Три шанса выжить

Размер шрифта: - +

Глава 2.

 Полина резко открыла глаза. "Надо бежать," - пронеслось у нее в голове, и она предприняла попытку двинуться, но лишь для того чтобы обнаружить, что привязана к кровати. Руки, ноги и даже голова были стянуты в таком положении, что шевелить получалось лишь только пальцами ног или глазами.

Дыхание участилось, Полина, пытаясь сдерживать подступающую панику, попыталась оглядеть место, в которое угодила.

Помещение больше всего напоминало больничную палату. Белый потолок, светлые стены, ремни, что стягивают тело. Неужели шея была сломана не до конца? И ее решили вылечить? Звучало абсурдно. Их цель была убить ее, так что она просто им помогла.

Нет. Запах отличался от больничного.

Полина сделала еще несколько абсолютно бесполезных попыток дернуться, после чего решила затаиться. Хорошо если она находится в месте, настроенном к ней дружелюбно, но что, если она в опасности? Тогда силы стоит поберечь.

Слева мелькнула тень, Полина попыталась скосить глаза, чтобы разглядеть что-нибудь. Раздались шаги, к ней уверенно приближался человек, судя по всему мужчина.

В поле зрения появилась голова. Молодой мужчина с резкими чертами лица и впалыми щеками внимательно посмотрел на нее.

- Полина? Ты слышишь меня?

Она медленно моргнула, не будучи уверенной стоит ли ей согласиться, что слышит, или лучше никак не реагировать. Она опять скосила глаза, чтобы увидеть есть ли в комнате еще кто-то кроме них. Было тихо, поэтому она вернула взгляд на него. Теперь она заметила, что он кажется ей знакомым. Более того, она не боится его.
Полина моргнула, пытаясь прислушаться к себе, но затем резко выдохнула, зрачки глаз расширились, и она окончательно расслабилась.

- Да, Кирилл, я слышу, - сказала она.

Кирилл коротко кивнул и принялся расстегивать ремни. Полина, расслабившись, по очереди сгибала и разгибала все пальцы и конечности, чтобы убедиться, что ничего не онемело. Кирилл же выглядел серьезным, как и всегда. Немного удручающе.

- Кажется, я не чувствую мизинец, - попыталась испуганно произнести Полина.

Кирилл даже не посмотрел на нее, лишь демонстративно отстегнул последний ремень и вернулся обратно к компьютеру.

Полина покачала головой недовольная его равнодушием, но, впрочем, сразу же радостно улыбнулась. После вылазок она всегда испытывала облегчение при мысли, что она вовсе не та девушка из параллельной реальности. Что она-то точно будет жить. Более того она может пообедать, вернуться домой и включить себе какой-нибудь сериал. И, может быть, вечером даже поесть пиццы. И до завтрашнего утра она снова просто Полина.

Она так глубоко погрузилась в эти приятные мысли о вечернем времяпрепровождении, что не сразу поняла. Провал. Она провалилась.

Девушка поднялась на кушетке, усаживаясь и начиная разминать мышцы, что затекли от долгого неподвижного лежания. Кирилл уже сидел к ней спиной, внося данные этой попытки.

Эта картина за последние полгода стала такой привычной. После каждого возвращения Кирилл уделял ей времени ровно столько, чтобы убедиться, что она в порядке, а затем неизменно возвращался к монитору. За это время она даже научилась общаться с его спиной. Внешне казалось, что он сидит в одной неизменной позе, однако ему удавалось транслировать целую мысль, лишь слегка положение спины.

Легкость, которая неизменно появлялась после возвращения (особенно от мысли, что смерть была не по-настоящему) постепенно шла на убыль. Кирилл как бы говорил: "Ты облажалась. Перепутать комнаты это чересчур."

- Я сделала все, что могла, - упрямо попыталась оправдаться она.

Спина не ответила. Она упорно продолжала настаивать на своем. Полина пожала плечами, пытаясь изобразить раздражение, хотя, в душе была разочарована неудачей не меньше его. Больше расстраивало даже не то, что придется писать объяснительную, а холодный упрек Кирилла. Будучи всегда идеальным в своей работе, он относился строго и ко всем остальным. Преимущественно к ней, так как они были партнерами. И даже молча он мог испортить ей настроение сильнее, чем если бы Алексей Александрович, начальник лаборатории, накричал на нее.

- Сам бы попробовал, - буркнула она.

По рубашке Кирилла пробежала насмешливая складка, которая заверяла Полину, что с такой ерундой он бы и возиться не стал. Девушка поджала губы, но он этого все равно не увидел.

Полина помнила день, когда впервые увидела Кирилла. Высокий, худощавый, без капли мускульной массы, острый нос и длинные волосы, собранные в хвост на затылке. Он не вызвал в ней никакого волнения, Полина даже высокомерно подумала, что именно она будет лидером их команды. Но в первый же день работы она поняла, что он не только высококвалифицированный в своей области работник, но и настолько уверен в себе, что мнение окружающих не заботит его вовсе. В работе Кирилл напоминал хорошо смазанный механизм, который без заминок выполняет любые задачи. Он был совершенно не заинтересован в социальной жизни. Полина могла поклясться, что большая часть его общения состоит из разговоров с ней, да и то большинство из них по рабочим вопросам. Первое время она даже сомневалась в том, что он человек, да того мало реакций он показывал, но через некоторое время поняла, что несмотря на внешнюю, казалось бы, невыразимость, у него есть собственные мысли на каждую сказанную ему фразу, просто реагирует он на все по своему. Сейчас Полина даже гордилась собой, потому что единственная могла переводить с кирилловского языка на всеобщий. И, надо заметить, что она транслировала его мысли намного вежливее, чем он имел их ввиду. Некоторого высокомерия ему определенно было не занимать. И если по началу Полину это напрягало, то вскоре она прониклась к нему. Он всегда охотно делился собственными знаниями, объяснял ей процессы работы и учил ее не совершать глупых ошибок, так что ей удалось достаточно быстро обойти в успехах своих коллег-одногодок.



Фим Юлия

Отредактировано: 17.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться