Тот, кто меня убил

Размер шрифта: - +

*** 37 ***

Проснувшись и перекусив дарами русалок, обнаруженными на берегу, — они не стали нас беспокоить и просто оставили подношение — мы продолжили путь.

Тоннели, по которым мы теперь пробирались, казались все более зловещими, несмотря на то, что нас сопровождало маленькое светило. Возможно, это мои невеселые мысли заставляли видеть все в мрачном свете.

Скай шел чуть впереди, сосредоточенный и внимательный. Я попыталась заговорить с ним, но муж покачал головой, подошел ближе, наклонился к моему уху:

— Не будем тревожить тех, кто может прийти на наш голос. Пока все тихо, пусть так и остается.

Я видела по его лицу: на этот раз Скайгард не шутит и не пытается меня впечатлить. По коже пробежал озноб, и Скай заметил мой испуг, улыбнулся ободряюще, а не той своей ехидной, кривой усмешкой, к которой я уже успела привыкнуть.

— Я рядом, тебе нечего бояться.

Кажется, еще несколько дней назад эта фраза вызвала бы во мне ужас. Бояться следовало именно тогда, когда он рядом… Как неожиданно быстро все иногда меняется.

— А свет их разве не привлечет?

— Нет. Они слепые, — сказал он, и от этого короткого ответа мороз побежал по коже.

Через несколько часов мы вышли к водопаду, пересекающему путь. Тоннель, по которому мы шли, вывел нас в гулкую просторную пещеру. Дорога становилась все уже, жалась к стене, а с другого края обрывалась в пропасть. Я увидела: она ныряет прямо под грохочущие струи воды, а после исчезает в темном скальном проходе. Неужели придется идти прямо под водяной поток? Камни стали мокрыми и скользкими. Я порадовалась, что вместо сапожек на мне ботинки на толстой подошве, и все-таки надеялась, что есть обходной путь. Скайгард вновь наклонился ко мне.

— Здесь мы сможем передохнуть.

— Что? — изумилась я.

— Разреши взять тебя за руку, чтобы помочь, — продолжал он между тем.

Я только кивнула, перестав что-либо понимать, и тут же почувствовала, как мою ладонь сжала уверенная и сильная ладонь дракона. Мы действительно пошли по узкой тропинке, подбираясь все ближе к грохочущей громаде. Один раз я все же поскользнулась, нога проехала по мокрой каменной крошке, но Скай обеими руками подхватил, прижал к стене, подождал, давая возможность отдышаться. Отвел с глаз выбившиеся влажные пряди. Я так перепугалась, что даже не остановила его.

— Тихо, тихо, Ри. Все хорошо.

Распластавшись вдоль стены, мы зашли под водопад, и оказалось, что с другой его стороны располагался маленький грот, скрытый от глаз. Водяной поток закрывал его плотной завесой. Маленькое солнце не сумело пробиться сквозь грохочущие струи, и Скай сотворил новое. Оно осветило влажные, покрытые мхом стены, из-под ног прыснули отвратительные на вид белесые многоножки, заставив меня передернуться от гадливости. Я еще немного дрожала после того, как едва не рухнула в пропасть, и Скай усадил меня на камень.

— Отдохнем, перекусим и двинемся дальше. Идти осталось недолго.

— Вы все время к троллям этой дорогой ходите? — пробурчала я, кутаясь в одеяло, которое муж накинул мне на плечи.

— Вообще-то нет, — усмехнулся он. — Когда у тебя есть крылья, дорога обычно занимает несколько минут. — Он помрачнел. — Сейчас они меня не удержат, тем более с тобой на плечах.

На секунду я представила, как сижу на спине дракона, и улыбнулась, покачав головой. Привидится же такое.

Мы достали из рюкзаков припасы. Я без аппетита пожевала хлебцы с сыром, сделала из фляжки несколько глотков цветочного вина — гномы в Сторре оказались большими мастерами по изготовлению этого необычного напитка.

— Расскажи мне о троллях, — осмелев, попросила я.

— Главное, что тебе надо знать о троллях, — то, что ты не должна отходить от меня ни на шаг, — резко сказал Скайгард, но, увидев мое растерянное лицо, смягчился. — Тролли единственные из подданных отказываются признавать полное наше владычество. В чем-то их можно понять. Они отлично выжили бы и без светила: они прекрасно себя чувствуют в темноте. И все же гора Ньорд принадлежит нашему роду, мы им предоставили возможность селиться здесь. После долгих десятков лет холодного противоборства мы решили заключить договор. Тишшь получает статус суверенного города, со своими порядками и законами, мы больше не имеем права вмешиваться в их жизнь, диктовать свои условия. В обмен на это правитель Тарк Зрасвинг отказывается от нападений на другие города и советуется с нами по поводу принятия важных решений.

Скайгард говорил, а я смотрела на его строгое лицо и видела перед собой правителя, а не мальчишку. Сколько, должно быть, важных вопросов каждый день ему приходилось решать, чтобы все народы горы Ньорд жили спокойно и мирно.

— Получилось? — прошептала я.

Скай повел плечом, и я поняла, что это вопрос, который никогда не будет решен до конца. Наверное, удержание хрупкого мира требовало огромных усилий со стороны драконов. Но он посмотрел на меня и кивнул:

— Конечно, Ри. Сейчас все спокойно.



Анна Платунова

Отредактировано: 03.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться