кивнув на тело доктора Войцеховского. В руке он всё ещё сжимал свой огромный, зловещий тесак. - И для этого у нас есть всего пара минут. - Что, чёрт возьми, вы этим хотите сказать?! - спросил граф утирая пот со лба. - Неужели вы собираетесь... - Мы по-прежнему находимся в смертельной опасности, господа. Именно это я и хочу сказать,- мрачно пояснил Ван дер Страатен. - Мы убили достаточно сильного упыря, но это только Служитель. А Хозяин с другим слугой всё ещё ходят рядом. И упокоить их будет намного труднее. Мы потеряли двоих своих товарищей, потратили множество серебряных пуль, а главное: вампиры разрушили два из трёх кругов защиты. Поймите, господа, Хозяину ничего не стоит поднять труп несчастного Бронислава. А учитывая то, что он лежит внутри нашего последнего круга, нетрудно представить что тогда с нами будет. Бронислав был моим другом и мой прямой долг сделать так чтобы его телом не смог воспользоваться нечистый дух. - Боже мой, Людвиг, неужели этот человек хочет сделать что-то ужасное с телом доктора Войцеховского. Людвиг, что ты молчищь?! - воскликнула Анна-Мария стукнув меня кулачком в грудь. Но я только обнял её и прижал к себе. - Какой ужас! Не могу больше! Но когда же всё это закончится?! - простонала она усталым и плаксивым голосом. - Я поцеловал её и слегка развернул в сторону чтобы она не видела как Бруно делает свою ужасную но совершенно необходимую работу. Спустя несколько мгновений, обезглавленное тело нашего друга, Струэнзе и Ван дер Страатен выбросили из освящённого круга. Похоже что мы получили небольшую передышку. - Мужайтесь, господа! - воскликнул Бруно. - Возможно мы сможем продержаться до рассвета. - Спасибо, господин Ван дер Страатен, вы как никто, умеете вдохновить и поддержать наш упавший дух,- проворчал граф теребя свои усы. - Иными словами - есть некоторая вероятность того, что мы доживём до рассвета? - Не поддавайтесь унынию, Ваше Сиятельство. С уничтожением одного из вампиров была повреждена их некротическая связь. Им потребуется некоторое время чтобы её перестроить. И теперь они будут значительно слабее. Но Бруно ошибался. Уже через несколько минут двое оставшихся монстров вновь подступили к защитному кругу. Снова холодные и бесстрастные, они, как ни в чём ни бывало, продолжили кружиться взламывая последний рубеж нашей защиты. На их прекрасных, идеально-мраморных лицах вновь не было ни тени эмоций. Ни гнева, ни жажды крови, ни горечи от потери своей подруги. Ничего. Бруно, вскинув ружьё и беспрерывно бормоча молитвы, выстрелил в главного из оживших мертвецов. Безрезультатно. Пуля улетела в темноту, а облачённый в зелёный кафтан упырь, тутже возник в другом месте. Не теряя времени граф выпалил в него из своего любимого охотничьего ружья. Сначала из одного ствола а потом из другого. На мой взгляд такая пальба была ни чем иным как бессмысленным расходом боеприпасов. Но видимо фон Траумберг так не считал. Отложив ружьё он схватился за револьвер. - Граф, перестаньте палить в пустоту! - прокричал я. - Следите за пространством вокруг. Там где они должны появиться: темнота немного светлеет и расходится рябью. - Я ничего не вижу, чёрт возьми! Какая там ещё рябь?! - пробурчал он и сделал два выстрела из револьвера. И опять всё без толку: демон подобно зелёной молнии мгновенно исчезал, и спустя ничтожную долю секунды появлялся снова. Но теперь его лицо уже не напоминало застывшую маску. Нет, проклятый вампир - смеялся! Смеялся над всеми нами! - Чёрт, у меня кажется закончились патроны,- выругался граф и принялся неуклюже перезаряжать свой револьвер. Не без основания я предполагал что это последние патроны из боезапаса Бруно оснащённые серебряными пулями. - Дорогой граф, я очень прошу вас не спорить сейчас со мной, а просто сделать так как я вам советую,- сказал я фон Траумбергу пытаясь говорить как можно спокойнее и убедительнее. - Людвиг, я не думаю что из нас двоих именно ты имеешь самое высокое воинское звание... Впрочем, что ты собираешься посоветовать? - Правильнее будет это назвать убедительной просьбой, граф. Я прошу вас немедленно отдать свой револьвер господину Струэнзе. - Мой револьвер? С какой стати, что за фантазии, Людвиг? Господин Струэнзе и так неплохо вооружён,- возмутился граф. - Мы теряем время, Ваше Сиятельство, я же просил вас не спорить. Конечно Струэнзе слегка близорук, но у него быстрее реакция, и он более наблюдателен. А главное: как современный офицер, он гораздо лучше вас владеет револьвером. В нашем положении, когда каждое лишнее мгновение или лишняя серебряная пуля могут спасти наши жизни, поверьте это совсем не мало,- сказал я. Внезапно меня поддержал Бруно: - Я тоже советую вам, ваше Сиятельство, сделать так как предложил господин фон Хагендорф. У вас останется прекрасное ружьё... а револьвером вы действительно владеете не очень. - Ладно уговорили,- проворчал граф протягивая свой револьвер датчанину. - Надеюсь вы уложите из него хоть одну из этих мёртвых тварей. - Берегите оставшиеся патроны, господа,- вновь начал Бруно свои наставления. - Стреляйте только произнося молитву и цельтесь прямо им в сердце. Помните - это последние наши патроны. Я уже истратил пару драгоценных патронов пытаясь подстрелить молодую вампиршу. Пытался вновь поймать колебания мрака и тщательно целился. Но всё было тщетно. Мне никак не удавалось повторить свой успех. Эта мёртвая бестия оказалась намного быстрее и проворнее своей более неудачливой подруги. Я никак не мог точно рассчитать место где она вынырнет из мрака в следующий раз. А оставшиеся патроны были уже не на вес золота, нет! Они были, если так можно сказать, на вес нашей жизни. - Поберегите свои патроны, барон,- Бруно кажется читал мои мысли. - Та вампирша, которую вы так ловко уложили, выпила всю кровь из вашего денщика. Поэтому она стала тяжёлой и вполне уязвимой. А эта юная тварь успела лишь глотнуть крови доктора, она сейчас очень голодная, злая и быстрая. Я бы сейчас больше полагался на молитву и святую воду. Внезапно для нас, графский управляющий Фриц застонал нехорошим голосом и схватился за голову. - Боже, только не это! - скривился Бруно. - Опять!.. - Но Фриц положил своё ружьё и сжимая ладонями виски направился прочь из круга. - Господа, что он делает?! Он сошёл с ума?!- воскликнул Струэнзе. Мощная рука графа схватила маленького человечка за воротник и резко дёрнула развернув назад. - Фриц! Фриц! Верный мой товарищ, да приди же в себя! Пытаясь привести своего управляющего в чувство, граф отвесил ему две звонкие оплеухи. Способ кажется подействовал и бедалага взглянул на нас вполне осмысленно. Застонав он потряс головой. - Простите меня, Ваше Сиятельство, простите меня,- залепетал он утирая кулачком катившиеся из глаз слёзы. - Но я услышал голос... А потом увидел там в темноте... Вот в том углу... мою жену Амалию. - Она же умерла шесть лет назад,- Магда с сожалением посмотрела на маленького управляющего. - Ты что, Фриц, не понял? Ведь это всё проделки проклятых вурдалаков. - Но я увидел её так ясно... Она улыбалась и манила, манила меня к себе. Я не осознавал что делаю, ноги будто сами меня понесли. - Это был только морок. Наваждение, - разозлился Бруно. - Вы же могли нас всех погубить, болван вы этакий. Молитесь господа, молитесь чтобы они не проникли к вам в голову. Только молитва оградит вас и не даст им это сделать. - Что-то я, как на грех, все молитвы позабыл,- пробубнил Струэнзе кладя на стол рядом с револьвером дуэльный пистолет графа. - С вашего позволения, господа, я возьму и вот это. Ведь на него, как я вижу, никто не притендует, - он поднял тяжёлый старинный арбалет которым до него никто не решился воспользоваться. - Вот это другое дело! Сразу чувствуется: серьёзное оружие для борьбы с нечистью. - Имейте в виду, господин Струэнзе, для этого арбалета есть всего две стрелы с посеребрёными наконечниками. Остальные потерялись ещё пятьдесят лет тому назад. Так что лучше не валяйте дурака и используйте револьвер что я вам дал,- раздражённо выговорил ему граф. А наши немёртвые гости продолжали кружить вокруг нас настойчиво пытаясь добраться до нашей живой и горячей крови. Я увидел как потухло несколько свечей в последнем круге и вампиры стали надвигаться всё более уверенно. Они словно-бы пробовали на прочность нашу последнюю линию обороны. Вот молодая вампирша ринулась вперёд, её рука с острыми как лезвия скальпелей ногтями устремилась к Анне-Марии попутро разрезав на полосы рукав Фрица. Бедняга управляющий отскочил с криком и уронил ружьё. В тот же миг, рука вампирши проникшая за черту круга, вспыхнула пламенем а её саму некая сила отшвырнула далеко в темноту. Издавая визг и шипение упыриха заметалась в бешенстве сбивая пламя. Запоздало очнувшись я выстрелил в неё, напрасно потратив ещё один драгоценный патрон. Но вскоре молодая нежить вновь появилась на границе света и тьмы. На белоснежном саване вампирши не было ни единого следа оставленного огнём. - Я не могу войти в круг, господин. Я боюсь. У них есть что-то очень опасное и большой силы,- гулко под сводами зала раздался голос мёртвой девушки. Голос её прозвучал с совершенно ледяным спокойствием и на прекрасной латыни. - Я знаю, моё дитя, но это их не спасёт,- прогремел голос Хозяина говорившим на том же языке. - Ваши усилия бессмысленны, смертные,- обратился к нам "Зелёный дьявол". - Вы все умрёте. Все кроме девушки в которую вселилась бессмертная сущность моей возлюбленной. - Обуреваемый яростью, я не смог сдержаться и выстрелил в монстра. Вампир дёрнулся и исчез, похоже я слегка зацепил его. - Мы вежливые люди, Вильгельм фон Траумберг, и мы пропустим вас вперёд как самого старшего,- сказал я лихорадочно перезаряжая револьвер. К сожалению у меня оставалось только пять патронов. - Четыреста лет - это непозволительно долгий срок для такого мерзавца. - Безумный смертный, я предупреждал тебя чтобы ты не вмешивался. Внемли ты моим словам, и мог-бы ещё жить,- прогремел в ответ его голос. - Так это не было сном?!! - воскликнул я вспомнив мою ночную встречу в этом самом зале. От удивления я даже опустил револьвер. - Я действительно был здесь и говорил с тобой?!! Ты ещё рассказывал о ... этой вашей... Атлантиде?!! Так это всё правда?!! - Бессмертным нет смысла лгать, тем более что вы: называющие себя "живыми" знаете так мало, - саркастически усмехнулся Носферату. Под сводами раздался его металлический смех. - А для того чтобы говорить с ничтожным смертным, мне безразлично где находится его физическое тело. Как и то: спит он или бодрствует. Жалкие, жалкие смертные, как часто вы даже не задумываетесь над тем, кто направляет вашу руку когда вы проливаете кровь! Всякий раз когда вы убиваете, устраиваете кровавые революции и перевороты, начинаете войны! Что ж, кровь это энергия. Питательная субстанция насыщающая нашу жизненую силу. Только она может питать и расцвечивать красками наш мир Холодного солнца. Чем больше льётся крови в вашем мире - тем больше прибывает энергии в нашем. Нам постоянно нужна ваша кровь, смертные! Ох, если-бы вы только могли знать, ничтожные создания, какие два огромных, грандиозных кровоприношения, мы бессмертные задумали для вас в будущем столетии! О... если бы вы узнали о тех масштабах, то были-бы потрясены до самой глубины души! Вам, живущим в своём привычном, гуманном, и пока ещё христианском девятнадцатом веке, даже не дано это представить! Но достаточно разговоров, ничтожные людишки, на сегодняшним пиру вам отводится роль, исключительно, дичи. - Произнеся эти слова, Носферату, широко раскинул руки и простёр их в нашу сторону. - Ваша магическая защита почти иссякла, смертные. Вам конец. - Вампир резко свёл руки, и в зловещем полумраке зала прогремел грохот напоминающий раскаты грома или горного обвала. Сразу потухло с десяток свечей и всех обдало порывом холодного ветра. Затем оживший мертвец выбросил вперёд руку с открытой ладонью, и некая, неведомая сила сбила с ног графа, Фрица и Бруно, подобно ударной волне от взрыва. Я сам едва устоял на ногах прижав к себе Анну-Марию. - В круг его не пускайте! В круг... - прокричал голландец порываясь встать на ноги. - Икону!.. Поднимите икону, фрау Магда! - Но тьма уже вползала в наш круг вслед за потухшими свечами. А за ней ринулась и нечисть. Издавая чудовищный визг, сверху, в наш защитный круг попыталась прорваться юная вампирша. Мёртвая бестия попыталась вцепиться в волосы моей невесты, но остатки магической силы всё ещё продолжали действовать. Вампиршу снова отшвырнуло прочь, а её мраморно-белоснежное лицо покрылось отвратительными чёрными пятнами. Но упыриха всё не отступала. Я дважды в неё выстрелил, потратив почти половину оставшихся боеприпасов. Стрелял в упор, но юная нежить проявляла запредельные чудеса быстроты и изворотливости. Мои пули лишь слегка её оцарапали. Но тут мне на помощь пришла фрау Магда: Выставив перед собой икону, она прокричала слова молитвы прямо в лицо вампирши. Та мгновенно зашипела и дёрнулась как от сильной боли. Вдруг рядом со мной раздался упругий звук спущенной арбалетной титивы. Это Струэнзе, воспользовавшись замешательством юной упырихи, выстрелил из своего средневекового оружия. Стрела с посеребрёным наконечником, сверкнув словно молния в слабом свете горящих свечей, точно поразила в грудь юную кровопожирательницу. Зависнув на краткий миг в воздухе, вампирша с тонким, оглушительным визгом взметнулась вверх, в густой мрак царящий под сводами зала. Зажав уши, так-как от крика этой твари казалось вот-вот лопнут барабанные перепонки, мы увидели что она, несколько раз зигзагообразно промелькнув над нашими головами, рухнула в темноте у самого входа в зал. С чудовищным грохотом разлетелись по полу рыцарские доспехи задетые упырихой. - Превосходно! Просто превосходно, наш юный датский друг! - воскликнул Ван дер Страатен. Восторженные слова его, тем не менее, опять сочились иронией. Возможно прирождённый циник вообще не мог разговаривать по другому. - Что ж, господин Струэнзе, вам выпала редкая удача записать на свой счёт упокоенного вампира. Итого наш счёт два-два. Глава 25. Воскрешение Алоиса. Разрыв магического круга и ярость зеленоглазой девы. Окончательное упокоение Вильгельма Фридриха Максимилиана фон Траумберга.



Пучков Андрей Николаевич

Edited: 30.04.2017

Add to Library


Complain