Трилогия садизма. Одиночество. Деструктивность. Любовь

Направление чести. Москва — Лета 

* Лéта — в древнегреческой мифологии источник и одна из рек в подземном царстве Аида, река забвения.

«Будь умнее...» — оправдание для слабых. «Будь сильнее...» — наставление для умных...

Как же сильно нужно ненавидеть себя, чтобы собственными руками уничтожать то, что так дорого? Это словно раскалённая смола, которая капает прямо в душу.

Я закрываю глаза и вижу одно, но когда открываю, вижу другое. Это мой выбор, и он противоречит моим чувствам и моим принципам. Я — идол, повязший в пороке и идио- тизме. Такое состояние можно назвать суицидом души: «Я не готов прыгать с этой крыши, но я прыгаю с неё, потому что уже поднялся».

Прыгнуть намного проще, чем спуститься обратно, и я выбираю простой, примитивный и животный путь. Так рождается презрение к самому себе. Я даже не пытаюсь оправдаться, мне уже наплевать.

И вот оно — падение. Но нет свиста в ушах, который, как я думал, обычно сопровождает полёт. Лишь самопрезрение и потом пустота; ещё одна капля смолы обжигает лёгкие. Я падаю в стадо и становлюсь его частью. Всё становится нечётким: истерия, паника, беспокойство, одним словом — хаос.

Изо всех сил я бегу к водопою, копыта с грохотом ударя- ются о землю, и в воздух поднимаются клубы пыли. Мне нужна вода, чтобы смыть позор, и хорошо, если она отравлена, чтобы смыть самого себя.

Если нас не уничтожает кто-то другой, мы делаем это сами, ибо существование не должно быть вечным, как и триумф: люди, которые горят ярче других, перегорают.

В оправдание могу сказать, что мой мир не треснул бы, если бы я сам не ударил по нему молотком. Но когда я это сделал, мне показалось, что этого мало, и я бил со всей силы, пока он не разлетелся на множество маленьких осколков. Я думал, что получится тысяча маленьких мирков, но на деле не стало одного большого, и я оказался опустошён. Да, да, именно так — я стал пустым изнутри — полым и, наверное, очень лёгким. Именно сейчас самое время сказать, что у птиц полые кости, — поэтому они мало весят и могут взле- теть. Но я не птица, и отсутствие души мне не поможет подняться в небо. Прямо в небо — придётся выбирать окольные пути, и самое обидное, что никому не заплатишь за лоббирование своих интересов.

К сожалению, нельзя даже попросить прощения, ведь кто простит того, кто сам себя простить не может? Поэтому, к сожалению, к моему большому сожалению...

«Осколки бытия», часть 2



Игорь Озерский

Отредактировано: 03.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться