Тонкая грань

Размер шрифта: - +

Глава 11

Темнота после яркой вспышки растворилась, наградив взамен острой головной болью. Открыв глаза, Аллан едва смог посмотреть по сторонам, как если бы проснулся с хорошего похмелья. Кухня, он был на собственной кухне.

Лёжа лицом на холодном, грязном кафеле, Аллан не мог пошевелиться. Все конечности затекли, не в силах повернуть голову, он продолжал рассматривать ножки стола и стульев. От обилия под ними пыли даже зачесался нос.

Кое-как притянув к себе руки, Аллан оторвал лицо от пола. Приподнявшись, он увидел под собой лужу засохшей крови, теперь, правда, с отчётливым отпечатком лица. От неё слабо отдавало чем-то кисло-сладким.

«Который сейчас час? Как вообще я очутился дома, если меня бросили подыхать в парке?» – от мыслей в висках застучало сильнее. Сев на колени он схватился за голову, умоляя прекратить это издевательство.

Спустя несколько минут от боли на удивление не осталось ни следа. Аллан ещё раз осмотрел окровавленный кафель и одежду. В раковине лежала грязная тарелка, над которой нарезала круги жирная муха.

Сняв с себя верх, ему захотелось укутаться в одеяло и забыться. Огромные синяки на пару с кровоподтёками россыпью украшали тело.

В ванной Аллан всё же рискнул посмотреть в зеркало. Опухшая рана на лбу, из которой, стекая вниз по лицу засохли струйки крови, имела ужасный вид. Он не хотел идти в больницу, хотя отражение требовало обратного. Нижняя губа также разбита, словно Аллан был приглашён в качестве груши на чью-то тренировку.

Однако то насколько плохо он выглядит, никак не шло в сравнение с паршивым самочувствием. Отмывая кровь и содрогаясь от каждого прикосновения, Аллан был близок к тому, чтобы оставить всё как есть. Сложно определить, какая часть тела пострадала сильнее, каждое движение приносило невыносимую боль. Промокнув себя полотенцем и осторожно надев чистую одежду, Аллан бросил взгляд на кухню и наплевав на её вид, опираясь на стены, поковылял к кровати. О том, чтобы расстелить её даже речи не шло, упав носом в подушку, он поморщился от боли, стараясь скорее найти удобное положение и отыскав, застыл в нём.

Несмотря на самочувствие, Аллан и сейчас не мог заснуть. Словно в него влили несколько бутылок виски, избили, а затем заставили забраться на крышу и сбросили оттуда.

Закрыв глаза, он попытался восстановить картину вчерашнего вечера. После того как парни ушли, Аллан слышал чей-то голос. Больше он ничего не помнил. С момента, когда слух сосредоточился на непонятном говоре – провал, темнота.

Кто-то постучал в дверь.

«Пускай катятся на все четыре стороны», – подумал Аллан, не собираясь двигаться с места.

Стук стал настойчивее, и будучи готовым поспорить на что угодно, он решил, что за дверью стоит Лари. Стащив себя с кровати и надеясь на то, что гость уйдёт раньше, чем ему предстоит открыть, Аллан лениво повернул ручку и подался чуть вперёд.

– Где тебя носило? – Лари втолкнул его в квартиру.

– Ты о чём? – недоумевающе спросил Аллан.

– Смеёшься? Ты пропал почти на полторы недели, а теперь спрашиваешь, о чём я? – сердито сказал Лари пройдя на кухню. – О чёрт, Аллан, что здесь произошло?

Как странно бы всё не звучало, но он рассказал Лари о Филе и его шакалах, о том, что они бросили его в парке. О говоре на непонятном языке и, конечно же, чудному воскрешению на кухонном кафеле.

– Скажи, что ты шутишь... – поглядывая на кровь, Лари пытался переварить информацию. – Где ты был всё это время?

– Понятия не имею, это будто произошло вчера, – в голове образовалась пустота, словно кусок памяти небрежно вырезали тупым, ржавым ножом.

Раздался удар, Аллан инстинктивно пригнулся, посмотрев по сторонам.

– Что? – удивлённо спросил Лари.

– Ты не слышал? – встав из-за стола, он подошёл к окну. Во дворе белая иномарка врезалась в соседнюю машину при попытке втиснуться на парковку.

– Только не говори, что ты это услышал, – Лари выглядел несколько сбитым с толку. – В зеркало себя видел? Тебе бы в больницу.

– Всё нормально, я лучше отлежусь дома, – живот сковали болезненные спазмы. Ещё бы, Аллан сильно сомневался, что будучи в отключке, ел.

– Есть одна просьба, можешь принести мне какой-то еды? – показав на своё лицо, он дополнил. – Не хотелось бы сейчас выходить из дома.

Лари незамедлительно согласился, и с энтузиазмом ринулся исполнять просьбу. Закрыв за ним дверь, Аллан упал на колени от громкого стука в голове внезапно набросившегося на него. В глазах потемнело, с трудом он дополз до кровати, так и не забравшись на неё.
Открыть глаза вновь его заставил приступ тошноты. Щурясь и раскачиваясь по сторонам, Аллан добрался до туалета, где пришёл в ужас. Тошнило его не чем иным, как собственной кровью.

Порядка десяти минут просидев рядом с унитазом, Аллан несколько раз пожалел о том, что не умер в парке. Когда желудок решил оставить его в покое, невзирая на отвратное самочувствие он умылся и почистил зубы, во рту по-прежнему стоял ужасный металлический привкус.

В дверь позвонили. Немного собравшись, чтобы ещё больше не шокировать друга, он открыл. Лари с прежним энтузиазмом пошёл на кухню. На удивление он принёс несколько пакетов нормальной, человеческой еды. Кто бы мог подумать, что Лари, вообще знает, как выглядят продукты, которые не доводятся до готовности в микроволновке.

– Спасибо, ты меня очень выручил, – сидя на кухне, Аллану осталось только наблюдать за тем, как приятель раскладывает продукты по полкам.

– Слушай, мне пора, есть кое-какие дела. Я зайду вечером, – сложив пакеты, он забросил их на холодильник, – постарайся никуда не выходить сегодня.
Осмотрев себя, Аллан сказал:



Кристина Дэвер

Отредактировано: 22.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться