Трилогия садизма. Одиночество. Деструктивность. Любовь

Тандем с вечностью. Пока смерть не обезобразила моё лицо

Влюбчивость — самый яркий показатель бессердечности.

Смерть обезобразила моё лицо. Наконец её тонкие когтистые лапы добрались и до моей жизни. Можете поверить мне на слово, это не самое приятное, что когда-либо случалось со мной.

Не могу говорить за всех, но скорее всего, как и многие, в душе я желал вечной жизни. По крайней мере, я точно не жаждал смерти, но могу вас заверить, я и не боялся её; отнюдь, я всячески противился такому страху и утверждал, что глупо и нелепо бояться естественного процесса. При всём при этом я хотел быть бессмертным.

По телу — от шеи до живота — тонкой струйкой разливалось тепло при мысли о том, как я смогу застать будущее человечества: смотреть, как одно поколение сменяется другим, как люди покоряют космические просторы, добиваются успехов в создании искусственного интеллекта, легализуют клонирование и тому подобное.

Но я желал вечной жизни, осознавая всю тяготу этой ноши, ведь помимо жизни всё остальное также становится для бессмертного вечным: одиночество, боль, сожаление, тоска, печаль... и другие чувства, которые так или иначе сопровождают человеческую жизнь.

Говорят, что не имеет значения, сколько ты прожил, главное — как ты это сделал. Это в корне неверно, так как в каждом возрасте человек живёт по-разному: с разными ценностями и с разными идеалами. Человеку известны периоды взросления: вначале идёт становление личности, затем воз- никают определённые ценности, они закрепляются в чело- веке до того момента, пока не происходит их переоценка, в каких-то моментах взгляды личности остаются неизменными, в иных становятся диаметрально противоположными. Мы знаем эти этапы, практически все через них проходили, каждый в своём возрасте, каждый в своё время. Таким образом, человек остаётся индивидуумом на протяжении всей своей жизни, но при этом его личность терпит изменения, приобретая совершенно разные обличия, превращаясь из кролика в волка, из волка в сову, из совы снова в кролика, а может, и в другой последовательности.

Мы можем вспомнить, какими были в возрасте от шести до двенадцати лет, от двенадцати до шестнадцати, от шестнадцати до двадцати и так далее. Мы помним свои идеалы, желания, порой и мысли. Мы знаем, как меняемся, и можем предположить, как изменимся дальше, но человек точно не знает и не может знать, какие изменения претерпела бы его личность в возрасте от ста до ста пятидесяти лет, от ста пятидесяти до двухсот, от двухсот до пятисот и так далее. Если бы тело человека не старело, то какого бы уровня достигло его сознание? Скорее всего, сознание человека также имеет свой срок годности, и оно не рассчитано на вечную жизнь, и, если бы тело перестало стареть, человек бы просто сошёл с ума. Даже в случае изобретения лекарства от смерти вряд ли мы встретили бы свой миллионный день рождения в трезвом уме и здравом рассудке.

Но я всё равно мечтал о бесконечной жизни, уповая на бессмертность как разума, так и души. Возможно, будь у ме- ня вечность, я бы развил слух и научился играть на фортепиано. Хорошо, что я не стал делать это, будучи смертным, — напрасно потраченное время.

И вот Смерть обезобразила моё лицо, и наконец её тонкие когтистые лапы добрались и до моей жизни. Теперь я могу быть откровенным, мне больше нечего и некого стесняться, даже если меня кто-то осудит, это будет уже не важно. Не зря же было так модно сознаваться в своих грехах перед смертью. Плюс ко всему о мёртвых не говорят плохо, так что, может, никто и не осудит вовсе.

Идея вечной жизни не единственная, что будоражила моё больное воображение и заставляла чувство наслаждения теплом разливаться по телу. Я ласкал эти мысли в своей голове и чувствовал, как они урчат, словно котята. Мы наслаждались вместе: я и мои фантазии. Как я уже говорил, у вечной жизни есть минус — всё остальное для бессмерт- ного также вечно. Если ты лишишься руки, ты будешь без руки постоянно, если ты не можешь смириться с потерей, ты не смиришься с ней никогда и если ты не можешь летать, то так никогда и не взлетишь.

Нет смысла жить без конца, если эта жизнь убогая. У каждого человека свои идеалы и свои цели, кто-то довольствуется хижиной и куском хлеба, а кому-то не хватает целого мира. Что уж говорить обо мне! Раз я жажду вечной жизни, вряд ли я смогу удовлетвориться хлебом и солью. Буду полностью откровенным: мне мало просто богатства. Всю свою жизнь я посвятил самоутверждению, для меня дей- ствительно важно, каким видят меня окружающие, мне важ- но, как я выгляжу в глазах других. Окружающие — это моё зеркало. Наш мир мне представляется в виде пирамиды, везде очень чётко прослеживается вертикаль власти. Что бы ни говорили о демократии, причём в любом государстве, и о том, что закон превыше всего, всегда и везде есть человек, который может сказать: сделайте то-то и то-то и это будет исполнено независимо от чего-либо, в том числе и от самого закона, на страже которого, по идее, стоит такой человек.

Так вот, я хотел бы быть таким человеком. Именно так, помимо вечной жизни, я мечтал о безграничной власти. И дело не в том, что я хотел власти ради власти, при этом я и не хотел власти ради денег. Я хотел творить, полагая, что имею чёткие представления о нравственности и порядочности. Но раз уж я говорю всё начистоту, то сейчас я уверен в том, что стремился к власти лишь из-за тщеславия, а также и из-за страха. Ведь если ты на вершине пищевой цепочки, ты можешь быть уверен, что тебя не съедят. Изначально я хотел безграничной власти для самоутверждения, затем она мне была необходима как способ выжить, в конце концов, она бы стала развлечением и в лучшем случае созиданием, в худшем — разрушением. Ведь если разум действи- тельно имеет срок годности, то вечная жизнь и безграничная власть — сочетание ужасное. В какой-то момент рассудок помутится и государь может возжелать страшное.

Но при этом я всё равно мечтал о безграничной власти. И я шёл к этой цели, поверьте, я не сидел сложа руки. Но Смерть обезобразила моё лицо, её тонкие когтистые лапы добрались и до моей жизни...



Игорь Озерский

Отредактировано: 03.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться